Новости

В Подмосковье открыли памятник Зое Космодемьянской
В подмосковной Рузе открыли памятник героине Великой Отечественной войны Зое Космодемьянской.

На открытии памятника партизанке работы Зураба Церетели присутствовали исполняющий обязанности губернатора Московской области Андрей Воробьев и министр культуры РФ Владимир Мединский.

Записная книжка Зои Космодемьянской заканчивалась словами Гамлета: "Прощай, прощай и помни обо мне!". Они были записаны в октябре 1941-го. Перед ними стояли слова Салтыкова- Щедрина -"…Люблю Россию до боли сердечной". Большие выписки из "Фауста" - "Рвусь в боевой пожар,/Рвусь я к борьбе". И - не цитата, собственные впечатления - запись о том, кто посылал ее в "пожар" -  " Секретарь Московского комитета - скромный, простой. Говорит кратко, но ясно. Его тел. К 0-27-00, доб. 1-14".

Она была девочкой из хорошей семьи (ее любимый дядя Сережа, брат матери, учился в Брюсовском институте) и, судя по ее идеалам и верности им, похоже, на голову выше сверстников.

"Она у вас великолепно читает Гете", - восхитился Аркадий Гайдар, с которым Зоя за год до своей гибели встретилась и подружилась в подмосковном санатории - мать всегда их заставала в парке вместе. Он погиб чуть раньше, когда она вписывала в дневник строчки из "Гамлета" и "Фауста".

Образ Зои - ее человеческая красота, необычность, сложность, вырастающая интеллигентность придавлен и сплющен то ли иссушающей идеологической нагрузкой, то ли нашим невниманием.

Ну а в последние два десятилетия на него свалилась "ревизия" с позиций безжалостного  прагматизма времени: не был ли ущерб немцам в Петрищеве слишком мал, а героические усилия Зои бесполезны? Не были ли они безрассудны: ведь жители сожженных ею домов не знали куда деваться? И не была ли она при жизни просто психбольной ( с Гайдаром-то встретилась в санатории нервных болезней!), а после смерти - лишь козырем сталинской пропаганды, пронзительным призывом к мщению.

И в этом - снова примеси идеологических нагрузок, только с обратным знаком, и снова невнимание к человеку.

Зоя прославилась не случайно. Хотя журналист Петр Лидов случайно услышал рассказ пожилого крестьянина из села Петрищева, как немцы казнили Зою: "Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…".

На площади стояла куча народа. И лучшее, на что был способен каждый из них - заплакать, отвернуться, жалея себя, попытаться дать ей попить воды в избе перед казнью, одернуть обозленных на нее жительниц сожженных изб, потихоньку покинуть страшное зрелище. А она, ведомая на виселицу, не просила о пощаде, не плакала, не сникала, а грозила. Воевала.

Одна из знавших Зою и партизанивших с ней девушек, впоследствии известный известинский  журналист Евгения Николаевна Манучарова, рассказывала мне, что смысл их рейдов был не в сожженных домах и не во взорванных мостах, не в отмороженных от лежания на снегу ногах, а в том, что отступавшие мужчины-солдаты шли на Восток, а они на Запад. И мужчины - воины - их видели.

И старый крестьянин из Петрищево тоже  ясно увидел, что всех сносило в одну сторону - не прогневать оккупантов, сохранить себя и свое - а она гребла совсем в другую.  И он-то в отличие от борзых ревизионеров нашего времени понимал поразительность ее сопротивления.

И Петр Лидов, выслушав его рассказ, в ту же ночь ушел в Петрищево. Хотя вообще-то мог, пожав плечами и приняв фронтовые 100 грамм, лечь спать. Но он пошел  - не за сенсацией, не за желанием сотворить миф, а, видимо,  от невозможности дать услышанному  забыться. И очерки его полны множеством деталей и дышат достоверностью. Большей достоверностью дышат только документы - свидетельства жителей - 200 ударов, синие от побоев ноги, немецкий офицерик, выскочивший в другую комнату и закрывший лицо руками - от ужаса.

"Какая любвеобильность и гуманность в "Детях солнца" Горького!" - процитированная еще Петром Лидовым карандашная запись в ее дневнике удивляет близостью лексики к нашим временам и идеалам. Как и добавленная матерью другая ее запись "...Что такое - правда? Человек - вот правда!"

Больше 70 лет нет Зои, а  с нас не снята обязанность подтверждения этих последних слов.

Прямая речь

Леонид Млечин, автор книги об Александре Шелепине, где целая глава посвящена Зое Космодемьянской:

- Секретарь комитета по военно-физкультурной работе московского горкома Александр Шелепин, будущий член Политбюро, один из виднейших деятелей партии, провел с Зоей собеседование, и она была зачислена рядовой в состав разведывательно-диверсионной воинской части. Её основу составили добровольцы из комсомольских организаций Москвы и Подмосковья, а командный состав набран из слушателей Военной академии имени Фрунзе.

Шелепин не ошибся в том смысле, что в этой девушке было что-то совершенно невероятное. В Зое было что-то от Жанны Д Арк, она безусловно готова была умереть за свои идеи, за родину. И поэтому достойна и памятника, и восхищения. А вот люди, которые отправляли таких, как Зоя, 18-летних детей без достаточной подготовки на подобные задания, восхищения, конечно, не заслуживают. Дело в том, что 17 ноября 1941 года появился секретный приказ №0428 Ставки Верховного Главнокомандования, в котором ставилась задача "выгнать немецко-фашистских захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом". Для этого готовились группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами. Сталинский приказ многие партизаны сурово критиковали, потому что он поссорил их с местным населением: крестьянам с семьями негде было жить, они оказывались в поле на морозе.

Сергей Шаргунов, писатель:

- Я формировался в то время, когда совершенное Зоей Космодемьянской пытались повернуть в обратную сторону. И до сих пор можно услышать разговоры, что это  будто бы была не она. Или что местные жители были не довольны ее действиями и т.п. И общий вектор таких разговор в какой-то момент стал бить по исторической памяти.

На мой взгляд самое главное что было в Зое - это ее юный, пламенный порыв не отдавать врагу-захватчику нашу землю.

Вся ее история, и эти фотографии в газете "Правда" повешенной девушки с обнаженной грудью, были крайне важны для сознания всей страны, всех граждан. Потому что это история юного человека, прекрасной девушки из очень хорошей семьи, москвички, которая ценой своей жизни показала противнику, что сопротивление будет продолжаться, а земля будет гореть у врага под ногами.

Многие сегодня осуждают приказ, обязавший юных партизан вредить противнику, ведь он отражался на положении местного населения. Но на самом деле и Зоя, и молодогвардейцы сделали главное, без чего не было бы победы. Показали противнику, что война идет за его спиной, и в самом неожиданном месте может вспыхнуть пожар сопротивления. И формально захваченная русская земля им не принадлежит. Зоя была юным духом русской земли, являющаяся как безжалостная мстительница среди захваченных территорий и огнем доказавающая: вы не победили.

Игумен Петр Еремеев, ректор Российского православного университета:

- У подвига Зои Космодемьянской и других героев этой великой войны - ярко выраженное евангельское дыхание. Они словно иллюстрируют слова Христа о том, что высший подвиг любви - отдать свою жизнь за других людей. Положить душу свою за друзей своих. Такие подвиги спасали наш народ в самые тяжелые моменты истории.

Подготовила Елена Новоселова.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке