Новости

08.11.2013 00:07
Рубрика: Культура

YouTube против академизма

Московская академия хореографии отметила 240-летие
В то время как в Петербурге продолжает накаляться атмосфера вокруг кадровых перестановок в Академии русского балета имени Вагановой, Москва отметила юбилей своей балетной школы фестивалем в Кремлевском дворце. Среди поздравлявших были Школа танца Римского оперного театра, Школа Жаклин Кеннеди-Онассис при Американском театре балета, Гамбургская балетная школа, балетная школа Ла Скала.

Наш собеседник, главный балетмейстер Михайловского театра Михаил Мессерер, - не только выпускник Московской академии хореографии (в то время хореографического училища при Большом театре), но и балетный педагог с мировым именем.

Чем запомнились вам годы учебы в академии хореографии?

Михаил Мессерер: Помню, как я попал в первый класс. В отличие от многих моих соучеников к моменту поступления я уже не только бывал на спектаклях в Большом театре, но и примерно представлял, что происходит в балетном зале, так как бывал в школе на уроках моей мамы (Суламифь Мессерер - прима Большого театра, ведущий педагог хореографического училища. - Ред.) Правда, у нас уроки были другие, атмосферу создает педагог - и хорошую, и плохую. Я это понял очень рано.

Несколько лет назад вы восстанавливали в Большом театре "Класс-концерт", где заметная роль отведена детям. Сильно изменилась школа за эти годы?

Михаил Мессерер: Я заканчивал учебу еще в старой школе, которая располагалась рядом с Большим театром и называлась "при Большом театре". В здании на Неглинной работали поколения мастеров, выдающиеся педагоги, место было намоленное. "Новое" здание на 2-й Фрунзенской открыли через год после того, как я выпустился. Мне кажется, это другая школа, сравнивать их не стоит.

Вы работали во многих именитых балетных школах за рубежом. Как вы оцениваете уровень современного технического оснащения Московской академии?

Михаил Мессерер: Вне сомнения, сегодняшний ректор Марина Константиновна Леонова, моя соученица по школе, следит за тем, чтобы не отставать от времени. Недавно я снова был в школе, чтобы отобрать выпускников для нашего театра, и поразился: там проведен грандиозный ремонт. Инфраструктура школы вполне соответствует мировым стандартам: очень много залов, они хорошо оснащены... Я не видел именно уроков. Но конечный результат меня очень порадовал. И среди лучших артистов труппы Михайловского театра много выпускников московской школы. Из чего можно сделать вывод, что в школе учат хорошо. На днях пятый раз пройдет Гран-при Михайловского театра. На предыдущих московская школа показала себя блестяще: выигрывали москвички Анастасия Соболева, Ксения Рыжкова, Эльвина Ибраимова.

В чем особенности московской школы классического танца?

Михаил Мессерер: Если кратко, то это академизм, помноженный на выразительность.

Эти особенности сохранились и сегодня?

Михаил Мессерер: Сегодня YouTube влияет на артистов не меньше, чем педагоги. В школе Королевского балета в Лондоне учатся не только англичане, но и французы, бразильцы, итальянцы и даже русские. В Москве и Петербурге тоже учат иностранцев. Русский балет по-прежнему популярен во всем мире. Разница школ нивелируется. Но пока еще можно в классе отличить американца от москвича.

Тем не менее танцовщикам, уезжающим на Запад, для успешной карьеры приходится переучиваться и доучиваться. Чего не хватает нашей школе?

Михаил Мессерер: Не доучиваться, а адаптироваться. Тем не менее важно, чтобы в наших театрах продолжалось обучение артистов. Школа школой, но у нас такая трудная профессия, что важнейшие годы для повышения профессионального уровня, с 18 до 24 лет. А конкуренция в мире гигантская. Руководитель труппы должен пристально следить за каждым, тянуть его за волосы и стараться сделать из него лучшего артиста, чем он был вчера.

Все российские балетные школы, что людей с хорошими данными все меньше...

Михаил Мессерер: Я вижу прекрасные данные у молодых. В советский период профессия балетного танцовщика была одной из самых престижных, давала возможность выезда аж за границу. И финансовые возможности: заграничные поездки обогащали. А сейчас все изменилось. И усложнилась ситуация с армией. Раньше многие отдавали своих сыновей в балетную школу, чтобы те не служили. Сейчас такой гарантии нет. Что касается девочек, тела такие, что в старое время каждая из них, считай, могла быть звездой.

Изменились ли требования к выпускникам школы?

Михаил Мессерер: Сегодня значительно увеличилась нагрузка на артистов балета. Количество и интенсивность репетиций намного больше, гораздо больше общее количество спектаклей. Особенно это касается переключения с классического репертуара на современный. Большие труппы должны их сочетать, а это дополнительная нагрузка на связки, мышцы. Выносливость - одно из важных качеств, на которые теперь надо обращать внимание. И это помимо выразительности, таланта, техники... Выпускники московской школы отвечают этим требованиям. С ними приятно работать.

Cправка "РГ"

Московская академия хореографии, учрежденная еще Екатериной Второй, за 240 лет существования многократно меняла названия и статус. Диплом был приравнен к вузовскому 25 лет назад, но его реальный вес бесценен. Ввоспитанники МГАХ по-прежнему называют свою alma mater просто "школой", определяя этим ее важнейшее место в своем формировании. Среди выпускников гигантская плеяда звезд Большого: от первой московской Жизели Екатерины Санковской и Екатерины Гельцер до Владислава Лантратова. Принадлежностью к московской школе гордятся и Алексей Ратманский, Наталья Осипова, Юрий Посохов, Полина Семионова, Мария Кочеткова.

Кстати

За день до празднования юбилея министр культуры Владимир Мединский объявил о создании координационного совета по балетному образованию. Предполагается, что в него войдут балетные практики - танцовщики, педагоги, руководители компаний. Рабочую группу по созданию совета возглавит ректор Московской академии Марина Леонова.

Культура Театр Музыкальный театр