Новости

Жизнь без адреса и крыши над головой

Роман Соловьев, специально для RBTH

В современной России резкое увеличение бездомных на улицах произошло в 1990е годы. Тогда коренные изменения в стране привели к тому, что сотни тысяч россиян оказались на улице. Сегодня экономическая ситуация лучше, но по подсчетам социологов их все равно от 1,5 до 3 млн человек. Эксперты отмечают, что вернуть человека к цивилизованному существованию можно, если он на улице живет не долго.

Юрий как раз один из тех, чья уличная жизнь началась больше 15 лет назад. Сейчас ему 45, а первую ночь на улице он провел в 29. Были времена, когда он жил в родительской квартире в Москве, работал продавцом в магазине. Но после смерти родителей, его сестра продала квартиру и его выгнала.

- Продажу родительской квартиры я доверил сестре. Мне досталась только небольшой кусок. Я скандал устроил, ссорился с ней, убить грозился, а потом решил - да, к черту ее - и так проживу. Деньги у меня небольшие были - снял себе комнатушку и стал сам по себе, - рассказывает Юрий.

Однако смерть родителей, ссора с сестрой и новая обстановка подкосили его, а дальше: алкоголь, долги, ссоры с друзьями. Дошло до того, что денег платить за аренду больше не осталось - пришлось впервые переночевать в подъезде. Это произошло в конце 90-х.

Сегодня Юрий спит на Курском вокзале, а днем ходит попрошайничать возле церкви. Денег на жизнь, по его словам, хватает, в среднем, выходит от 500 до 800 рублей в день. Основной круг общения - такие же бездомные, как и он сам. Они часто общаются, вместе покупают продукты и алкоголь, ищут место ночлега. К жизни на улице Юрий привык, и говорит, что вряд ли бы смог вернуться обратно в обычный мир.

- Жизнь на улице, конечно, не сказка, с вокзалов нас часто выгоняют, приходится спать на помойке, да и там нужно держать ухо востро - постоянно нерусские ходят и деньги шманают. Но я каждый день хожу молитвы читать, и считаю, что господь Бог меня защитит. Идти мне все равно некуда, пускай, все будет так, как Бог на душу положит.

Светлана, женщина лет пятидесяти, одетая в заношенную синтепоновую куртку и старые кроссовки, рассказывает, что приехала из Украины в Москву на заработки, так как ей пообещали здесь работу:

- Сама я из Вознесенска, с Украины, работала раньше на сырзаводе, но платили очень мало, вот я и решила попытаться еще что-нибудь найти. Через знакомых нашла место в Москве, сказали, что нужны будут швеи, а я как раз шить мастер. Думаю, почему бы нет, все равно лучше, чем здесь с голода помирать.

Для Светланы все обернулось тем, что по приезде в Москву с работой не получилось, а сама она попала к цыганам, которые держали ее в неволе и заставляли попрошайничать в метро. К счастью, Светлане удалось сбежать, но после этого она не захотела возвращаться домой.

- В Вознесенске у меня сын остался, но он пьет много, а муж умер, - поясняет Светлана. - Денег там нет никаких, а здесь в Москве, я хоть и бомж, а еду и одежду найти могу. Постоишь на паперти целый день - рублей 500 заработаешь - на хлеб, молоко, алкоголь обычно хватает.

Местом ночлега для Светланы сегодня служит один из московских дворов, который она делит еще с двумя бездомными. У нее отличные отношения со всеми местными нищими, ведь только они по-настоящему ее понимают: "мы как большая семья, где каждый друг другу помогает выжить".

Светлана говорит, что согласилась бы устроиться на любую работу, лишь бы платили. Проблема же в том, что документов у нее нет, их забрали еще, когда она работала на цыган, да и то  - они ведь были украинские. Единственный вариант вернуться к нормальной жизни - поехать в Украину - она его не рассматривает.

Светлана, в принципе, не любит загадывать на будущее. Для нее есть только здесь и сейчас, однако, все же иногда она думает о холодах: пережить эту зиму - главная задача.

Сегодня на улицах Москвы, по разным оценкам, живет от 10 до 50 тысяч человек. К сожалению, данная цифра не имеет тенденции к снижению. По мнению Елены Коваленко, руководителя проектов Фонда "Институт экономики города", основные проблемы, возникающие на пути преодоления бездомности, кроются как в неэффективной социальной политике государства, так и психологии самих бездомных:

"Бездомность - это не одномоментный перелом, а, как правило, постепенный процесс накопления проблем, которые существенно сужают возможности человека справиться с ситуацией. Скажем, человек мог много лет жить без регистрации и не думать о бездомности, потом в результате несчастного случая потерять здоровье, а из-за этого лишиться работы и возможности снимать квартиру. Люди, которые оказываются в такой ситуации и пути, которые их привели к ней, очень разные, при этом их автоматически называют бомжами, - говорит эксперт. - Профилактикой и предотвращением бездомности государственные службы не занимаются, а социальная работа с теми, кто уже стал бездомным, осложняется бюрократическими барьерами, низким уровнем взаимодействия между различными службами, недостаточным развитием сети специализированных учреждений и тд. Возможности социальных служб рассчитаны на более-менее социально-адаптированных людей, и те, кто только попал на улицу, зачастую не знают об этих службах или имеют о них искаженное представление".

Москвичка Валентина Суркова уверена, что помочь людям можно, главное этого хотеть. Она тратит на бездомных все свои силы и пенсию. Ходит по вокзалам, раздает пригласительные билеты к себе на бесплатные обеды. "Человек вернется к нормальной жизни, если ему успеть помочь в первые четыре дня нахождения на улице, - говорит женщина. - Я специально хожу по вокзалам и ищу таких людей, их легко узнать среди бомжей со стажем, взгляд потерянный. Потом помогаю документы восстанавливать, покупаю билеты к родственникам. Меня бездомные с Казанского вокзала прозвали Мать-Валентина".

Суркова говорит, что люди всегда могут поделиться чем-то, что им не нужно, зато необходимо другим, начиная от еды и заканчивая старой оргтехникой. 

Также доступна англоязычная версия статьи.

Общество Соцсфера ЦФО RBTH: Общество
Добавьте RG.RU 
в избранные источники