Новости

04.09.2013 12:12
Рубрика: Культура

Вахтанговцы показали в Ульяновске "Дядю Ваню"

Текст: Виктория Чернышева (Ульяновск)
Международный культурный форум в Ульяновске стартовал с показа спектаклей, лауреатов Российской национальной театральной премии "Золотая маска". Первой постановкой, которую увидели зрители, стал знаменитый "Дядя Ваня" театра им. Евгения Вахтангова. Переполненный зал ульяновской Драмы рукоплескал актерам - Сергею Маковецкому, Людмиле Максаковой, Владимиру Симонову, Владимиру Вдовиченкову, режиссеру Римасу Туминасу, которые на следующий день встретились с журналистами.

О спектакле и усталости

Сергей Маковецкий: Я получил от спектакля удовольствие. Каждый раз, когда приезжаем в новый город (а мы впервые в Ульяновске, мне очень понравились волжские просторы, набережная чудесная), мы немного волнуемся. Особенно, когда перед спектаклем говорят: вы пришли на уникальную, самую лучшую постановку, с выдающимися мастерами. Всегда думаешь - как бы это не оказалось рекламой товара, который никому не нужен. Но я почувствовал, что зрительный зал нас принимал. Мне показалось, что зрители были вдохновлены, ну а я - тем более.

Римас Туминас: Я не верю, что актер после хорошего спектакля может устать. Он должен во время него отдыхать! Если найден хороший ключ, художественный подход, если все открыто и честно, невозможно устать. Когда же что-то придумываешь, натягиваешь, организм сопротивляется. В плохих спектаклях актеры устают. Так что если Маковецкий приходит домой, и жена его спрашивает: "Уже 12-й час, что ты такой веселый? Не было "Дяди Вани?", он отвечает: "Почему? Был, я отдохнул". Спектакль должен приносить радость каждому - и зрителю, и актеру.

О ролях

Сергей Маковецкий: Раньше я говорил, что да, конечно роли меня меняют. Но потом понял, что если роль - единственная в жизни, то она может изменить до неузнаваемости. А если их много… Согласитесь, если бы человек менялся постоянно, он бы превратился в денежную купюру непонятно какого достоинства. В процессе, когда я снимался в картинах "Поп", "12", эти темы меня будоражили. Ты был другим, по-другому относился к тому, что на тебе надето. В фильме "Поп", например, у меня было облачение из запасников музея Сергиева Посада, наперсный крест 1837 года. В таком виде ты по-другому себя ощущаешь. Но рано или поздно занавес закрывается. Ты снимаешь костюм, переодеваешься и выходишь в жизнь. Если бы я ходил все время с благостью попа или какого-то другого персонажа, как бы со мной общались люди? Так что когда меня спрашивают: "Вы такой же, как ваши герои?", я отвечаю - нет, конечно, я другой.

Если бы человека меняли роли, спектакли, фильмы, выставки, то он бы уже жил бы на небе. Но если хотя бы два - три человека после нашего спектакля задумается, попытается что-то в себе изменить, значит, мы не зря получаем зарплату и едим свой хлеб.

О театре, кино и мультфильмах

Людмила Максакова: Я свои картины никогда не смотрю - мне они не нравится, не хочу портить себе настроение. В кино уже ничего нельзя изменить, в отличие от театра, где ты можешь поправить что-то на следующем спектакле. Там все зависит от режиссера, от того, как он это видит. И даже если актер не согласен, он не может ничего поменять, он раб обстоятельств.

А вот мультфильм, который я озвучивала ("Университет монстров" студии Дисней - прим. авт.) я смотрела. Но я любовалась Хелен Миррен, которая "играла" моего персонажа. Она замечательная, потрясающая актриса; все, что она делает талантливо. Так что я смотрела на нее. На самом деле, все актеры мечтают озвучить мультфильмы, если они хорошие. Табаков стал знаменит через Матроскина, Папанов - через Волка, Леонов - через Винни Пуха. Дети смотрят их по много раз. Это народные герои, любимцы. Что сделано в мультике, ничем не перебьешь.

Владимир Вдовиченков: Мне так и не удалось уйти от шлейфа героев "Бригады" и "Бумера". Зритель пока не хочет проститься с ними, и, увы, не так часто ходит в театр. Раньше я говорил, что эти роли не будет мне мешать, и я ошибался.

Но играть в театре мне это не мешает. Наоборот, когда преподносишь сюрприз зрителям, показываешь себя совершенно иным, это приятно.

Театр меняет тебя сильно. Сегодня не так много кинопредложений, которые были бы мне интересны, могли бы стать значимыми. То ли кино нет, то ли в кино меня не так принимают. Во время киносъемок нет отдачи: ты как будто работаешь в запас, в черную дыру. Это как безответная любовь. Да, потом, когда выйдет фильм, ты получишь удовольствие. Но пока это аванс. В кино тяжелее физически и эмоционально. Театр же - комфортная площадка, где некомфортно бывает совершенно от других вещей.

О таланте

Сергей Маковецкий: Я много раз видел, как актер старается, рвет на себе волосы, а дальше кафедры это не улетает. А другой стоит на сцене, забывши слова, держит паузу, и в ней происходит больше, чем в словах. Магию творчества пытались расшифровать умные академики, но бросили это занятие. Невозможно объяснить, что происходит в это время со зрительным залом. А актерская, как говорят, "жертва" возвращается сторицей. Чем сложнее спектакль, тем лучше ты себя чувствуешь.

О политике

Владимир Вдовиченков: Я хотел бы предложить всем артистам подписать меморандум не участвовать в политической агитации. Артист, в силу профессии, любви зрителей, обаяния, обладает большим влиянием, нежели обычный человек. Но артистом легко манипулировать, ему, как и всем другим, свойственно ошибаться. Так что было бы правильно принять меморандум о бездействии. Если ты участвуешь в политике - значит, тебя или запугали, или купили. Я сам не аполитичен, у меня есть своя точка зрения. Но мы должны заниматься другим.

О планах

Римас Туминас: После гастролей в Лондоне с "Дядей Ваней" мне поступило хорошее предложение, я обещал за лето сделать план, но пока не сделал.. Боюсь, отодвигаю. Раньше очень любил начинать спектакли, а сейчас люблю их заканчивать.

Мне присылают много современных пьес, в кабинете скопилась их целая кипа. Когда спрашивают: "Почему вы их держите?", отвечаю: "Они сырые, я их сушу". В них нет взгляда в небо, пишется то, что видится под ногами, либо много про Рублевку. Но подождите еще 20-30 лет, оттуда повалится светская литература - там такие романы, драмы развиваются…  Сейчас же, как и раньше, я склоняюсь к классике, думаю о Булгакове, Чехове - "Три сестры".

Справка "РГ"

Театральный фестиваль - первое мероприятие в рамках масштабного Международного культурного форума, который будет идти в течение всего сентября. До 10 сентября зрители увидят пять спектаклей, в разные годы ставшие обладателями "Золотой маски". Это постановки "Дядя Ваня" Театра имени Евг. Вахтангова и "Волки и овцы" театра "Мастерская П.Н. Фоменко"; спектакли "Мирлифлор" Танцевальной компании "ДиалогДанс", "Медведь" Театра кукол из Костромы, а также "Каштанка" Екатеринбургского театра юного зрителя.

Культура Театр Драматический театр