Новости

22.11.2013 00:06
Рубрика: Культура

Независимость и самоуправление

Директор Венских филармоников о жизненных принципах знаменитого оркестра
В Концертном зале имени Чайковского окрылись гастроли Венского филармонического оркестра. Под управлением маэстро Кристиана Тилемана прославленный коллектив представляет полный цикл симфоний Бетховена. Накануне первого концерта на вопросы "Российской газеты" ответил директор оркестра Клеменс Хеллсберг.

Сегодня часто говорят, что, если раньше у каждого оркестра был свой собственный голос, теперь они все больше похожи друг на друга и каждый постепенно теряет лицо. Угрожает ли такая опасность вашему оркестру?

Клеменс Хеллсберг: Мы часто обсуждаем этот вопрос, он касается не только оркестров. Это издержки глобализации. Оркестры действительно звучат все более похоже друг на друга. Мы стараемся сохранить свой звук. В первую очередь это типично венские гобои и валторны - у нас они звучат, как больше ни у кого. Cпецифика нашей игры в том, что мы стараемся не жертвовать глубиной, красотой, качеством звука ради внешнего блеска, не играть слишком агрессивно.

На пресс-конференции вы назвали симфонии Бетховена основой репертуара вашего коллектива. Как меняется репертуар со временем?

Клеменс Хеллсберг: Оркестр был основан в 1842 году. Если отсчитывать репертуар современного оркестра, скажем, от Бранденбургских концертов Баха, получится около трех веков. Это значит, что к моменту основания оркестра репертуар охватывал столетие с лишним и теперь вырос почти втрое. И нам все труднее держать в поле внимания весь спектр. Мы стараемся делать программы как можно разнообразнее и в то же время не забывать об основе: Гайдн, Бетховен, Моцарт...

Однако есть оркестры, в том числе в Москве, руководители которых остановились на Равеле, максимум на Шостаковиче, и не видят в этом проблемы.

Клеменс Хеллсберг: (Смеется.) Как музыкант я не могу этого понять. Богатство репертуара - наше счастье. Музыканту необходимо быть любознательным по отношению к музыке. Моя жизнь лишилась бы чего-то важного, перестань мы играть французскую, русскую, венгерскую музыку, не говоря уже про Сибелиуса. Почти каждый год мы стараемся заказывать и исполнять новые сочинения.

Вы упомянули молодых оркестрантов; верно ли, что к некоторым из них должности переходят по наследству от родителей?

Клеменс Хеллсберг: Отчасти да, например, мой старший сын играет в оркестре. (Смеется.) Он тоже с нами в турне, играет в группе вторых скрипок.

Верно ли, что финансирование оркестра происходит без привлечения спонсорских средств?

Клеменс Хеллсберг: Не совсем, наш эксклюзивный спонсор - Rolex. Но у нас действительно нет ни других спонсоров, ни частных субсидий: несколько лет назад мы отказались от них. Не такие уж ощутимые суммы, а нам хотелось сохранить независимость - для нашего оркестра это важнее денег. От экономического кризиса в любой стране в первую очередь страдает культура. И мы решили обезопасить себя от ситуации, когда кто-то из спонсоров вдруг не сможет нас поддержать.

Оркестр работает со многими дирижерами, как вы выбираете их?

Клеменс Хеллсберг: В первую очередь мы ищем тех, с кем могли бы установить длительные отношения. Часто это удается. Например, Зубин Мета впервые дирижировал оркестром в 1961-м - 52 года назад. Лорин Маазель с нашим оркестром уже 51 год, Жорж Претр - 50, Риккардо Мути - 41. Мы продолжаем искать и тех, с кем еще не работали. В Вену приезжают почти все ведущие оркестры и дирижеры мира. Мы прислушиваемся к рекомендациям солистов и дирижеров - наших коллег из Государственной оперы, консультируемся с промоутерами, журналистами, агентствами. Сейчас, например, мы очень довольны сотрудничеством с Андрисом Нелсонсом.

Вы сказали, как оркестр ценит независимость; принципы его существования неизменны или меняются со временем?

Клеменс Хеллсберг: Оркестру 171 год. Самый главный его принцип - в том, что артисты оркестра сначала должны поработать в Венской опере. Два других - независимость и самоуправление. Надеюсь, они сохранятся и в дальнейшем, поскольку их действенность доказана всем сроком жизни оркестра. В Австрии за это время сменилось не менее пяти политических систем: монархия, Первая республика, национал-социализм, послевоенное десятилетие, Вторая республика. А принципы существования оркестра не изменились.

Ждут ли оркестр в этом сезоне другие масштабные проекты, подобные бетховенскому циклу?

Клеменс Хеллсберг: Каждый год наш оркестр традиционно проводит неделю в Токио и неделю в Нью-Йорке, в следующем году этой традиции 25 лет. Еще более важная дата 2014 года - сто лет с начала Первой мировой войны, и мы посвящаем ей семь концертов в Нью-Йорке, проведем симпозиум, посвященный эпохе между двумя мировыми войнами. Существенное для нас событие состоится 28 июня: за сто лет до этого был убит эрцгерцог Франц Фердинанд, и в тот день мы дадим концерт в Сараеве. Для нас это очень важно.

Культура Музыка Классика