Новости

Владимир Лукин: Защита семьи Агеевых еще не исчерпала всех возможностей
Преображенский суд Москвы отказался пересматривать свое решение об отмене усыновления супругами Агеевыми в 2008 году двух сирот - Полины и Глеба.

Поводом к новому судебному витку в этой скандальной драме, начавшейся более четырех с половиной лет назад, стало заявление Антона Агеева о таком пересмотре - "по новым обстоятельствам". Право на это ему давала статья 392 ГПК РФ "Основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу (по вновь открывшимся или новым обстоятельствам)". И одним из таких оснований является решение Европейского суда по правам человека о том, что права гражданина были нарушены решением суда в его государстве.

Оно у Агеевых было: в апреле этого года палата из семи судей ЕСПЧ единогласно вынесла постановление по делу "Агеевы против России" (Ageyevy v. Russia, № 7075/10), в котором перечислила целый ряд нарушений статьи 8-й Европейской конвенции о правах человека, усмотрев в деятельности российских органов необоснованное вмешательство в семейную жизнь. Отмену усыновления ЕСПЧ признал безосновательной, отметив, что национальные процедуры по этому поводу должны быть возобновлены, а решение - пересмотрено в соответствии с положениями действующего Гражданского процессуального Кодекса РФ. Кроме этого, Россия должна выплатить супругам Агеевым 55 тысяч евро, 25 тысяч евро Антону Агееву и 30 тысяч евро - Ларисе Агеевой, а также возместить им 12 тысяч евро судебных издержек.

Тем не менее, в "отказном" определении Преображенского суда сказано, что решение ЕСПЧ "не содержит прямого указания на необходимость пересмотра решения национального суда, восстанавливая при этом нарушенные права заявителей". Не принял суд во внимание ни просьбу Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина удовлетворить заявление супругов, ни мнение прокурора, который, по словам Антона Агеева, считал, что ходатайство о пересмотре решения об отмене усыновления подлежит удовлетворению.

"Решение Преображенского суда сомнительное", - так прокомментировал ситуацию Владимир Лукин, с самого начала поддерживающий приемных родителей в их борьбе за детей. -  Защита семьи Агеевых еще не исчерпала всех возможностей обжалования, и, думаю, точку в этом деле поставит Верховный суд, а мы будем и впредь поддерживать сторону защиты. Это дело не такое простое, есть основание полагать, что фигурант не виновен, и мы обжаловали этот приговор. И Европейский суд поддержал нашу позицию".

"Дело Глеба Агеева", и в самом деле, очень непростое, началось в марте 2009 года, когда 3-летний Глеб оказался в больнице с ожогами лица, черепно-мозговой травмой, ушибами и ссадинами на теле. И, поскольку его пугающие больничные фотографии непостижимым образом молниеносно распространились по всем газетам и телеканалам, общественный резонанс был оглушительным. И - обличительным: в случившемся обвинили приемных родителей малыша Антона и Ларису Агеевых. Столь же оперативно раскрывались и обнародовались в прессе подробности частной жизни этой вполне обеспеченной семьи, за несколько лет до этого потерявшей 17-летнего родного сына, умершего от тяжелой болезни.

Сотрудники опеки, до этого не имевшие никаких претензий к воспитанию в приемной семье Агеевых детей, изъяли Глеба и его младшую сестру Полину у родителей и поместили малышей в приют. Против Агеевых было возбуждено уголовное дело. По версии следствия, родители "систематически истязали" приемного сына. По версии родителей, в тот день ребенок полез за игрушкой, укатившейся под стол, задел за шнур электрический чайник, из которого на него вылился кипяток, а ушибы на теле - результат падения с лестницы.

Не дожидаясь судебного рассмотрения уголовного дела в районном подмосковном суде по месту фактического проживания Агеевых, московский Преображенский суд вынес решение об отмене усыновления Глеба и Полины. А потом случилась судебно-правовая коллизия: в ноябре 2010 года подмосковный суд по уголовному делу о жестоком обращении с ребенком признал виновной только Ларису Агееву и по гораздо более мягким статьям, чем требовало обвинение. В приговоре уже не было страшных статей об умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью и истязании малолетнего. Агееву суд признал виновной в ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию мальчика и приговорил к исправительным работам. С ее мужа все обвинения и вовсе были сняты, и Антон Агеев стал добиваться восстановления в отцовских правах. Если бы он был биологическим, а не приемным отцом, он имел бы на это все основания и шансы на успех. Но Преображенский суд ему отказал.

"Суд решил трактовать его действия не по аналогии права, действующей в отношении биологических родителей, а как новую попытку стать кандидатом в усыновители, - поясняла тогда журналистам его адвокат Наталья Ермолаева. - Между тем Семейный кодекс запрещает такие попытки лицам, в отношении которых ранее было отменено усыновление "по их вине". И это тупик: отмена усыновления была произведена судом раньше, чем установлено, что вины Антона Агеева в случившемся нет, однако это решение не отменено, и оно закрывает путь к восстановлению отцовских прав".

И начался трехлетний судебный марафон. Агеевы за эти годы прошли все ступени обжалования отказов в отмене решения Преображенского суда, лишившего их права на детей. Чуть больше года назад Верховный суд РФ отказал бывшим приемным родителям и омбудсмену Владимиру Лукину, требовавшим отменить решение о лишении их родительских прав.

С июня 2010 г. Агеевым разрешили посещать в приюте Глеба и Полину. Антон с Ларисой приезжают туда по два раза в неделю. Директор приюта выступил в этот раз в Преображенском суде на стороне Агеевых, рассказав, что дети просятся домой и продолжают считать Ларису и Антона своими родителями. А раньше юристы приюта даже направляли жалобу в Верховный суд РФ о восстановлении прав Агеевых как приемных родителей, но она была отклонена.

После благой вести из Страсбурга о постановлении ЕСПЧ у старших и младших Агеевых и всех сочувствующих этой семье появилась надежда на ее воссоединение. Преображенский суд Москвы эту надежду не поддержал. Что теперь? Теперь - все сначала. "Мы на этой неделе подадим жалобу в Мосгорсуд", - уже пообещал обжаловать последнее решение суда Антон Агеев.

Прямая речь

Борис Альтшулер, правозащитник, руководитель общественной организации "Право ребенка", член Общественной палаты РФ:

- Есть норма "ограничение родительских прав", которая может применяться судом в отношении родителей до тех пор, пока их вина не установлена. Почему она не была применена тогда, в 2009 году, а было сразу вынесено решение об отмене усыновления, мне непонятно. - Возможно, это было результатом истерии, устроенной СМИ? Между прочим, никто ведь до сих пор не расследовал, каким образом съемочные группы телеканалов оказались в этой больнице, куда привезли мальчика, кто их туда пустил, кто позволил снимать ребенка и показывать на всю страну.
 

Последние новости