20idei_media20
    18.09.2013 23:20
    Рубрика:

    "Российская газета" помогла пенсионерке переехать из аварийного барака

    "Российская газета" помогла пенсионерке переехать
    85-летняя Анна Максимова - труженик тыла, ветеран труда и инвалид по онкологическому заболеванию - переехала из аварийного барака, где прожила почти 40 лет, в благоустроенную квартиру. "Спасибо "Российской газете" за помощь", - говорит Анна Максимова.

    Помощи от государства она дожидалась с прошлого века - встала на льготный учет нуждающихся в улучшении жилищных условий еще в 1995 году. В 2006-м деревянный их барак был признан аварийным. Но это ничего не изменило: в городской программе расселения ветхого жилья дом не значится, когда его снесут - неизвестно. В крохотной квартирке на 2-м этаже этого плесневелого барака, где то и дело замыкает электропроводку, мы и навещали Анну Антоновну прошлым летом. Никаких надежд на переезд у нее тогда не было.

    "Максимову А.А. не планируется обеспечить жильем в 2012 году", - было сказано в ответе министерства строительства и ЖКХ Новосибирской области. В льготной очереди она к тому времени стояла 17 лет и значилась под номером 39.

    Кстати, в 2011 году Максимову из этой очереди вычеркнули. Администрация Советского района Новосибирска "вдруг" обнаружила, что инвалид не имеет права на господдержку. Оказалось, у нее прямо-таки гигантская жилплощадь - целых 17 кв. метров, а не 15,7, как ошибочно указано в акте проверки ее жилищных условий. 17 - это на двоих с внуком. Стало быть, посчитали чиновники, на каждого члена семьи приходится больше 8 "квадратов", и государство уже не должно обеспечивать ветерана жильем.

    Возвращать инвалида в льготный список пришлось через суд, разбирательство длилось несколько месяцев, хотя, как говорит адвокат Татьяна Чудакова, для такого пожилого человека вообще-то важен каждый день. Вернули, пройдя в споре с администрацией две судебные инстанции: дело в том, что Анна Антоновна страдает таким заболеванием, которое дает ей право получить от государства дополнительную жилплощадь, и расчеты чиновников суд признал неверными - "лишних" 1,5 "квадрата" не влияют на ситуацию.

    А потом произошло чудо. В сентябре 2012-го вышла публикация в "РГ" "Застряла в бараке". Статьей заинтересовались в аппарате полпреда президента в Сибирском федеральном округе. "Любовь Бурда, замполпреда, и раньше занималась нашим вопросом, - говорит дочь ветерана Нина Шукалкина. - Мы очень благодарны ей за помощь". Так или иначе, но после выхода статьи планы чиновников резко поменялись - как утверждает Шукалкина, не обошлось без участия полпреда президента Виктора Толоконского. Уже в декабре Анна Антоновна получила субсидию на жилье, и не только 636 тыс. рублей из федерального бюджета, но и 530 тыс. из областной казны - именно региональный бюджет выделяет средства на дополнительную жилплощадь тем, кто страдает определенными заболеваниями.

    Эта сумма - 1 122 000 рублей - позволила 85-летней женщине наконец-то переехать из барака в теплую квартиру в Академгородке. "Если бы не "Российская газета", мы могли и не дождаться", - говорят они с дочерью.

    Счастливое завершение этой истории - конечно, прекрасно. Но надо отдавать себе отчет, что это классический пример "ручного управления": конкретную проблему (не без участия газеты) решили на самом верху, и это единичный случай. Сказочное везение, а не система. В официальном ответе на наш запрос мэрия Новосибирска утверждает, что субвенция А. Максимовой предоставлена "во исполнение решения суда". Позволим себе в этом усомниться: суд Советского района Новосибирска лишь обязал районную администрацию восстановить инвалида в очереди, а не обеспечить жильем. По данным мэрии, сегодня в городском списке 641 льготник, претендующий на субсидии. Каждый ждет помощи минимум 8 лет, потому как все встали на учет до 01.01.2005. И даже если - предположим чисто теоретически - кто-то из них кинется в суд, требуя немедленно предоставить жилье, ничего хорошего не выйдет. Потому что очередь есть очередь, и суд никогда не нарушит права других в пользу одного из льготного списка.

    А вот как эта очередь движется? Во-первых, медленно: в планах мэрии на 2013 год - обеспечить субсидиями 36 льготников. А во-вторых, странно. Например, Нина Шукалкина регулярно узнавала в мэрии Новосибирска, какой номер в льготном списке у ее мамы. В 2008 году она была 52-й, а в 2010-м вдруг стала 91-й. В марте 2011 года - 61-я, а в июне уже 70-й. Потом ее из очереди выкинули, затем восстановили под 39-м номером, и в этом же году дали субсидию.

    Что происходит со списком? Ответа нет. Инвалиды в Новосибирске несколько лет назад предпринимали попытку через суд добиться прозрачности очереди. Чтобы каждый из "листа ожидания" знал не только свою позицию в списке, но и фамилии и номера остальных. Тогда предоставление жилья легко поддавалось бы общественному контролю. Суд инвалидам отказал - закон о защите персональных данных не позволяет "разбрасываться" такой информацией.

    Поделиться: