Новости

12.11.2013 00:10
Рубрика: Культура

Праздник единства. Послевкусие

Демонстрация единства: на Первом - старый, можно сказать, древний фильм "Офицеры". Не менее древняя картина "Москва слезам не верит". А дальше то, что и на остальных каналах: концерты, пронафталиненный юмор и слащавый "Ледниковый период". Покой зрителей нарушили информационные сюжеты, посвященные "русским маршам".

Отдельное мероприятие - документально-игровой фильм "Романовы".

***

Показом "Романовых" Первый убил двух зайцев: и 400-летие династии отметил, и у праздника единства отметился исторической информацией.

Честно говоря лучше бы он этого не делал - уж больно невеселая для праздничного утра (4-е ноября) получилась картина. Царь-юноша, шестнадцати лет отроду Михаил Федорович Романов, победив сторонников Марины Мнишек, сажает на кол главу казачьего войска Ивана Заруцкого, а малолетнего сына Марины и Лжедмитрия II Ивана велит прилюдно повесить. Грозный глас режиссера фильма Максима Беспалого из-за кадра сообщает, как это выглядело. По свидетельству голландского путешественника Элиаса Гертмана, "была метель, снег бил мальчика по лицу, он несколько раз спрашивал: "Куда вы несете меня?" Оледеневшего ребенка успокаивали, доколе не принесли его на место, где стояла виселица, на которой повесили несчастного мальчика как вора". Так и видишь толпу любопытных русских людей на площади и раскачивающийся на ветру труп.

Это мое разыгравшееся воображение, а в кадре все не так страшно. Мы видим, как топором затачивается кол для мятежника Заруцкого и веревку с петлей для мальчонки. Голландец-путешественник выводит каллиграфическим почерком свои впечатления о Руси, на фоне которых проступают болтающиеся ноги ребенка...

Жестокость гуманизирована и отчасти оправдана. Все-таки, полагает автор вслед за царем и его окружением, если не вздернуть дитя демонстративно, то велик риск нового самозванства и, стало быть, новой смуты.

Царь Михаил взял грех на свою душу и вздернул. Смуты не случилось, но начались войны, и вскоре выяснилось, что "хрен войны" не слаще "редьки смуты". Опять разор. К нему - лихоимство. И тут случись "медный бунт". Бойня в Коломенском. За ней - бессудные расправы. Сто пятьдесят человек были повешены, а частично -четвертованы. Около тысячи бунтовщиков отправились в ссылки с выжженным на лице клеймом "Б" (бунтовщик).

Но самое главное завоевание государя Алексея Михайловича - созданный им Приказ тайных дел, который совмещал функции контрразведки, тайной полиции и цензурного комитета. Что особенно примечательно, располагался он не в Кремле, а на Лубянке, имел систему пыточных подвалов и обладал самым большим штатом сотрудников, а также огромным штатом внештатных сотрудников - доносчиков в разных слоях населения - от чиновничьего люда до кабатчиков.

Забавно, что инженерам, конструировавшим репрессивную машину в СССР, и придумывать ничего не надо было. И даже строить новое здание Приказа тайных дел не пришлось - дореволюционное сгодилось. Оставалось этот перпетум усовершенствовать и модернизировать.

Такого рода нечаянных подробностей в сериале предостаточно. Он еще не закончен. "О сколько нам открытий чудных Готовят просвещенья дух И опыт, сын ошибок трудных, И гений, парадоксов друг".

Ждем-с новых открытий в следующих сериях "Романовых".

***

В наше время условия и принципы национального единения сильно усложнились. И не только для матушки России, но и для других вполне себе цивилизованных стран. Ну, скажем, для Германия. У нее тоже был "сын ошибок трудных", да еще каких трудных...

Неожиданно документальный сериал Владимира Познера и Ивана Урганта "Германская головоломка" послужил своего рода "подсветкой" для наших сегодняшних чисто российских головоломок.

И Германия, как выясняется, не до конца посчиталась со своим трагическим прошлым, и ее нынешние граждане не вполне отдают себе отчет в тех цивилизационных вызовах, с которыми им придется столкнуться в ближайшем будущем. Как, впрочем, и нам - гражданам России.

Интересен в этом отношении диалог Владимира Познера с немецким турком, обладателем громадного состояния, при этом не считающим себя немцем и бравирующим этим. На вопрос российского журналиста: не чувствует ли он благодарность к Германии, что дала ему кров и возможность достичь того материального благополучия, которое он имеет сегодня, ответил: "А почему я и мои соотечественники должны благодарить страну пребывания. Скорее она должна нас благодарить".

И интервьюер сразу без лишних слов уловил, куда клонит его собеседник. Если разобраться, так это они, понаехавшие в Германию из Турции, своим горбом обеспечили германской экономике лидирующее положение в ЕЭС. Наверное, можно спорить о размере вклада турецкой диаспоры в развитие страны ее пребывания.

Но каким бы ни был этот вклад, он в свою очередь порождает проблемы культурологического толка, которые у нас уже давно оформились в телевизионную забаву: "найди общенациональную идею". И вот политологи и журналисты раз за разом пытаются ее сформулировать. В минувшее воскресение участники ток-шоу "Воскресный вечер" с Владимиром Соловьевым долго упирались в эту проблему. Но каждый остался при своей личной национальной идее. И пусть бы. Проблема, однако, в том, что в какой-то момент идея перестает быть целью, смыслом и становится инструментом. Дубиной, которая валяется на улице и которую подбирают "русские марши".

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым