Новости

10.10.2013 12:18
Рубрика: Происшествия

Не спасли

Ребенок умер в больнице от обычной инфекции
Родители маленького Ярослава считают, что его можно было спасти. По факту смерти мальчика возбуждено уголовное дело.

После смерти малыша в квартире Григорьевых практически все время находятся мама Сергея Ирина Викторовна и мама Маши Галина Алексеевна. Даже когда Маша выходит на балкон, следом за ней идут мать и свекровь.

- Боятся оставить меня одну, - объясняет она их реакцию. - Ярослав, Ярило... Он был для нас как большое солнце, и с его смертью свет погас. В душе страшная боль и пустота. Батюшка говорит: вы только не обозлитесь.

Ребенка они ждали шесть лет. И когда Маша рассказывает о врачах, которые помогли появиться на свет ее сыну, враче-гинекологе женской консультации Ольге Ковалевой и хирурге первого роддома Викторе Хмарском, ее лицо освещает улыбка. А вот врачи из второй городской больницы на улице Токарева за два с половиной часа ничем не смогли помочь задыхавшемуся двухлетнему мальчику. Ярослав рос здоровым ребенком, никогда не болел. В начале осени впервые пошел в детский сад. И как это нередко бывает с домашними детьми, подхватил инфекцию. Но обычный насморк закончился трагедией.

В воскресенье вечером у ребенка поднялась температура, ночью он плохо спал, а около 6 утра начал тяжело дышать и хрипеть. "Скорая помощь" приехала через 10 минут. Фельдшер нашла у ребенка отек горла, сделала ему укол и ингаляцию. Это не помогло, и было принято решение везти его в больницу.

Ярослава положили в детское инфекционное отделение N 2 второй городской больницы на улице Токарева. Две медсестры сразу же стали делать ребенку ингаляцию, а затем поставили капельницу. А врач, увидев, что состояние ребенка резко ухудшается, ушла вызывать реанимацию из детской областной больницы.

- Я увидела, что у него губы синие, подхватила на руки, открыла окно, а он уже задыхается, - рассказывает Маша. - Кричу: где врач? Переложила на кушетку, сама стала делать искусственное дыхание. Рядом медсестры стоят и трясутся. Когда врач пришла, стала делать массаж сердца, закричала: "Срочно принесите аппарат!" Он сломан. Я кричу: "Где реанимация?" Отвечают: "Вызвала". Через полчаса я побежала на пост и позвонила туда: "Девушка, где реаниматор?" Выехал. "Свяжитесь с водителем, у меня ребенок умирает".

В это время муж Сергей был уже на работе.

- В 8.54 мне позвонила Маша, - продолжает он. - В 8.59 я был в процедурной и растирал сыну ножки.

Помощи из детской реанимации, расположенной в десяти троллейбусных остановках, пришлось ждать целый час.

- Я спросила водителя, пробки были на дорогах? - говорит Маша. - Нет. Почему так долго ехали? Врачей ждал, собирали аппаратуру. Потом они вышли и говорят: "Пройдите с нами в ординаторскую". Помню, я попросила валокордина или валерьянки, боялась упасть в обморок.

Фактически реанимационной бригаде пришлось только констатировать смерть Ярослава. Григорьевы пообещали заведующей отделением, что так этого не оставят. Правда, их опередили. Информацию о случившемся разместил в Интернете муж женщины, лежавшей в соседней палате.

- Я была поражена, что нет детской реанимации, - рассказывает свидетельница трагедии Юля. - Рядом взрослое отделение, но там не было реаниматолога. А ведь в этот момент могло случиться что угодно с любым больным. Зачем было вести ребенка во вторую горбольницу, а не сразу в детскую реанимацию ОДКБ? Почему реанимобиль ехал целый час, когда счет шел на минуты и секунды? Мы все были в ужасе и плакали...

Теперь на эти вопросы должно ответить следствие. По факту смерти ребенка возбуждено уголовное дело. Следователи будут проверять адекватность действий всех участников этой трагедии от фельдшера "Скорой помощи" до заведующей детским отделением.

В свидетельстве о смерти ребенка записано, что причиной летального исхода стала острая инфекция верхних дыхательных путей.

- Быстрому развитию отека способствовала расширенная вилочковая железа, - дает пояснение патологоанатом Игорь Волков, делавший заключение. - Она у него была в три раза больше нормы. Из-за нее у ребенка имелось тяжелое иммунодефицитное состояние. Но от этого дети не умирают. Помощь ему мог оказать реаниматолог.

Как рассказал главврач больницы N 2 Игорь Тихонов, в воскресенье реаниматолог опоздал на работу. В отделении всего три таких специалиста. Один в отпуске, и двое 6 недель через день выходят на суточные дежурства. Один отработал сутки, позвонил сменщику, услышал, что он выезжает и вместо того, чтобы дождаться напарника, отправился домой...

Дословно

Марина Казымова, заведующая детским инфекционным отделением больницы N 2, Владимир:

- Эта смерть - шок для коллектива, у меня масса заявлений об уходе. Работать сегодня в педиатрии могут только энтузиасты. За 25 лет произошло резкое сокращение коечного фонда. В городской детской больнице скорой помощи было 25 инфекционных коек, туда госпитализировали детей в состояниях, которые могут дать осложнения очень быстро. Начинаются спазмы, надо пробежать всего 10 ступенек на первый этаж - и ты в реанимации. Плюс было еще 180 коек в других отделениях. Сейчас только 92 - 46 коек в первом инфекционном отделении и 46 во втором. А меньше болеть не стали. К нам госпитализируют детей из ближайших районов, а коечный фонд на них не рассчитан. Надо поскорей выписывать одних, чтобы освободить места другим. У нас занята всего одна ставка дежурного врача, на остальных 3,5 - совместители из нашего отделения или из других лечебных учреждений. Всегда боялась, что в выходные доктор окажется один на один с такой ситуацией. И вот это произошло.

Происшествия Правосудие Следствие Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Владимирская область Владимир Халатность врачей
Добавьте RG.RU 
в избранные источники