20idei_media20
    28.10.2013 23:00
    Рубрика:

    Юрий Богомолов: Евтушенко был слишком советским художником

    Минувшая неделя ознаменовалась двумя встречами в эфире. Одна - с поэтом Евгением Евтушенко. (Первый канал). Другая - с кинорежиссером Никитой Михалковым ("Прямой эфир" - "Россия 1").

    ***

    В одном из недавних интервью "Дождю" руководитель Первого канала Константин Эрнст высказался в том духе, что телепублика сегодня пресытилась развлекательными передачами, и у нее появился запрос на разговоры о смыслах.

    Словно в подтверждение выстраданного руководителем Первый канал выдал в эфир трехчастный цикл под названием "Соломон Волков. Диалоги с Евтушенко". Причем, поставив его на то место в эфирной сетке, что прежде было занято "Вечерним Ургантом". И похоже, "вечерний Евтушенко" по части рейтинга не проиграл.

    В самом деле, все, что русский поэт, живущий в Штатах, рассказал своему собеседнику, оказалось информативно богатым и просто сенсационным. Иногда - до такой степени, что живо себе представлял, как, наверное, кусает себе локти и ногти господин Малахов от того, что мимо его таблоидной программы проехала история с голой Марлен Дитрих на столе в московской двушке поэта. Уж, как бы он развернулся, как бы поспрашивал с девизом наперевес: "Даешь подробности"...

    Или другой сюжет. Тот, что про роман поэта со стукачкой.

    Или про отношения с Беллочкой, про истоки ее алкоголизма, про отношения с другими женами...

    Или...

    Столько желтой слегка политизированной вкуснятины, а собеседник поэта Евтушенко писатель Соломон Волков все это только понадкусывал, ничего не прожевав, и не дав себе труда посмаковать проглоченное... Обидно даже: никакой личной заинтересованности в глазах, в голосе собеседника, без чего невозможно представить на его месте Малахова. Этот бы горел, ронял слюни и страшно бы сопереживал.

    Когда дело дошло до третьей части, стало понятно, что первые две только присказка. Сказка - это повесть о ссоре двух больших русских поэтов - Евтушенко и Бродского. Ссора эта - дело давнее, и люди посвященные в курсе практически всех ее поворотов, временных примирений и недосказанностей как с одной, так и с другой стороны.

    Но есть в этом конфликте и третья сторона, поскольку мы имеем дело с нелюбовным треугольником: Евтушенко, Бродский и КГБ. И пока "третий лишний" не исповедуется о своей роли в этой драме, вряд ли общественность успокоится.

    А она, надо сказать, пришла в немалое замешательство и возбуждение. Давно так не бурлили социальные сети. И те, кого не убедил Евтушенко, и те, кто на стороне Бродского, выискивают новые и новые аргументы. И, как правило, добывают их не из потаенных архивов, а из арсеналов своих эмоций. От того, возможно, и создалось впечатление, что после всего, что мы услышали в данном случае, не все точки над i поставлены.

    Тогда вопрос: есть ли вообще смысл в этой пространной исповеди, похожей на отповедь?

    Пожалуй, смысл есть. Только его надо телезрителю самому извлекать.

    ***

    Многие из нас, живших при советской власти, помнят, в каком двусмысленном положении мы нередко оказывались. Двусмысленность пронизывала действительность сверху донизу. И люди становились двусмысленными. И поэты - тоже. Даже очень хорошие. Такие, как тот же Евтушенко. Для иных это было невозможно. Как тому же Бродскому.

    Потому, как мне кажется, прав Иван Толстой, заметивший в интернет-эфире, что конфликт между двумя поэтами оказался много глубже, чем тот конкретный случай, с которого их взаимная неприязнь вырвалась наружу.

    Евтушенко был слишком советским, слишком левым художником. Тогда как Бродский скорее всего ощущал себя просто а-советским человеком. И а-советским художником тоже.

    Возможно, сегодняшнее выяснение Евтушенко своих отношений с Бродским связано с подсознательным ощущением своей двойственности, раздвоенности, с попыткой во что бы то ни стало ее преодолеть. А средство в его арсенале одно - истовая, с глазами навыкате искренность.

    Средство сильное, но недостаточное. И в этом его трагедия. И - общественный урок. Дя нас, живущих сегодня.

    ***

    В тени евтушенковских диалогов практически незамеченными остались монологи Никиты Михалкова в двухсерийном шоу "Прямой эфир" Бориса Корчевникова.

    Между прочим, они крайне многозначительны. В целом это ведь очередной манифест кинорежиссера и видного общественного деятеля на тему, как нам обустроить Россию.

    Россию он видит примерно такой, каким он организовал в Нижегородской губернии свое поместье. Плюс монархическая форма правления. Плюс государственная идеология. А в финале ток-шоу - кадры из "Сибирского цирюльника", где Михалков в царском мундире гарцует на Кремлевской площади. Тоже передача со смыслом.

    Поделиться: