Новости

18.10.2013 00:00

Газ - это не бензин

Тобольское совещание по нефтехимии прошло в оживленных дискуссиях
На этой неделе президент страны побывал в Тобольске, где принял участие в пуске крупнейшего в России завода по производству полипропилена и провел совещание по проблемам нефтехимической отрасли.

Встреча в Тобольске показала, что далеко не все согласны с решениями, заложенными в отраслевой стратегии, которая реализуется государством. В частности, речь снова зашла об экспортных пошлинах на сжиженные углеводородные газы (СУГ). Вновь обозначились, казалось бы, решенные на предыдущих совещаниях противоречия между представителями нефтехимических компаний Татарстана и Башкирии - одними из потребителей СУГ, - и их производителями, такими компаниями, как "НОВАТЭК", СИБУР, "Газпром" и "Роснефть", которые их производят, используют на своих нефтехимических мощностях и реализуют населению, а невостребованные объемы экспортируют.

"Мы бы предложили вернуться к экспортным пошлинам на СУГи, как было в 2008 году, для того чтобы была конкурентная среда и чтобы уменьшить поставки сжиженных газов на экспорт", - обратился к президенту Альберт Шигабутдинов, генеральный директор поволжской группы "ТАИФ". Предложение сводится к тому, чтобы реанимировать ранее существовавшую схему установления пошлин на сжиженные углеводородные газы, которая была приравнена к экспортной ставке на бензины. Между тем, говорят нефтехимики, это совершенно разные продукты, сферы применения которых различны, а кроме того, фундаментально различны цепочки их производства. Напомним, сегодня ставка пошлины на сжиженные углеводородные газы устанавливается на основе мониторинга цен на ключевом рынке сбыта и никак не привязана к ставке на бензины.

По сути, как полагают эксперты, предлагается вернуться к практике искусственного установления ценовых преференций на внутреннем рынке одним хозяйствующим субъектам в ущерб другим. Вместе с тем в основе государственного стратегического планирования развития в нефтехимической отрасли лежит тезис о том, что сырьевая база отрасли - а это главным образом сжиженные углеводородные газы, - профицитна уже сегодня и с годами на всем горизонте прогнозирования до 2030 года этот профицит будет только нарастать. Экспорт невостребованной части легкого углеводородного сырья - неизбежность, уже имеющая место или приближающаяся для большинства производителей СУГ. И увеличение вывозных таможенных пошлин сейчас может иметь некий положительный ситуативный эффект для отдельных игроков, но в глобальном смысле - это путь, по сути препятствующий развитию отрасли и снижающий инвестиционную привлекательность проектов в сфере нефтегазодобычи и нефтехимии, обсуждали в кулуарах совещания.

На совещании было отмечено, что постоянный пересмотр "правил игры" затрудняет принятие участниками отрасли важнейших и очень крупных инвестиционных решений. Совладелец "НОВАТЭКа" и СИБУРа Леонид Михельсон напомнил коллегам из Татарстана и Башкирии, что в 2008 году "был страшный кризис, и Татарстан, наверное, забыл, что мы вынуждены были в три-четыре раза дешевле поставлять им СУГ. Мы получили поддержку правительства в лице Игоря Ивановича Сечина, нам на 2009 год обнулили экспортную пошлину на СУГ". Тогда же было принято решение правительством выработать формулу расчета пошлины на СУГ, которая уже принята, работает и носит рыночный характер. Михельсон отметил, что в Казахстане экспортной пошлины на СУГ не существует, и нефтехимия тем не менее растет быстрыми темпами. "Вы все время ставите вопрос, что кто-то вам построит ШФЛУ (широкая фракция легких углеводородов) провод до ваших производств. СИБУР сделал это сам и работает с добывающими газовыми и нефтяными компаниями. Почему кто-то должен делать инвестпроект за чей-то счет?" - обратился Михельсон к Шигабутдинову с вопросом.

Казалось бы, почему столь частный в общем-то вопрос, как ставка экспортной пошлины на СУГ, оказался в центре внимания стратегического президентского совещания? Ответ, наверное, заключается в том, что производители СУГ, те же СИБУР, "НОВАТЭК" и "Роснефть", являются сегодня основными действующими и потенциальными инвесторами в российскую нефтехимию. И сохранение стабильных правил на рынке для них - залог уверенности в эффективности своих колоссальных вложений, в том числе в инфраструктурные проекты.