Новости

03.09.2013 00:30
Рубрика: В мире

Забыть де Голля

Видный французский политический деятель Ролан Дюма рассуждает об истоках сирийского кризиса
Спустя десятилетия историки будут скрупулезно анализировать нынешний кризис вокруг Сирии, то, как себя вела та или иная держава.

Но для сирийцев происходящее сейчас навсегда останется большой трагедией. С этих слов начал беседу Ролан Дюма, который в этом году провел август не в своем доме под Бордо, как обычно, а в Париже. Ближайший соратник и единомышленник Франсуа Миттерана, бывший министр иностранных дел и председатель Конституционного совета Франции, он принял корреспондента "РГ" в рабочем кабинете на острове Сен-Луи, что на Сене метрах в двухстах от Нотр-Дама.

- США, а также Франция, выступающая в роли чуть ли не главного союзника американцев в сирийской кампании, встают на тропу войны. В чем вы видите корни такого альянса?

Ролан Дюма: Действительно, запах пороха ощутим как никогда раньше, а грохот сапог не слышит только глухой. Американский флот занял позиции в восточном Средиземноморье, туда же подтягиваются французские ВМС. Только что я разговаривал по телефону с моим другом и бывшим министром иностранных дел Германии Гансом-Дитрихом Геншером. "Все это крайне опасно", сказал он, и я полностью с ним согласен. Что бы ни говорили в Вашингтоне и Париже об "ограниченной акции", чтобы "лишь наказать" Дамаск за химическую атаку, ее очевидная цель - сбить с ног Башара Асада. Но не только. Это попытка, попомните мое слово, изменить соотношение сил в регионе.

- Чем вы объясняете решимость США прибегнуть к силовым методам?

Ролан Дюма: Мне кажется, речь идет о некоем давно разработанном плане. В нем главную роль на себя взяли США. В массовке - их союзники. Англичане в первую очередь. Правда, из-за позиции британского парламента Лондон оказался не у дел. Однако, увы, его заменил Париж.

Знаете, о планах "трансформировать" Ближний Восток, в мою бытность министром иностранных дел, а это значит лет 20 с лишним тому назад, в частной беседе мне поведал тогдашний израильский премьер-министр Ицхак Шамир. Ко мне хорошо относился, скорее всего, потому, что я был участником движения Сопротивление в годы оккупации Франции нацистами. Так вот, Шамир тогда объяснил, чего можно ожидать в том регионе в ближайшие десятилетия. По его словам, Израиль постарается установить нормальные отношения со всеми соседями, которые к этому готовы. С Египтом к тому моменту это уже произошло. С Иорданией также. Когда я спросил о том, какая участь ждет прочих недружелюбно настроенных соседей, он ответил: такие режимы теми или иными методами один за другим будут выводить из игры. Происходящее - яркое тому подтверждение. Сначала был "нейтрализован" Ирак, затем Ливия, теперь на очереди Сирия. А завтра, может быть, Иран. Если смотреть на вещи шире, то на наших глазах формируется западный блок, который намеревается управлять мировыми делами и впредь. У меня же вызывает горечь то, что Франция, которая раньше придерживалась независимого курса в традициях де Голля, примкнула к блоку.

- Генерал, наверное, перевернулся бы в гробу...

Ролан Дюма: Ему вряд ли пришелся бы по вкусу такой поворот в политике. Вслед за де Голлем Помпиду, Жискар д Эстен, Миттеран, а также Ширак придерживались "генеральской" линии. Достаточно вспомнить отказ Жака Ширака участвовать в интервенции Ирака в 2003 году. Можно ли сегодня говорить о независимой международной политике? По-моему, нет. Ее принципы и стратегия формируется англосаксами.

- И все-таки почему столь разительная перемена? Особенно если учесть, что социалисты, как мне представляется, всегда вполне трезво оценивали США и их внешнюю политику.

Ролан Дюма: Соцпартия не однородна. В ней разные течения. Есть правоцентристское, к которому причисляют Франсуа Олланд, а также то, которое условно можно назвать "левым". К этому течению, а оно, к сожалению, было в меньшинстве, относились Франсуа Миттеран и я. Нам были близки взгляды генерала на то, как вести себя в международных делах.

- Как вы относитесь к тому, что бомбы и ракеты становятся главным аргументом, а международное право считают ненужной безделушкой?

Ролан Дюма: Это недопустимо. Как недопустимы действия в обход Совета Безопасности ООН. Что в результате происходит? Девальвация структуры, благодаря которой мир в целом сохранялся на земле с средины прошлого века. Постепенно дело ведут к тому, чтобы инстанция, где державы могли принимать важные, порой компромиссные решения, потеряла престиж и смысл для существования. Повторяю, этого нельзя допустить, иначе любая страна будет себя считать вправе делать все, что захочет. Нетрудно представить, чем это грозит человечеству.

- Неужели в Вашингтоне, других столицах об этом не догадываются? Ведь так легко скатиться к третьей мировой...

Ролан Дюма: Не уверен, что не догадываются. На днях я обратил внимание на одно высказывание нашего президента. Ее смысл заключается в том, что Франция будет действовать в соответствии с соглашениями, заключенными с союзниками. Это значит, что нет общих правил. В этих условиях главным аргументом становится сила.

- Какова роль Евросоюза во всей этой истории? Почему не слышен его голос?

Ролан Дюма: А существует ли объединенная Европа как игрок на международной арене? Большие сомнения. Каждая страна реагирует по отдельности. Большинство, в том числе немцы и итальянцы, не желает вмешиваться в сирийскую авантюру. Потом не будем забывать об англичанах, которые на уровне ЕС заблокируют любой демарш, который был бы направлен против американцев.

- Господин Дюма, что бы вы предприняли в нынешней ситуации, если бы оказались опять во главе французского МИДа?

Ролан Дюма: Немедленно отправился бы в Москву с тем, чтобы договориться о проведении в сжатые сроки международной конференции по Сирии "Женева-2". Мне предельно ясно: военного решения у нынешнего кризиса нет, только политическое.

В мире Ближний Восток Сирия В мире Европа Франция Ситуация в Сирии