Новости

Анатолий Аксаков: Коллекторам запретят звонить должникам по ночам
Уже осенью ставки по кредитам для граждан и предпринимателей пойдут вниз, и это будет не временное явление, а долгосрочная политика. В течение года ставки упадут примерно на полпроцента, а через пять лет стоимость большинства кредитов выше 10 процентов годовых будет восприниматься как исключение. Сейчас средняя ставка по кредитам гражданам на срок свыше года - более 19 процентов.

Об этом, а также о том, как урезонят излишне ретивых профессиональных сборщиков долгов, кому разрешат объявлять себя банкротом и многом другом в интервью "Российской газете" рассказал президент Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков.

Одна из самых "горячих" тем, судя по отзывам читателей, - деятельность коллекторских агентств. Как же все-таки будут защищены от недобросовестных коллекторов люди?

Анатолий Аксаков: К проекту закона о коллекторских агентствах Госдума вернется осенью.

В нем планируется установить для коллекторов ряд запретов. Коллекторам нельзя будет звонить гражданам в неурочное время, а можно только с 8 утра до 8 вечера и ограниченное число раз. Планируется убрать военизированные формы, запретить оказывать давление на родственников, прямо прописать меры психологического воздействия, чтобы их исключить.

Стоимость кредитов для граждан может снизиться больше чем вдвое

"Психологическое давление" - понятие абстрактное, но хотя бы у гражданина появится возможность пожаловаться, что на него кричали и всячески запугивали.

Количество и способы контактов коллекторов и заемщиков также предлагается ограничивать.

Кроме того, будет вестись реестр коллекторских агентств. Для них, скорее всего, введут требования по капиталу - например, минимум 1 миллион рублей. То есть не любая организация, которая сама себя назвала коллектором, сможет стать таковой.

Вы говорили, что проект закона о коллекторах надо принимать в паре с законопроектом о потребкредитовании. Что там нового?

Анатолий Аксаков: Скорее всего, пропишем нормы о микрофинансовых организациях - все, что касается невозвратов кредитов и паспорта потребительского кредита. Для них могут быть введены те же требования, что и для банков, в том числе - указывать все существенные условия договора на его первых двух страницах. Тогда у заемщика сразу появится максимум информации, которую он должен учитывать при получении кредита. Многие, увидев цифру, которую должны заплатить, и, прикинув свои доходы, более ответственно будут подходить к получению такого кредита.

Какие вопросы осталось решить в проекте закона о банкротстве физлиц?

Анатолий Аксаков: Пока непонятна планка долга гражданина, с которой будет начинаться процесс банкротства. Есть предложение поднять ее со 100 до 500 тысяч рублей. Но эту цифру еще, конечно, надо обсуждать.

Я считаю, что надо устанавливать ограничения для тех, кто становится банкротом: нужна процедура доказательства того, что гражданин действительно неплатежеспособен. Если у заемщика, например, есть деньги ездить на отдых за рубеж, но нет денег на оплату кредита, это вызывает вопросы. Нельзя допускать, чтобы закон о банкротстве физлиц порождал у граждан впечатления закона о всепрощении. У наших соседей по СНГ принятие такого решения сразу спровоцировало невозврат кредитов. Нам надо этого избежать.

Не исключено, что будет введен показатель по ограничению полной стоимости кредита. Это ведь фактически запрет на ростовщическую ставку, который вы уже предлагали год назад...

Анатолий Аксаков: Я законопроект из Госдумы не отзывал. В нем ростовщической предлагалось считать ставку вдвое выше, чем средняя по рынку. Даже в западных странах применяют подобные подходы и не боятся

А мы чего боимся?

Анатолий Аксаков: Считается, что это административное регулирование рынка, оно может создать неконкурентные перекосы. Банки, понятно, по этому поводу беспокоятся. Но я думаю, можно начать с щадящей планки, которая сможет регулировать рынок достаточно мягко.

Сначала пойти по итальянской модели, когда банк обязан информировать заемщика, что средняя ставка по кредиту на рынке, например, 10 процентов, а мы даем под 30 процентов. И клиент на основе этой информации должен принимать решение. Правда, у этой схемы есть недостаток: трудно проконтролировать, информировали заемщика, или нет.

Какие еще меры помогут сбить ставки?

Анатолий Аксаков: Необходимо, во-первых, развивать конкуренцию на самом рынке кредитования. А для этого - расширить возможности доступа к рефинансированию со стороны малых и средних банков.

При этом доступ к ресурсам у банка любого размера должен зависеть от качества его работы. Малый банк - не синоним "плохого" банка. Если все банки будут иметь равный доступ к рефинансированию, у них будет больше возможностей работать с малым бизнесом, с населением, конкурировать между собой.

Цифра: 15,8 триллиона рублей хранят граждане на депозитах в банках

Есть идея - создать кооперацию региональных кредитных организаций. Ее суть заключается в том, чтобы банки выступили участниками объединяющего кредитного института, который на основе аутсорсинга будет осуществлять многие виды работ для своих банков-учредителей, а также предлагать им различные финансовые продукты для работы с клиентами, помогать привлечением ресурсов. На мой взгляд, такая кооперация банков, с одной стороны, позволит снизить издержки, например, расходы на IT и финансовые инновации, а с другой, расширить доступ к рефинансированию в разных формах и из различных источников. А в-третьих, использовать все те плюсы, которые есть у региональных банков. Все это приведет к снижению процентов по кредитам.

А как насчет ставки рефинансирования?

Анатолий Аксаков: И она, и другие ставки по операциям ЦБ, которые сказываются на стоимости привлекаемых ресурсов, будут снижаться. Скорее всего, решение об этом не за горами. Надеюсь, что в сентябре оно будет принято. И тогда станет сигналом для снижения процентов по кредитам.

Есть еще один момент. У ЦБ появилось право ограничивать рост процентов по вкладам, если они видят, что по ним предлагаются нерыночные ставки. Значит, вклады будут дешевле. Вкладчикам это может и не понравиться, но с точки зрения рыночной ситуации это выгодно - кредиты станут дешевле. Следующая мера - снизить банковские издержки. Надеюсь, результат этих шагов начнет сказываться совсем скоро, уже осенью.

Но если кредиты подешевеют, их начнут брать еще больше.

Анатолий Аксаков: Ситуация на рынке потребкредитования развивается не то чтобы по драматическому сценарию, но все-таки проблемы с возвращаемостью долгов есть: доля невозвратов увеличилась в два раза по сравнению с прошлым годом. Прибавилось количество людей, которые получили до пяти кредитов в одни руки. Невозвраты растут, темпы роста потребкредитования повысились на 40 процентов в год, а номинальные доходы населения - только на 12 процентов. Это перекос - за счет чего люди будут возвращать долги?

Стоит прописать в законодательстве нормы по соотношению зарплат и величины кредита? Не давать больших займов людям, которые мало зарабатывают?

Анатолий Аксаков: Теоретически это звучит разумно. Логичным был бы порог в 50 процентов, чтобы отчисления по погашению кредитов не превышали такую долю от дохода человека. Но в наших условиях реализовать подобную идею не так-то просто. Ни для кого не секрет, что доходы людей не всегда на 100 процентов официальны. И поэтому прописывать такую норму в законах, видимо, не надо, разве что оформить ее как рекомендацию Центробанка, которая в будущем простимулирует выдачу белых зарплат. То есть если хочешь получать кредит - получай белую зарплату. Правда, к сожалению, от самого работника наличие у него белой зарплаты тоже далеко не всегда зависит.

Еще один из вариантов - запрос банка в Пенсионный фонд: соответствуют ли данные о доходах клиента отчислениям. Некоторые банки это делают в экспериментальном плане. Если идея заработает нормально, будет легче. Банки смогут устанавливать предел кредита, который могут выдать человеку.

Последние новости