Новости

11.11.2013 00:50
Рубрика: Власть
Проект: Армия

Берут в солдаты, но не на войну

Сергей Шойгу объяснил, почему армии нужны призывники
Министр обороны Сергей Шойгу дал ответ на один из самых чувствительных для многих россиян вопрос: станет ли Российская армия в обозримом будущем полностью профессиональной?  По мнению главы военного ведомства, по объективным причинам это вряд ли возможно.

- Для того чтобы иметь исключительно профессиональную армию, мы имеем очень большую территорию, - сказал Шойгу в эфире телепередачи "Вести в субботу".

В то же время, министр несколько успокоил призывников и их родителей. Перспектива оказаться под пулями ребятам не грозит. Отправка парней на год срочной службы (этот срок никто увеличивать не собирается) в первую очередь связана с необходимостью обучать их армейским, флотским специальностям, а также навыкам управления боевой техникой и оружием. Россия - действительно большая страна, и защищать ее в случае агрессии должны люди, имеющие хотя бы минимальные военные знания и войсковой опыт. Именно их приобретает на службе каждый призывник. Если он в трудную минуту понадобится армии уже после службы, то на помощь Вооруженным силам отправится со вторым фронтом - профессиональным мобилизационным резервом. Напомним, что его в России официально начали создавать 1 января нынешнего года. Туда войдут не все пребывающие в запасе солдаты и офицеры, а только добровольцы, готовые встать под штык по первому зову.

- Мы должны иметь возможность мобилизоваться, а для того, чтобы мобилизоваться, мы должны иметь мобилизационный ресурс. Для этого есть курс на создание четырех резервных армий, - заявил Шойгу и уточнил, что к 2020 году Вооруженные силы уйдут "от применения в боевых действиях призывников".

Если что, воевать главным образом придется профессиональным солдатам. Как выразился министр, в его ведомстве "точно, до единицы" знают, сколько таких военнослужащих необходимо иметь Российской армии. В минобороны помесячно и на годы вперед расписан график набора контрактников. В октябре его даже перевыполнили - вместо планируемых 50 тысяч человек приняли в строй более 60 тысяч. Но только за цифрами генералы не гонятся. Главное для них, чтобы Вооруженные силы пополняли грамотные и мотивированные на долгую и добросовестную службу люди. А для этого им нужно создать в армии нормальные условия жизни. "Чтобы не получилось так - мы взяли человека на контракт и поселили с рядовыми бойцами в казарме. А мужику за 30 лет, он имеет хорошее образование, он пришел действительно служить Родине", - подчеркнул Шойгу.

В то же время министр признал: комплектовать войска исключительно профессионалами не получится, призывники там тоже нужны. Причем призывники грамотные и добросовестные. Солдатской грамоте их учат на стрельбищах и полигонах. А чтобы эта наука лучше доходила до парней, полевые занятия в армии выходят на первый план. Глава оборонного ведомства сказал, что теперь на учебные стрельбы будут выделять в пять раз больше патронов, снарядов, ракет. По словам министра, это решение вызвано результатами внезапных проверок боеготовности, которые показали, что "военнослужащие довольно слабо стреляют"

Напомним, что в нынешнем году таких внезапных проверок боеготовности было шесть. В минобороны стараются, чтобы подъемы по тревоге не проходили бесследно не только для рядовых и младших офицеров, но и для тех, кто руководит бригадами, дивизиями и округами, а также обеспечивает армию всем необходимым.

- Когда мы проводим внезапные проверки, всем кажется, что сегодня провели, а завтра забыли. Все это далеко не так. Дальше идет глубокий анализ, - сказал Шойгу. - Его результатом стала большая работа по синхронизации всего. Я поясню: допустим, сегодня мы знаем, что к нам завтра придет лодка. Значит, к завтрашнему дню должны построить все пирсы и причалы, системы обслуживания, подготовить экипаж, - подчеркнул министр и добавил, что все предпринятые меры позволяют лучше подготовиться к приходу контрактников в армию.

Все разговоры о том, нужны или не нужны армии призывники и сколько контрактников действительно требуется Вооруженным силам, в конце концов "утыкаются" в вопрос - кто угрожает России? Шойгу дал ответ и на него.

- Главный враг - международный терроризм. Может, это приевшаяся, банальная фраза, но посмотрите, кто воюет в Сирии, в Афганистане, в Мали, в Ливии, - рассуждал министр обороны.- Вторая угроза - это 2014 год, Афганистан. Третья - приближение НАТО к нашим границам, продолжение расширения, на наш взгляд, абсолютно необоснованное. Мы говорим, улыбаемся друг другу, но все это продолжается. Конечно, не остается без внимания и все то, что называется дальним зарубежьем. Накал не стихает. Я имею в виду все, что связано с Персидским заливом… Северная Африка, Центральная Азия. Конечно, мы не можем быть в стороне.

Именно со сложной обстановкой в некоторых регионах связана активизация там нашего военного присутствия. Корабли российского ВМФ вернулись к постоянному патрулированию в Средиземноморье, армия и флот заново обживают Север, в частности, Землю Франца-Иосифа и Новосибирские острова. И, по большому счету, такие шаги вызваны вполне реальными угрозами интересам России.

- Это большая работа - подготовка Вооруженных сил к отражению разного рода угроз. По сути своей мы должны, в конце концов, понять, где мы находимся и на что мы способны, - отметил глава военного ведомства. - Все это делается под руководством Верховного главнокомандующего. Главная цель этой реформы - чтобы все части у нас были постоянной боевой готовности.

Шойгу - человек публичный, поэтому ему нередко приходится отвечать на так называемые неудобные вопросы. Например, о подоплеке его назначения год назад министром обороны.

- Я достаточно давно работаю вместе с нашим президентом Владимиром Владимировичем Путиным, работаю под его руководством и горжусь этим. Горжусь тем, что являюсь членом его команды. В данном случае, министерство обороны - это поручение, и дай бог сил на выполнение этой работы. Ну, скажет завтра президент - надо пойти старшим егерем, ну об этом, конечно, можно только мечтать, ну пойду егерем, ну а что? Это, на мой взгляд, и является главным принципом командной работы, - объяснил свою позицию Шойгу.

Достаточно кратко и недвусмысленно он прокомментировал разговоры о скором повышении до премьер-министра. "Речь идет не только о вице-премьере, там разные мысли, разные слухи, разные домыслы. Я бы хотел в связи с этим сказать следующее: у меня не было никогда каких-то таких политических устремлений". А вот мнение министра обороны по поводу объединения его ведомства с МЧС: "Ну, нет, что вы. Там свои задачи, у нас свои задачи, мы занимаемся своими делами". Правда, Шойгу сразу уточнил, что в Военной доктрине прописано, что армия должна помогать в тяжелой ситуации стране и людям - что и делало министерство обороны во время паводков на Дальнем Востоке.

Власть Безопасность Армия Правительство Минобороны Реформа армии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники