Новости

При ухудшении ситуации в экономике под сокращение попадут металлурги, менеджеры, банкиры и рекламщики
Экономика сезона-2014 может оказаться с двойным дном: в минус она не уйдет, но нервы потреплет многим. Какие профессии рискуют "попасть под сокращение", в чем было бы правильно сейчас хранить сбережения и стоит ли их вообще хранить, а также о будущем российской экономики в интервью "РГ" рассказал президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

Дмитрий Габитович, что все-таки происходит с нашей экономикой? Мы входим в новый кризис, или это отголоски старых проблем пятилетней давности?

Дмитрий Абзалов: На самом деле, из прошлого кризиса ни одна страна так и не выходила. Россия находится сейчас на его понижательной волне. Так что в этом плане мы полностью в мировом тренде, в тех же США эта волна идет уже шесть лет. Но мы из нее все-таки немного выбиваемся. Дело в том, что основным показателем кризисных явлений в экономике становится занятость. А в России она пока что не сильно падала, в отличие от стран Евросоюза. Но я думаю, что уже в текущем полугодии уровень безработицы у нас будет прилично нарастать. Посмотрите, первые увольнения в металлургии, например, уже начались.

И что будет дальше? Какие еще специалисты могут оказаться безработными?

Дмитрий Абзалов: Как показывает практика, кризисные явления в экономике влияют на целый ряд профессий. Во-первых, реальная промышленность. Именно в этом секторе находятся основные массовые производства, которые ориентированы на экспорт и зависят от ситуации на внешних рынках. А на внешних рынках давно идет падение. Значит, от этого могут пострадать работники таких сфер, как металлургия, минеральные удобрения, машиностроение и даже "оборонка".

Второй круг профессий, на которые может прийтись сокращение, - так называемые "поддерживающие" профессии. Это реклама, менеджмент, консалтинг.

И, в-третьих, могут увольнять сотрудников банковского сектора.

Вот три сегмента, в которых действительно могут начаться сокращения. Думаю, что некоторые работодатели могут начать переводить сотрудников на режим фриланса. Другой вопрос, насколько это будет эффективно.

Все это очень похоже на ситуацию в 2009 году, тогда занятость тоже сокращалась из-за общеэкономических проблем. Как долго могут идти увольнения?

Дмитрий Абзалов: Совсем уж "форс-мажор", если он вообще будет, продлится недолго - от силы 3-4 месяца. В крупных агломерациях работники почувствуют сокращения меньше, поскольку там высокая мобильность трудовых ресурсов, есть возможность занять какую-нибудь другую пустующую нишу.

А вот по моногородам может прийтись удар, особенно по тем, где находятся металлургические предприятия. Но от этого сейчас ни одна страна не застрахована - пример обанкротившегося Детройта в США показателен. Следующий год, кстати, может быть болезненным для городов с населением меньше 500 тысяч человек, малых поселений в силу более узкого рынка труда и малого пространства для маневра.

Раз источники доходов могут у некоторых граждан иссякнуть, что бы вы посоветовали людям? Как себя вести, как правильно сберегать деньги в нестабильные для экономики времена?

Дмитрий Абзалов: Для таких случаев есть защитные модели поведения. Касательно сбережений: надо определиться, на что и как вы собираетесь в ближайшее время тратиться.

Если покупки будут совершаться в рублях, то не надо ничего придумывать с валютами - очень много потеряете на курсовой разнице. Если будете тратиться в валюте и хранить деньги в ней же, то надо собирать валютную корзину. Лучше разбить ее на три части. За основу стоит взять доллары США и евро. И "зацементировать" накопления можно какой-нибудь крепкой валютой типа швейцарского франка или японской иены.

Кроме того, стоит быть повнимательнее и с кредитами. Важно правильно его выбирать, просчитывать все условия, среднюю нагрузку по выплате. Обратите внимание на то, что важна не та сумма, которую вы занимаете у банка, а та, которую вы будете выплачивать каждый месяц.

Брать на себя много долгов при неясной ситуации в экономике и залезать в валютные кредиты не стоит

Занимать же я бы посоветовал все-таки пока у крупных банков, входящих в "топ-50" по размеру капитала. Важно помнить, что брать на себя очень много долгов на падающем рынке - плохое решение. И если есть возможность, лучше не связываться с валютными кредитами. Будет разница курсов, вы станете ее заложником. В целом, все-таки сейчас лучше не тратить, а копить.

С другой стороны, стоит помнить, что любые экономические неурядицы открывают перед человеком и новые возможности. Главное, суметь ими правильно воспользоваться. Зачастую, скажем, в такие времена снижается стоимость обучения. И можно получить квалификацию мечты, на которую раньше надо было копить годами.

А насколько сейчас тяжелые времена для российской экономики в целом? В минэкономразвития говорят о стагнации, некоторые эксперты грозят словом "рецессия"...

Дмитрий Абзалов: Пока что нет оснований для активного и массового роста экономики, да еще и большими темпами. И вообще сейчас и Россия, и остальной мир соревнуются не за то, чтобы быстро расти, а за то, чтобы не снижаться.

Кстати, мы в этом плане имеем неплохой запас. Если посмотреть на структуру экспорта, то более 50 процентов приходится на сырье - углеводороды и металлы. По части последних есть серьезные проблемы, связанные в первую очередь с просадкой китайской экономики. А цены на российское энергетическое сырье поддерживаются, по предварительным данным, на уровне 95-100 долларов. Поэтому в принципе ситуация у нас стабильная. Тем более есть и накопленные резервы, их хватит при снижении цен на нефть до 60-70 долларов за баррель в течение года.

Поэтому в 2014 году проседание российской экономики не будет отрицательным. Если говорить о возможном росте ВВП в 2014 году, то в лучшем случае мы покажем результат в 2,2-2,5 процента. Подниматься экономика будет в основном за счет энергоносителей.

Выходит, мы снова говорим о нефти и газе как об источнике роста. Не настала ли пора для диверсификации российской экономики, снижения ее зависимости от экспорта энергоресурсов?

Дмитрий Абзалов: Вообще есть куда улучшать и наш топливно-энергетический комплекс. В нем нужно повышать производство продуктов с высокой добавленной стоимостью, создавая современные комплексы по нефтепереработке. Существующих мощностей сейчас маловато. Кроме того, надо активнее осваивать нефтяные месторождения в Восточной Сибири и в Арктике. И делать ставку там на другие технологии по перевозке. Вместо трубопроводов надо задуматься о доставке сырья через крупнотоннажный морской транспорт. Это даст толчок еще и к развитию машиностроения.

Теперь о диверсификации. Естественно, она нужна. Нам стоит развивать и промышленность, и экономику знаний. Эти направления друг другу не противоречат, как показывают примеры Китая, Германии и США. Такая крупная страна, как Россия, просто не может себе позволить развивать только что-то одно.

За счет каких отраслей можно диверсифицировать экономику?

Дмитрий Абзалов: Во-первых, машиностроение. А особенно - космос и связь. В этих сегментах есть у нас и хороший рынок, и технологические наработки, но развитие идет медленно. Очень хорошие перспективы у России по линии атомного машиностроения, гидроэнергетики, металлургии.

Кстати, сельское хозяйство тоже интересное направление для развития. Но там есть проблемы с инфраструктурой: производство в АПК даже на своих пиках не позволяет существенно наращивать экспорт. Поэтому сельскохозяйственную инфраструктуру необходимо серьезно расширять, строить новые зерновые терминалы, железные дороги, морские хабы.

Невысокая пока еще и производительность труда в сельском хозяйстве. Эта проблема в основном связана с автоматизацией производства, здесь мы снова возвращаемся к развитию отечественного машиностроения. Плюс нужно более активное использование минеральных удобрений. Кроме того, необходимо создавать эффективные модели по страхованию урожая, искать постоянные рынки сбыта для российской сельскохозяйственной продукции.

Во всех отраслях в любом случае понадобятся и особые налоговые режимы для малого и среднего бизнеса. Важно создавать и инфраструктуру общего пользования - те же промышленные парки, особые экономические зоны. Пока что подобный инструментарий у нас развит только в крупных агломерациях. Я, например, знаю только два агропарка в России, что для страны с одной из самых больших посевных площадей в мире уникально. То же касается и промышленных парков.

Вообще значительная часть себестоимости всех новых бизнес-проектов приходится как раз на инфраструктуру. Рядовой предприниматель не может позволить себе построить завод и подвести к нему еще и магистральные линии, железную дорогу или автотрассу. Это значительные издержки, которые может взять на себя государство.

Список нужных изменений довольно большой. Сколько времени понадобится для диверсификации?

Дмитрий Абзалов: Само собой, все должно происходить постепенно. Невозможно завтра взять и проснуться уже в новой экономике, где роль топливно-энергетического комплекса сведена к минимуму. Но десять лет для диверсификации российской экономики - вполне реальный срок. Технологии в современном мире дешевеют, скорость модернизации постоянно увеличивается. У нас возможностей и средств вполне достаточно, чтобы диверсифицировать экономику за такой срок, снизив долю энергоресурсов в ней до 30-40 процентов с нынешних 70 процентов.

Кстати

Довести до банкротства нашу страну практически невозможно, несмотря на все трудности, финансово мы вполне устойчивы и даже самодостаточны. Чего не скажешь о других. Япония, например, если ее экономику лишить доступа к внешним рынкам, выстоит всего две недели, рассчитали эксперты Reuters в обнародованном вчера исследовании. У Великобритании резервов хватит на полгода, у США - на четыре месяца, у Франции - на два. Германия продержится три года.

Последние новости