Новости

26.11.2013 15:50
Рубрика: Культура

6 новинок ярмарки Non/fiction

Международная ярмарка литературы Non/fiction, которая открывается 27 ноября в Центральном доме художника, уже традиционно является форумом, где представляются не только документальные издания, но и новинки интеллектуальной художественной литературы. Некоторые из свежих изданий - в нашем обзоре.
Клод Леви-Стросс. Обратная сторона Луны

Сборник эссе, статей и путевых заметок классика антропологии, впервые вышедший на русском, рассказывает об уникальной культуре Японии, сравнивая ее искусство и традиции с европейскими. Причем порой сопоставление Востока и Запада происходит не только в настоящем, но и в прошлом, позволяя найти общие черты между старинными японскими и греческими мифами.

В чем же, по мнению автора, состоит уникальность японского менталитета? "Для нас, европейцев, между историей и мифом пролегает пропасть. В Японии все наоборот. Одна из самых обаятельных и удивительных черт этой культуры состоит в том, что японцам близко и то и другое. Достаточно посчитать автобусы, регулярно выбрасывающие толпы посетителей у священных мест, дабы убедиться, что великие мифы об истоках и грандиозные пейзажи, на фоне которых они разворачиваются согласно традиции, поддерживают живую связь между временами легенды и современностью". Именно японское общество, по мнению Леви-Стросса, наглядно демонстрирует, что "необязательно ненавидеть и уничтожать прошлое, чтобы жить в настоящем", и что развитие науки и промышленного производства могут привести к обновлению уклада, но сохранению при этом духа многовековых традиций, воспитывающих уважение к старшим, своим предкам, сохранение "лица" - и не только в варианте европейского "имиджа".

Реза Амир-Хани. Ее я

Впервые на русском языке вышел роман известного иранского писателя, занимавшего пост президента национального ПЕН-клуба. Эта книга уже стала бестселлером во многих странах Европы. Она повествует о нескольких десятилетиях из жизни иранской семьи. Перед читателем разворачивается не только понятная в любом конце мира личная драма главного героя, но и множество самобытных картин повседневной жизни Ирана, а также развернувшихся в стране реформ и революции и даже впечатлений иранцев от повседневной, при этом совершенно иной, чем у них, парижской жизни.

Иногда кажется, что в этом произведении мир предстает безмерно огромным - ведь когда в другом полушарии бушует война, и в приволжских степях уже начинается битва, в которой будет положено начало решению судьбы не только Советского Союза и Германии, но и всего мира, здесь продолжается неспешное существование, в котором еще сильнее видна прелесть обыденности. "Это был конец августа 1942 года. Кругом было почти безлюдно, лишь иногда попадался деревенский житель или встречались редкие тегеранцы, у которых здесь загородные дачи. Деревенские везли на муле какой-нибудь груз вверх, в горы, или вниз. Поравнявшись с нами, они без промедления, первыми здоровались".

Но главной сквозной темой является история любви, которую герой романа лелеет, как великую драгоценность. Его возлюбленная погибла, но память о ней десятилетиями сопровождает его даже в воспоминаниях о жизнях родных, которые он заново проживает будто собственные.

Жюли Маро. Синий - самый теплый цвет

Впервые в России издан необычный графический роман, ставший основой для фильма "Жизнь Адель", который недавно получил на Каннском кинофестивале главный приз - "Золотую пальмовую ветвь". Сама книга еще раньше была награждена призами престижных конкурсов - Брюссельского и Алжирского фестивалей графических романов.

В центре сюжета находится жизнь художницы Эммы. Она весьма экстравагантна, красит волосы в синий цвет и совершает множество дерзких поступков. А символом постепенного взросления, запечатления чувств, эмоций и знаний для нее становится дневник в синем переплете, который ей подарили еще в самые юные годы: "Дорогой дневник! Вот  уже несколько месяцев, как я занимаюсь самоанализом, переворачивая в голове тонны вопросов о самой себе себе. Но сегодня я почувствовала, что возвращаюсь к жизни - не только как "личность", но и как "гражданка". Эмма глубоко переживает происходящие с ней события, постепенно обретая жизненный опыт и превращаясь из инфантильного существа во взрослого человека.

Леонид Парфенов. Российская империя: Екатерина II. Павел I

Иллюстрированное издание рассказывает о событиях отечественной истории второй половины XVIII века, неслучайно называемого блистательным. Это было время расцвета империи, расширения ее границ, "Покоренье Крыма", удачных заграничных походов и побед над недругами.

Но это был и век просвещения - в стране появились театры, многочисленные учебные заведения (в том числе - первый в стране Институт благородных девиц, знаменитый Смольный), развивалось книгоиздание, менялся облик уже существующих крупных городов и закладывались новые. Одновременно с этим происходили изменения и в жизни общества - и в первую очередь знати. "Высшая вольность дворянства - по своей воле сотворить целый мир: дома, хозяйственные постройки, парк - английский природный или французский регулярный, - лес срубить или новый посадить, речку так оставить или плотиной перегородить. У Аракчеева мужики маршировали, а у Шереметева учились актерскому мастерству. Еще можно было назвать дворянское гнездо своим именем".

Также в тексте подробно описана муштра времен Павла и его попытки искоренить часть материнских реформ, а также непростые отношения государя с высшими чиновниками и гвардией, строительство Михайловского замка и формирование заговора, стоившего императору жизни.

В чем отличие книги от  прочих сходных изданий? Это не просто рассказ о тех или иных событиях далекого Прошлого, а "исторический" туризм - соединяя места и времена, приводятся не только точные адреса музеев и достопримечательностей, но и координаты для GPS-навигаторов.

Виктор Точинов. Остров без сокровищ

Документальный роман-расследование впервые раскрывает перед читателями подробную и реалистичную картину событий, которые описал Роберт Льюис Стивенсон в своем прославленном романе "Остров сокровищ". Повествование, в котором нашлось место и определению датировки событий, и тонкостям британских законов того времени, и исправлению искажающих смысл переводческих неточностей, оказывается ничуть не менее захватывающим, чем сам оригинал. Так, кортики, которыми в русском переводе лихо орудуют и кладоискатели, и противостоящие им пираты, недаром вызывают недоумение у осведомленных читателей - это статусное оружие морского офицера, которое в описываемые времена никак не могло законным путем попасть к посторонним, тем более в таком количестве, как описано, да и для реального боя кортик пригоден редко. А в оригинальном тексте вместо "кортика" фигурирует катласс - абордажный тесак.

Знаменитый одноногий Сильвер из экипажа Флинта существовал в реальности, он подробно описан в мемуарах. Более того, известно, в каком сражении он лишился ноги. И эта информация вместе с рассказами, которые Стивенсон вложил в уста Сильвера, позволяет вычислить не указанную в тексте точную дату происходящих в романе событий.

Столь же тщательно анализируется в книге, чем на самом деле зарабатывал себе на жизнь владелец трактира "Адмирал Бенбоу", где все начинается, почему благородный Ливси работал сельским лекарем, что для английского дворянина было тогда позорным занятием, а также множество других, не менее интересных подробностей.

Сергей Яров, Евгений Балашов, Вадим Мусаев, Александр Рупасов, Александр Чистиков. Петроград на переломе эпох. Город и его жители в годы революции и Гражданской войны

В книге, состоящей из пяти частей (каждая из которых написана автором-историком) представлена подробная картина жизни северной столицы в один из ее самых драматических периодов, оценки поведения, отношения религии и новой власти, а также быта горожан.

В первой части ("У кормила власти") рассказывается о проходивших выборах в городской и районные Советы, агитации и полемике в прессе. Не обойдена вниманием и отчасти реформированная бюрократия и взошедший на политический Олимп Григорий Зиновьев. Во второй части ("Городская повседневность") дается анализ сложной криминогенной ситуации и борьбы с преступностью, а также жилищного вопроса, который хоть и испортил людей в целом, но в городе на Неве тогда стоял не так остро: многие его жители из числа бывших (дворян, чиновников, купцов и промышленников) уехали за границу, освободив жилища. В третей части ("Торговля и распределение") рассказывается о том, как власти пытались решить проблему транспортировки продовольственных грузов и первоочередного снабжения солдат и матросов, проводивших и свои "ревизии" складов. В следующей части, "Политические настроения горожан", говорится о массовых вспышках протеста на фабриках и заводах весной и летом 1919 года. Так на Путиловском заводе была принята знаменитая резолюция, причем если первый пункт был посвящен бытовым вопросам, то пятый требовал политической амнистии, а шестой вообще был посвящен возможной будущей власти. Пятая, завершающая часть издания "Новое общество - "новый человек" посвящена описанию преобразования духовной жизни общества и внедрения новых идеалов - в том числе при помощи массовых революционных представлений и уличных театрализованных зрелищ, одной из обязательных тем которых были пантомимические картины истории борьбы рабов с угнетателями и триумфальной победы пролетариата.

Культура Литература Ярмарка Non/fiction