Новости

27.09.2013 00:51
Рубрика: Власть

Сеансы массового гипноза

На российском рынке политических услуг намечаются перемены: социологический прогноз на какое-то время перестает быть самым ходовым товаром.

Причина тому - постигшие всех социологов неудачи с предсказанием результатов московских выборов. ВЦИОМ, признав свои ошибки, проводит исследование, призванное объяснить причины низкой явки избирателей Сергея Собянина. Фонд "Общественное мнение" решил вообще отказаться от публичных предвыборных предсказаний. Глава этого фонда Александр Ослон заявил, выступая в Госдуме, что публикацию прогнозов стоит оставить политтехнологам, поскольку они нужны "для практических целей как инструмент в политической борьбе". По его словам, ФОМ продолжит делать прогнозы, но уже не публично.

Что предвыборные прогнозы становятся инструментами в политической борьбе, до сих пор было признано всеми, кроме самих социологов. Ну вот, теперь и они признали очевидное.

В каждую избирательную кампанию происходит одно и то же: стоит социологам обнародовать партийные рейтинги или рейтинги отдельных кандидатов, как тут же из предвыборных штабов раздается: "Не верим!" Следом сыплются обвинения в ангажированности. Говорится, что в прогнозах относительно будущего состава Госдумы или какого-нибудь заксобрания нельзя опираться только на опросы "провластных" социологических служб, надо учитывать мнения и других, в том числе "оппозиционных".

Влияние социологических данных на избирателей не стоит преувеличивать. Рейтинг - это не прогноз

В объективность людей, изучающих общественные настроения, мало кто верит. На социологов, как и на журналистов, презумпция беспристрастности не распространяется. Расхожее мнение: независимых социологических центров в России нет. Классический вопрос "на кого работаете?", обращенный к руководителям социологических служб, неизменно актуален. Но все социологи на него отвечают одинаково. Первое: "Публикация завышенных или заниженных рейтингов не влияет на поведение избирателей". И второе: "Мы стоим вне политики".

"Стоять вне политики", однако, можно было бы и более убедительно. В свое время авторитетный социолог Всеволод Вильчек (ныне, увы, покойный), удрученный профессиональной недобросовестностью некоторых своих коллег, предлагал объединить исследования. Но создать временную социологическую корпорацию (дело было в 1996 году, в канун президентских выборов) не удалось. Никто не счел для себя удобным и выгодным проводить опросы сообща. Что вполне понятно: если у каждого кандидата свои избиратели, то у всякой социологической службы, соответственно, свои заказчики.

Гипнотическое влияние рейтингов испытывают на себе не только политические партии, намеренные продвигаться во власть, но и подопытные граждане. Последние - по генетической склонности думать и поступать так, как думает и поступает большинство, - доверяют результатам опросов иной раз больше, чем самим себе. Поэтому при внешней беспристрастности проводимых замеров социологи, что там ни говори, все же занимаются предвыборной агитацией, одни невольно, другие сознательно. Идет война рейтингов. Война - потому что рейтинги, выводимые по результатам опросов, подчас настолько разнятся, что списать этот казус на статистическую погрешность весьма затруднительно.

Если социологическое сообщество заботится о своей репутации, оно могло бы договориться о правилах игры

Дело, впрочем, не только в сомнительных рейтингах, но и в том, как они трактуются. Ведь нередко интерпретаторы отождествляют рейтинги с предвыборными прогнозами. Тогда как рейтинг и прогноз - совершенно разные вещи. Предвыборные намерения избирателей и реальное их поведение далеко не всегда совпадают. Как говорится в таких случаях, "обещать - не значит жениться". "Когда эксперты пытаются делать выводы исходя из наших цифр, нужно учитывать несколько связанных с этим мифов, - говорит президент фонда "Общественное мнение" Александр Ослон. - Во-первых, миф о том, что рейтинг точно отражает реальность. Во-вторых, миф о том, будто по двум-трем процентам можно судить о настроениях избирателей. А с другой стороны, миф о том, что опросы врут, так же неверен, как и миф, что к ним прислушивается народ".

В общем, ничего неожиданного или таинственного с рейтингами не происходит. А вот шума и недоразумений вокруг них предостаточно. Уровень интереса ко всякого рода социологическим показателям в России по-прежнему выше, чем умение и желание разбираться в том, как добываются и что отражают полученные данные. К этому стоит добавить, что повальное помешательство на рейтингах проистекает не только и не столько от тщеславия партийных лидеров, их ревнивого интереса к успехам друг друга. Рейтингомания замещает реальную политику.

Если социологическое сообщество заботится о своей репутации, оно могло бы договориться о правилах игры. Выработать принципы корпоративного поведения. Объединить исследования. Придерживаться общей методики опросов. Четко определить, где кончается наука и начинается политический сервис. Хотя влияние социологических данных на избирателей не стоит преувеличивать. Рейтинг - это не прогноз.

Доверяет ли общество социологическим опросам? По данным "Левада-центра", в июле 2013 года доверяющих (45 процентов) было больше, чем недоверяющих (32). Наибольшее доверие к опросам у деловых людей (67 процентов), руководителей (61), наименьшее - у безработных (30). Впрочем, сами эти данные тоже могут быть предметом опроса с целью выяснить, доверяют им или нет.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники