Новости

Как будут зимовать пострадавшие от наводнения люди - об этом новый полпред Юрий Трутнев рассказал в эксклюзивном интервью "Российской газете"
Точные цифры ущерба, причиненного наводнением на Дальнем Востоке, появятся после 30 сентября. Расселять людей, пострадавших от стихии, будут в два этапа, а новые дома для них построят к следующей зиме, рассказал в эксклюзивном интервью "РГ" полпред в Дальневосточном федеральном округе, вице-премьер РФ Юрий Трутнев.

Два месяца назад на Дальнем Востоке началось первое в этом столетии, но не первое в истории региона катастрофическое наводнение. В самый пик природного катаклизма глава государства принял сильное кадровое решение и назначил полпредом в ДФО и одновременно вице-премьером Юрия Трутнева. В недавнем прошлом Юрий Трутнев - министр природных ресурсов и экологии России, затем - помощник президента РФ.

Свое первое интервью в новом качестве о том, как будем справляться с последствиями наводнения и какое будущее ждет Дальний Восток, Юрий Трутнев дал "Российской газете".

Юрий Петрович, понятно, масштабы ущерба, причиненного наводнением, еще будут уточняться. Тем не менее на сегодняшний день как вы можете его оценить?

Юрий Трутнев: Ущерб пока сложно окончательно оценить в цифровом выражении. Мы знаем, что в списках пострадавших сегодня более 135 тысяч человек, 32 тысячи человек эвакуировано, пострадало более 14 тысяч домов. Для того чтобы определить, например, насколько пострадал каждый дом, необходимо провести его обследование.

Сейчас минрегион этим занимается. Поэтому более точные цифры ущерба у нас появятся после 30 сентября. Сейчас заканчивается паводок в Хабаровском крае, после этого будет до конца понятно, какое количество людей и домов пострадало.

Кроме того, прежде чем говорить о сумме ущерба, надо решить много достаточно важных вопросов. Например, есть некоторый спор между губернаторами и минтрансом по поводу качества восстановления дорог.

Губернаторы говорят о том, что минтранс сегодня закладывает "ямочный" ремонт, а надо закладывать восстановление нормативного уровня. Действительно, дороги надо не просто залатать абы как, а надо их восстановить, хотя бы до уровня, в котором они находились до паводка.

Сложная ситуация и по сельскому хозяйству. Самая пострадавшая по сельскому хозяйству Амурская область. Вот по ней вместе с министром сельского хозяйства поездим, послушаем людей. Там масса вопросов и по поводу пролонгации кредитов, и по поводу восстановления пострадавших сельхозугодий, и по оценке необходимых средств.

Называть сейчас цифры несколько преждевременно. Да и не в цифрах дело. Надо главное пройти по каждой цепочке, по каждому направлению помощи людям - по финансовой помощи, строительству жилья, ремонту, по сельскому хозяйству, дорогам. Надо везде добиться понятных, устойчивых цепочек помощи от начала до конца, от принятия решения до конечного результата.

А если говорить о самых уязвимых точках, на мой взгляд, их три. Первая - это финансовая помощь. Очень медленно раскачивался минфин.

Вы имеете в виду финансовую помощь по 10 тысяч рублей?

Юрий Трутнев: И по 10, и по 100 тысяч. Эти деньги надо выплачивать срочно. Я считаю, что в течение следующей недели (читай этой недели. - "РГ") нам надо большую часть финансовой помощи выплатить. Собственно, за этим туда и еду. Буду помогать всем двигаться быстрее. Это первая задача.

Вторая - сельское хозяйство. Третья - строительство домов очень чувствительная область.

Как будет идти строительство жилья - по практике лесных пожаров 2010 года, когда заново строились целые поселки по ускоренным технологиям или все будет решаться в индивидуальном порядке?

Юрий Трутнев: Надо по максимуму учесть желание людей. Если мы сейчас им понастроим быстро жилье где-то в не очень понятном для них месте, не очень понятного качества, то столкнемся с массой проблем, а такие предложения есть. Но многие люди потеряют работу. И еще не факт, что им это жилье понравится. Возникнет много ненужных сложностей. Здесь не так надо.

Я на протяжении последнего месяца три четвертых времени провел на Дальнем Востоке, со многими людьми удалось повстречаться, поговорить. Большая часть людей хочет жить там же, где жили. Нам нельзя людей отталкивать. Мы их куда-нибудь переселим, они потом еще дальше куда-нибудь уедут. Нам надо их приглашать на Дальний Восток, а не наоборот.

388 населенных пунктов пострадало от паводка в 6 регионах Дальнего Востока

Останутся они на старом месте, и их снова однажды затопит.

Юрий Трутнев: Поэтому мы говорим: хорошо, оставайтесь здесь, но только давайте так: мы не можем тонуть каждый год, у нас никаких денег не хватит. Мы будем выглядеть не очень умными людьми. Говорю главе муниципалитета: вы прекрасно знаете свою территорию, найдите не подтапливаемое место, найдите возвышенность, быстро оформите землю. Давайте сделаем так, чтобы земли людям дали больше. Было у человека 10 соток, предложите ему 20. Захочет - прекрасно, не захочет - это его решение. Дайте людям что-то светлое, чтобы был какой-то позитив от паводка. Я понимаю, что надо будет тянуть инфраструктуру дополнительно, но это те расходы, на какие надо пойти.

В то же самое время есть люди, которые говорят: все, я больше не могу, устал от всех этих потопов, хочу жить в городе Комсомольске-на-Амуре или в Хабаровске в квартире. Эту возможность мы тоже должны предоставить. Такое жилье тоже должно быть построено. Земля есть.

Знаете, о чем хочу сказать отдельно без ваших вопросов? Очень достойно ведут себя люди, очень спокойно, уверено, без паники, без причитаний в сложных условиях. Еще раз слово "достойно" употреблю.

Это простые люди. А власть?

Юрий Трутнев: В большинстве - тоже. Если говорить о главах местного самоуправления, муниципалитетов, о губернаторах, то, конечно, эксцессы бывают, но в большинстве работают в режиме чрезвычайных ситуаций правильно. Они понимают, с какими бедами столкнулись люди, максимально стремятся убрать препоны. Все это вместе - и правильная реакция населения, и местных властей, и очень мужественная и слаженная работа МЧС - все привело к тому, что, если посмотреть на то, как борются с паводками в окружающем мире, то Россия достойно справляется с проблемой паводка на Дальнем Востоке. У нас никто не потерялся, никто не погиб.

Мы столкнулись с большими экономическими проблемами, с потерей урожая, жилья. К сожалению, по-другому в этом случае произойти не могло. Если говорить о недостатках, о минусах, мне почему-то о них больше хочется говорить, потому что это то, что мне предстоит сделать. Я понимаю, что сделано много, но больше сейчас интересует, что не сделано. Недостаточно организовано информирование населения. Куда бы не зашел, почти в каждом пункте временного размещения задают одни и те же вопросы: как правильно подать заявление; а если я не прописан был, то что мне делать, где и как получить материальную помощь, как получить акт освидетельствования дома, если в нем нельзя больше проживать? Мы на все эти вопросы отвечаем. Но только наших усилий маловато. Поэтому на последнем заседании правительственной комиссии я дал поручение всем губернаторам добиться, чтобы в каждом пункте временного размещения стоял стенд, где были бы ответы на все часто задаваемые вопросы.

Какие будут финансовые источники восстановления, кроме федерального бюджета?

Юрий Трутнев: Кроме федерального бюджета, это два источника. Первый - бюджет субъектов.

Чья доля больше?

Юрий Трутнев: Мы долями пока не мерялись. Не в этом дело. Губернаторы понимают, что выбираться из этой истории нужно общими усилиями, работают активно. Я бы, наверное, в пример поставил Олега Николаевича Кожемяку, губернатора Амурской области. Он все свободные средства немедленно пустил на выплаты населению. Он сейчас первый по расселению людей из пунктов временного размещения.

Тут есть тонкая такая деталь: мы будем делать расселение в два этапа. Первый раз людей выселили туда, куда была возможность, потому что вода подходила. Переселяли и в палаточные лагеря, малоприспособленные для жизни школьные спортзалы и тому подобное. Но когда мы понимаем, что жилье им завтра не дадим, жилье еще надо построить, то совершенно очевидно, что оставлять людей в таких условиях на зиму нельзя. Поэтому, чтобы не путаться, придумали термин "пункт длительного пребывания". Это такой промежуточный этап между временным и постоянным жильем.

Что это такое? Это общежития техникумов, дома отдыха, базы отдыха предприятий. Каждой семье предоставлена отдельная комната. Это уже не матрасы на полу, это помещение теплое, благоустроенное, в нем можно спокойно пережить зиму. Конечно, не слишком комфортное и не очень хорошее, с точки зрения дальнейшей жизни. Это то, в чем можно зиму нормально пережить - никто не замерзнет, будет, где приготовить пищу. Там, кстати, обеспечено питание, медпомощь, психологическая помощь. Это не очень все хорошо, но это то, что мы сейчас можем сделать. Люди к этому относятся с пониманием. Я во многих таких пунктах был. Реакция у людей нормальная.

По Амурской области в такие пункты длительного пребывания переехали все. В палатках, не приспособленных для нормального пребывания, ни одного человека не осталось. В Еврейской автономной области - пока в пунктах временного пребывания остаются около 140 человек, в Хабаровском крае - около 900. Этим еще надо заниматься.

И третий источник финансирования - это, конечно, гуманитарная помощь. Дальнему Востоку помогают всем миром. Собрано на сегодняшний день более 800 миллионов рублей, отправлено около 14 тысяч тонн гуманитарной помощи, работает специальная группа по приему гуманитарной помощи.

На первом заседании правительственной комиссии все губернаторы клялись, что до 1 октября все люди будут переселены в теплое жилье. У вас сомнений на этот счет нет? Все успевают?

Юрий Трутнев: Я привык спрашивать за обещания. Кожемяко уже его выполнил. Шпорт и Винников - пока нет. Через пару дней начнем с ними разбираться. Но в целом они все мне в глаза глядели и твердо сказали, что они это сделают. Я не думаю, что они подведут.

Надо везде добиться понятных, устойчивых цепочек помощи от начала до конца, от принятия решения до конечного результата

А строительство нового жилья, его ремонт, наверное, будет уже в следующем году?

Юрий Трутнев: Да. В течение лета, к следующей зиме, надо успеть. Минрегион должен к этому времени сосредоточить силы, средства, помочь материалом.

Скажите, крупные промышленные предприятия региона, они не существенно пострадали? В частности, авиационный и судостроительный заводы в Комсомольске-на-Амуре?

Юрий Трутнев: Подтопления как такового у них не было. У них возникли, как у всех, кто оказался в зоне бедствия, вторичные сложности - им пришлось снимать людей с рабочих смен на дамбы. Они каждый день отправляли туда большое количество людей, которые мешки таскали, строили дамбы, но это было необходимо. С этой точки зрения, какие-то проблемы есть, но на производственном цикле как таковом это не отразилось. Предприятия работают в рабочем ритме. Строят "Суперджеты" - их там много, хорошее оборудование, все красиво, надеюсь, что и летать будут тоже хорошо.

Ваш преемник на посту министра природных ресурсов и экологии Сергей Донской делал доклад президенту во Владивостоке. Оказывается, в бассейне Амура регулярно происходят наводнения, а два-три раза в столетие - катастрофические. Вопрос: почему люди до сих пор не создали защиту от этих наводнений - те же водохранилища, например? Сейчас, после этого наводнения, будет ли в планах разработать какую-то систему защиты?

Юрий Трутнев: Давайте разделим ответ на этот вопрос на несколько частей. Прежде всего, давайте зададимся: а что, человек не может справиться со стихией? В прямом смысле, скорее нет, чем да. Надо исходить из того, что природа, планета, на которой мы живем, пока нами не до конца регулируема. К природе надо относиться с уважением. Это первая часть ответа.

В ходе моих бесед с жителями мне говорили: а зачем нам выбирать какие-то другие места, высокие? Здесь же дамбы построили, они удержали, сейчас вода уйдет, давайте эти дамбы укрепим и внутри поставим еще дома. Я говорю: ни в коем случае! А если уровень следующего паводка будет на полметра выше? Мы снова будем бегать с мешками? Жестко и прямым текстом в указе президента написано: не допускать строительства в зонах подтопления. Невозможно это делать второй раз. Поэтому защитными дамбами, конечно, надо огораживать территории, которые уже сформировались. Есть набережная Хабаровска, тонет она, но что-то надо делать с этой набережной. Надо подумать, как поднять стенки. В целом надо просто умнее выбирать места для строительства.

Есть еще одна составляющая этого вопроса - это проблема регулирования стока. Мы не сделаем регулирование стока панацеей от любых погодных невзгод. Так, чтобы мы построили еще пару водохранилищ и забыли про проблему паводка, так не получится. Но мы можем увеличить степень страхования природных рисков, мы можем увеличить степень защиты, то есть мы должны сейчас - первое - проанализировать и укрепить защитные сооружения, сделать их постоянными там, где это целесообразно, там, где большие жилые массивы, где есть какой-то смысл потратить на это деньги. Второе - надо заняться расчисткой русел рек, потому что это тоже оказывает непосредственное влияние на гидрологический режим. Третье - нам точно надо заняться регулированием стока, то есть количество водохранилищ тоже надо увеличивать. Это важно, в том числе, и для гидроэнергетики (там у нас энергонедостаточный регион).

Вы знаете, что создана отдельная комиссия под руководством Аркадия Дворковича. Как раз вопрос строительства следующей гидроэлектростанции она будет решать. Эти два вопроса разделены принципиально, потому что нельзя путать ликвидацию последствия от паводка и капитальные вложения, связанные со строительством объектов энергетики. Надо паводком заниматься отдельно, а вопросы гидроэнергетики решать отдельно. Поэтому комиссии и разведены.

Станции надо строить. На это уйдет не один, не два, не пять лет. В то же время полностью проблему они, конечно, не решат. Нам надо все равно исходить из того, чтобы строиться на высоких местах, на всей планете сегодня количество катастрофически природных явлений увеличивается.


Города от разбушевавшейся стихии защищали всем миром. Фото:Сергей Савостьянов / РГ

Юрий Петрович, такой мощный паводок, слава Богу, не каждый день бывает. Но вы же пришли на это место не только побороть последствия стихии. Какая будет жизнь на Дальнем Востоке завтра? В день вашего назначения вы сказали, что нынешняя модель экономического развития Дальнего Востока не оптимальна, ее надо совершенствовать. Что надо совершенствовать?

Юрий Трутнев: Может, я скажу странную вещь, но мне кажется, что сегодня целостной системы развития Дальнего Востока просто нет, ее не создали. Есть огромная работа, и тут можно поблагодарить Игоря Ивановича Шувалова, по строительству комплексов зданий во Владивостоке. Есть большая, и тоже важная работа по строительству магистралей - Транссиба, Байкало-Амурской магистрали. Но это все-таки фрагменты. Только этими двумя-тремя мерами изменить жизнь на Дальнем Востоке не получится. Не получится повернуть вспять негативные демографические тенденции. Надо что-то совсем другое.

Сказать вам, что сейчас у меня есть полностью сложившая программа действий, это я вас точно сильно обману. Есть, скажем так, набор опорных точек, на которых она может строиться. Сейчас, справляясь с паводком, нам параллельно надо настраиваться на аналитическую работу. Мы с Александром Сергеевичем Галушкой (министр по развитию Дальнего Востока. - "РГ") договорились, что обязательно создадим экспертный орган, пригласим туда разных умных людей, которые много знают о Дальнем Востоке, которые хотят, чтобы он развивался, болеют за это. Будем вместе получать информацию, советоваться. Потом на основании этих общих представлений создавать то, что, надеюсь, будет называться программой развития Дальнего Востока.

И как долго вы будете советоваться? Министерство уже разрабатывало эту программу почти год, правительство ее "заворачивало" на доработку.

Юрий Трутнев: У нас на это большого времени нет, от нас сейчас это очень ждут. Но в то же самое время сделать это за месяц, конечно, не получится, я думаю, что эта работа на полгода. Я доложил об этом Владимиру Владимировичу Путину, и он нам дал полгода.

В этой программе, наверное, будут какие-то реперные точки? Условно говоря, прекратить отток населения к такому-то году на 20 процентов, увеличить рождаемость на 10 процентов.

Юрий Трутнев: Нет. Совсем наоборот. Никого не хочу обидеть, но ровно совсем наоборот. Если мы начнем командовать рождаемостью и прекращением оттока населения, дело наше будет худо.

Это должно быть следствием. Мы должны сделать так, чтобы люди не говорили, что Восток окраина России, нам так далеко до Москвы лететь. Надо общими усилиями сделать так, чтобы Дальний Восток стал новым центром развития страны. Чтобы Дальний Восток был привлекателен. Чтобы он рассматривался именно как полюс развития. Люди сегодня скучают по тому, что Москва далеко, по тому, что Москва находится в другом экономическом состоянии. Надо сделать так, чтобы возможности на Дальнем Востоке были не хуже, чем в Москве, чтобы у нас в стране был не один центр, а два, три. В Сибири в том числе. Тогда проблемы демографии будут решаться как следствие. Люди должны быть счастливы, когда они живут на этой земле, они не должны думать, что они чем-то обделены, что они от кого-то далеко. И тогда все встанет на место, тогда все нормально будет.

Для того чтобы восстановить хозяйство после всего этого потопа, хватит ли в регионе своих рабочих рук или придется привлекать кого-то со стороны?

Юрий Трутнев: Сегодня на ликвидации последствий наводнения работают 45 тысяч человек со всей страны.

Но они же уедут потом.

Юрий Трутнев: Они уедут тогда, когда справятся с большей частью вопросов, связанных с ликвидацией последствий. Министр по чрезвычайным ситуациям Владимир Андреевич Пучков (мы с ним обсуждали эту тему) сказал: сколько надо оставить ребят, мы их на столько и оставим.

Кстати, к спасателям везде очень теплое отношение. Они здорово помогают во всем, очень хорошо работают. Поэтому все время, которое необходимо для ликвидации последствий, спасатели будут продолжать там работать.

Будут создаваться рабочие места?

Юрий Трутнев: Конечно. Я не вижу сейчас каких-то проблем, связанных с недостаточностью рабочих рук. В то же время считаю, что дальнейшее экономическое развитие подразумевает ускоренный рост, и тогда, дай Бог, дефицит рабочей силы, может быть, появится. Почему нет?

Во время наводнения пострадали не только жители, но и бизнес - мелкий, средний, всякий. Вам не кажется, что в такой критической ситуации можно было бы пойти на какие-то льготы, послабление для бизнеса?

Юрий Трутнев: Мы обязательно будем помогать бизнесу. Уже предусмотрены выплаты, предусмотрено финансирование на создание новых рабочих мест. Сейчас минтруд этим занимается. Предложения готовит. Но совершенно точно мы должны не только людей спасти и расселить, людям надо дать возможность работать. Эту задачу мы перед собой ставим.

Вообще, если говорить об общем представлении, то явно есть несколько разных блоков работы, и они вполне могут быть распределены между существующими инструментами. Развитие Дальнего Востока - этим могут и должны заниматься научные институты. У нас есть Дальневосточный филиал Академии наук. Обязательно надо объединять усилия.

Далее. Понятно, что Дальний Восток должен быть преференциальным в сегодняшней ситуации за счет длинного транспортного плеча, за счет стоимости энергии, тарифов. Поднимая Дальний Восток, надо понимать, что он находится в несколько неравных условиях с остальной территорией России. Это надо как минимум выровнять.

Третье. Надо разобраться с тем, какие направления, прежде всего, должны на Дальнем Востоке развиваться и чего не хватает для развития этих направлений. Начну с простых естественных преимуществ. Рыба там есть? Что делать для того, чтобы рыба приносила максимальные доходы людям.

Знают все: не воровать.

Юрий Трутнев: Наверное. Но, поверьте, сидя в Москве, стуча кулаком по столу и говоря: не воруйте, вряд ли чего-то добьешься. Придется ехать на место, разбираться, кто ворует, как ворует, что сделать, чтобы воровать перестали. Это же не только кого-то поймать. Это же надо понять систему тотального воровства, ее предпосылки. В этом придется разобраться. Такая же песня с месторождением полезных ископаемых. Это наше естественное преимущество. Как они осваиваются, что делать с теми, которые не осваиваются, где точка безубыточности.

Когда верстался номер

Гребень мощнейшего дальневосточного паводка сместился в Николаевск-на-Амуре. Это последний рубеж на пути реки "черного дракона" перед выходом в лиман.

Когда-то давно Николаевск был главным городом восточных окраин российской империи, сейчас это - важный порт и районный центр Хабаровского края с населением, превышающим 21 тысячу человек.

Вода, принесшая столько бед многим тысячам людей на Востоке России, вырывается на простор. Здесь, на севере края в широком устье Амура, ее ничто не сковывает. Дальше она разделится на два течения: северное, несущее массу реки в Охотское море и южное, которое соединяется с водами Татарского пролива. Гидрологи еще месяц назад прогнозировали Николаевскому району уровень реки в 320 сантиметров (при критической отметке 300). На деле максимум паводка оказался даже ниже. Теперь многое зависит от направления ветра: он может нагнать речную волну обратно или, напротив, "увести" воду в море.

Работы на дамбах в Николаевске-на-Амуре не прекращаются. Сюда стянуты силы спасателей, действует оперативная группа Главного управления МЧС России по Хабаровскому краю. В городе учли опыт Хабаровска и Комсомольска: защитили местную ТЭЦ, заранее возвели дамбы, причем, высотой 4,2 метра. И это - не перестраховка, а вынужденная мера.

Подготовила Инесса Доценко

ПОДАРОК
за ПОДПИСКУ
через сайт
или в редакции
УЗНАЙ КАКОЙ!