Новости

21.11.2013 00:20
Рубрика: Культура

"На севере диком..."

Как немецкая сосна прижилась в русской поэзии
Все, кто читал в детстве замечательную повесть Юрия Коваля "Недопесок", непременно вспомнят главу "На севере диком...".

Там учитель рисования Павел Сергеевич, глянув в окно, спрашивает деревенских ребятишек: "Видите за фермой сосну?" Они кричат: "Видим! Видим!" И тут Павел Сергеевич читает им стихотворение Лермонтова:

На севере диком стоит одиноко

На голой вершине сосна.

И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим,

Как ризой, одета она.

И снится ей все, что в пустыне далекой,

В том крае, где солнца восход,

Одна и грустна на утесе горючем

Прекрасная пальма растет.

Потом ребята спорят, про какую сосну написал Лермонтов - про ту, что видна им из окна, или какую-то другую. И вдруг одна девочка говорит, что это стихотворение вовсе не про сосну, а про одинокого человека: "Он стоит, и ему печально..."

А потом учитель просит ребят нарисовать "сосну, пальму, все, о чем написал Лермонтов..." и пока все вспоминают, как выглядит пальма, Коля Калинин уже рисует: "Во - сосна! А во - пальма! Во - песок! Во - скала!.."

Юрий Коваль в молодости был учителем в сельской школе и, наверное, когда писал повесть, вспомнил один из своих уроков. А я вспомнил о Ковале и "Недопеске" в музее Пушкина - в том, что на Пречистенке. Там сейчас проходит выставка "Москва и Дюссельдорф. Города искусств в первой половине ХIХ века". И вот на самом центральном месте экспозиции, под портретом Генриха Гейне - автограф стихотворения "Ein Fichtenbaum steht einsam" - того самого, которое мы помним со школьных лет в переводе Лермонтова.

И тут же, под стеклом, можно увидеть еще два перевода этого стихотворения на русский язык. Оказывается, первым стихотворение про сосну и пальму перевел в 1827 году Федор Иванович Тютчев - всего через четыре года после того, как Гейне написал свой шедевр. Так как сосна в немецком языке - слово мужского рода, Тютчев сделал главным героем кедр.

На севере мрачном, на дикой скале

Кедр одинокий под снегом белеет,

И сладко заснул он в инистой мгле,

И сон его вьюга лелеет.

Про юную пальму все снится ему,

Что в дальных пределах Востока,

Под пламенным небом, на знойном холму

Стоит и цветет, одинока...

В 1841 году, независимо друг от друга, за перевод берутся Михаил Лермонтов и Афанасий Фет. В том же году перевод Фета выходит в журнале "Москвитянин". Здесь перед читателем вырастает дуб.

На севере дуб одинокий

Стоит на пригорке крутом;

Он дремлет, сурово покрытый

И снежным, и льдяным ковром.

Во сне ему видится пальма,

В далекой, восточной стране,

В безмолвной, глубокой печали,

Одна, на горячей скале...

По самым скромным подсчетам, стихотворение Гейне было переведено на русский язык не менее сорока раз. Один из последних переводов принадлежит Наталье Морозовой-Форстер. Предваряя публикацию своего перевода в журнале "Звезда", автор пишет: "Несколько лет я пыталась передать более или менее адекватно стихотворение Гейне, упирая не на красоту слога, но на его смысл..."

Сосны дерево стоит одиноко

На севере на голой вышине.

Его клонит в сон; белым покровом

Окутывает его лед и снег.

Ему все грезится о пальме,

Что далеко в утренней земле,

Одиноко и безмолвно печалится

На горячей отвесной скале.

Интересно, что в "Недопеске" Юрия Коваля все дальнейшие события закручиваются вокруг все той же сосны. И вот в самый интересный момент "вздрогнула одинокая ковылкинская сосна и увидела наконец-таки пальму на юге далеком". А что происходило в этот момент - не скажу. Сами прочитайте.

Пишите Дмитрию Шеварову: dmitri.shevarov@yandex.ru

Культура Литература Календарь поэзии