Новости

03.09.2013 00:40
Рубрика: Экономика

В защиту ластоногих

Исполнился год со дня вступления России в ВТО. К сожалению, российские юристы не были вовлечены в процесс переговоров Россия-ВТО. Некоторые считают, что это больше экономический вопрос: пошлины, квоты... На самом деле право ВТО - неотъемлемая часть международного публичного права. Оно касается каждого российского экспортера.

Анаит Смбатян, член Российской ассоциации международного права

Чем уникальна система разрешения споров в ВТО? Во-первых, любое государство, вне зависимости от того, нарушены впрямую его интересы или нет, может подать жалобу в третейскую группу Органа по разрешению споров ВТО (ОРС ВТО). Так, в 1997 году рассматривался спор о режиме импорта бананов между Мексикой, США и Евросоюзом. Европейцы считали, что раз американцы за последние 30 лет не поставили ни одного банана в ЕС, значит, они не могут выдвигать какие-то претензии. Однако судьи эту логику не восприняли, сказав, что механизм разрешения споров нацелен на обеспечение баланса прав и обязательств всех членов ВТО.

Во-вторых, в ВТО считается, что любое нарушение ведет к аннулированию либо сокращению преимуществ и является основанием для жалобы. Не имеет значения, наступили экономические последствия для истца или нет. Например, в 1987 году рассматривался спор между Венесуэлой, Мексикой и США. В Штатах для наполнения фонда по борьбе с загрязнениями воздуха ввели дополнительные ставки налога на импортный бензин - 11,7 цента за баррель, тогда как ставка на местное топливо была 8,2 цента. Ответчик не отрицал, что мера нарушает национальный режим, но утверждал, что разница настолько ничтожна, что не может влиять на условия конкуренции. Судьи этот аргумент отвергли, поскольку с 1948 года в практике споров не было ни одного случая, когда ответчик сумел доказать, что нарушение обязательств с его стороны не приводит к аннулированию либо сокращению преимуществ для истца.

Третий момент, на который следует обратить внимание, - понятие меры. В праве ВТО у нее достаточно широкое толкование. Вот только несколько примеров из практики.

В 1996 году рассматривался спор между ЕС и США. Европейцы пытались опротестовать норму американского закона 1916 года, которая предусматривала уголовную ответственность для руководителей компаний, поставляющих продукцию по демпинговым ценам. Антидемпинговый кодекс ВТО не предусматривает уголовной ответственности - мерой противодействия являются только антидемпинговые пошлины. Американцы считали, что оснований для корректировки закона нет, поскольку норма существует лишь на бумаге: с 1916 года она ни разу не применялась. Однако третейская группа сказала: даже если мера не применяется сегодня, она может быть применена завтра. Сама возможность привлечения к уголовной ответственности уже вносит неопределенность в конкурентные условия. А значит, наступает аннулирование преимуществ.

Также мерой могут признаваться действия частных лиц, приписанные государству. Либо действия государства рекомендательного характера. На таких вещах дважды "погорела" Япония. В частности, в 1996 году там была создана система распределения, фактически вытеснявшая импортную фотопленку из супермаркетов. Товара либо вообще не было на полках, либо он лежал так, что не попадался покупателям на глаза. Японцы ссылались на то, что меры введены владельцами магазинов, а не государством. Однако третейская группа посчитала, что чиновники не могли не знать о сложившемся порядке, ведь он распространялся на всю страну.

В 1988 году та же Япония заключила соглашение с США и обязалась не поставлять на американский рынок полупроводники по цене ниже себестоимости. Чтобы бизнес выполнил это условие, японские чиновники ввели ежеквартальный мониторинг экспорта (компании отчитывались о себестоимости продукции и ценах реализации), а также настойчиво рекомендовали придерживаться прогнозов спроса и потребления, которые ежемесячно публиковали аффилированные аналитики. Когда европейцы узнали об этом, они подали жалобу. В суде было доказано, что между японскими чиновниками и компаниями исторически настолько тесные связи, что рекомендации воспринимаются как руководство к действию.

В целом значимость решений третейской группы ВТО выходит далеко за пределы урегулирования конкретных споров. Де-факто они рассматриваются как источник права ВТО, а само право ВТО - как прецедентное. Каждый вывод ОРС обоснован предыдущей практикой, причем количество ссылок может быть просто фантастическим - до 136 в одном решении. Более того, третейская группа и орган по апелляции прибегают к правотворчеству. Это очень многие отрицают, но практически в каждом втором решении мы видим элементы новизны. Это можно объяснить усложнением споров. Многие вопросы, которые ставят стороны, правом ВТО не урегулированы, так что разрешить их без правотворчества нереально.

Так, в октябре вынесут вердикт по делу о запрете импорта продукции из тюленей. Истцами по нему выступают Норвегия и Канада, ответчиком - ЕС. Запрет был введен в 2009 году на основании того, что при вылове и свежевании животных используются жестокие методы, причиняющие им чрезмерные страдания. Впервые основанием для жалобы стали не характеристики товара и не способ производства, а морально-этические представления. Нельзя исключать, что судьи признают запрет обоснованным. Тогда станет понятно, в каком направлении предстоит развиваться праву ВТО в ближайшие годы.

Уже сегодня ясно, что такие меры регулирования, как пошлины и квоты, больше не оказывают заметного влияния на конкуренцию. Поэтому члены ВТО прибегают все к более изощренным видам ограничения торговли. К примеру, почти 10 лет обсуждается, нужно ли вводить в систему права ВТО социальную оговорку. То есть ограничить экспорт продукции, при производстве которой допускаются нарушения конвенций МОТ. Подобные меры направлены в первую очередь против развивающихся стран, у которых более низкие трудовые и экологические стандарты.

И тут впору задуматься: а какова должна быть правовая позиция России по этому вопросу? Очень важно, чтобы наши юристы-международники активно участвовали в консультациях по вопросам ВТО при минэкономразвития, писали статьи на английском языке, чтобы Россия в качестве третьего лица не просто присутствовала на процессах, но и выражала свое мнение. Все мы понимаем: можно быть членом ВТО и при этом не оказывать влияния на развитие права. При таком подходе уровень конкурентоспособности наших компаний на мировом рынке будет существенно ниже.

Экономика Макроэкономика Россия и ВТО