Новости

25.11.2013 07:55
Рубрика: Власть

От Конституции до Уголовного кодекса

Спикер Совета Федерации ответила на вопросы главного редактора "РГ"
Телеканал Совета Федерации показал программу "Время и мы" с Валентиной Матвиенко". Ее гостем и одновременно ведущим стал главный редактор "Российской газеты" Владислав Фронин. В течение часа он общался со спикером верхней палаты, обсудив с ней 20-летие Конституции, бюджет на ближайшую трехлетку и другие злободневные темы.

Фронин: Принято, что гости приходят к ведущему программы. Формат вашей передачи необычен тем, что ведущий в гостях телестудии Совета Федерации, с чем я поздравляю - студия прекрасная. Так что с новосельем!

Матвиенко: Спасибо.

Фронин: И еще: в гости принято ходить не с пустыми руками. Я приготовил для вас несколько сюрпризов. Первый - фотография, где мы с вами на лыжах. Видите, как это делается: если "отрезать" главного редактора, получится фотография с первой полосы - "Лыжня России". С лыжами не расстаетесь?


Владислав Фронин: Если "отрезать" главного редактора, получится фотография с первой полосы. Фото: Олеся Курпяева/ РГ.

Матвиенко: Не расстаюсь, но катаюсь гораздо меньше, чем мне бы этого хотелось.

Фронин: Давайте перейдем к вещам более серьезным. Мы с вами в декабре отметим 20 лет Конституции новой России. 20 лет исполнится Совету Федерации и Государственной Думе. И вот тут у меня для вас один уникальный номер "Российской газеты"...

Матвиенко: Вы сегодня как Дед Мороз, Владислав Александрович.

Фронин: Я же в гости к вам пришел. Сейчас вы держите в руках единственный сохранившийся в редакции экземпляр "Российской газеты", в котором была впервые опубликована Конституция Российской Федерации. Вы хорошо помните тот день - 12 декабря 1993 года?

Матвиенко: Помню, конечно же. Я принимала участие в тех событиях, поскольку была депутатом съезда народных депутатов горбачевского созыва, членом Верховного Совета. В 1993 году я занимала должность Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Республике Мальта.

Вспоминая это, я понимаю, какой тяжелый этап своей истории переживало наше государство. Стране угрожали социальные потрясения, возможно, даже гражданская война. Принятие Конституции позволило создать законодательную основу новой государственности и успокоить ситуацию. Были официально закреплены такие ценности, как защита прав и свобод граждан, федеративное устройство государства, двухпалатный парламент. Кстати, Совет Федерации стал палатой регионов, которые как раз и являлись учредителями Российской Федерации, что способствовало стабилизации ситуации в целом. Кроме того, создан Конституционный суд, который развивает положения Конституции, дает толкования ее статей, следит за тем, чтобы Конституция строго соблюдалась, чтобы не было никаких перекосов, нарушений Основного Закона страны. Все это дает нам возможность еще глубже осознать ценность Конституции.

Фронин: Но если значение Конституции настолько велико, почему праздничный день 12 декабря отменили? Вам не хочется вернуть его?

Матвиенко: День Конституции как государственный праздник у нас есть, другое дело - он не является выходным днем.

Фронин: Может быть, вернем выходной?

Матвиенко: Чтобы отдать дань уважения нашему основному документу, считаю, можно было бы обсудить этот вопрос.

Фронин: После Мальты вы работали вице-премьером, были губернатором Северной столицы, а сегодня во главе Совета Федерации. Поэтому следующий вопрос к вам закономерен: какова роль Совета Федерации в становлении новой государственности России?

Матвиенко: Как я уже сказала, Совет Федерации - это палата регионов, а именно регионы, в соответствии с новой Конституцией, являлись учредителями федеративного государства. Подчеркну этот момент: ни народы, ни нации, как это было прописано в Конституции Советского Союза, а именно субъекты Федерации. Теперь вспомним жесткие противостояния в мае 1999 года, когда Госдума инициировала импичмент президента, а в Кремле обсуждались планы роспуска нижней палаты. Противостояние было в самом разгаре, когда Совет Федерации встал стеной и сказал, что палата регионов не может допустить такого развития событий, дестабилизации в стране. Это помогло охладить горячие головы. Ведь Совет Федерации - орган, который никто не может распустить, он является постоянно действующей палатой Федерального Собрания, таким, я бы сказала, фактором стабильности и сохранения государственности.

Далее Вы упомянули, что я была вице-премьером в правительстве. Конец 90-х - тяжелейшее время, близкое к катастрофе. Страна находилась в глубочайшем экономическом кризисе: огромные долги, пустая казна, невыплата зарплат бюджетникам, которые не видели денег от полугода до года. И в это время Госдума принимает популистские законы, лишь бы только нравиться населению. Однако для их реализации понадобилось бы сразу несколько российских бюджетов. И снова Совет Федерации остужал горячие головы и отклонял популистские решения.

Фронин: По сути говоря, брал на себя политическую ответственность за непопулярные меры.

Матвиенко: Конечно. Верхней палате приходилось отклонять эти законы. Государство не могло их реализовать - не те возможности. Не будь тогда верхней палаты, мы бы и дальше катились в глубокую яму. К тому же существовала огромная угроза сепаратизма и даже развала России по сценарию СССР. До этого я работала в Министерстве иностранных дел и хорошо помню, как ряд республик хотели открывать свои посольства в иностранных государствах. МИДу стоило колоссальных усилий вернуть работу в нормальное, цивилизованное русло...

Фронин: Кстати, меня тогда на нашем журналистском форуме поразило объявление ведущего: "Съезд Союза журналистов России пришел приветствовать Союз журналистов Москвы". Странно это как-то воспринималось: где Россия и где Москва?

Матвиенко: То, что удалось удержать ситуацию, - огромная заслуга Владимира Владимировича Путина. Он выстроил необходимую на том этапе для сохранения государственности вертикаль власти и начал проводить не популистскую, а очень жесткую линию на выравнивание экономического и социального развития страны. Постепенную, поэтапную, плавную, с опорой на регионы, парламент и мнение народа.

Фронин: Но ведь и Совету Федерации приходилось, как вы уже отметили, принимать непопулярные решения. Сейчас в Совете Федерации многое по-другому, и даже само здание перестроили. Что изменилось сегодня, по прошествии двух лет, в течение которых вы возглавляете верхнюю палату? В сути его работы, в сенаторском характере?

Матвиенко: На каждом историческом этапе нужен свой Сенат. В 90-е годы в состав Совета Федерации входили главы регионов, председатели законодательных собраний. Конечно, это были мощные региональные лидеры. Когда я была вице-премьером, я часто приезжала в Совет Федерации, докладывала те или иные законы, и сенаторы очень здраво реагировали на них. Затем последовали другие этапы, и за Советом Федерации закрепился стереотип, что это палата олигархов и отставных чиновников. Мы, безусловно, не могли с этим мириться. Прежде всего президент внес закон, устанавливающий новый порядок формирования Совета Федерации. Своевременный документ, отвечавший духу тех демократических реформ, которые проводились в стране. Конституция, в которой прописано, что Госдума избирается, а Совет Федерации формируется из представителей исполнительной и законодательной власти регионов, не была нарушена. Тем не менее мы ввели элемент волеизъявления граждан, и теперь уже не за закрытыми дверями решается, кто будет представлять регион в верхней палате.

Фронин: То есть победил на выборах мэра столицы Собянин - от Москвы пришел сенатор Долгих.

Матвиенко: Да, в соответствии с действующим порядком формирования Совета Федерации пришел Долгих.

Что касается законодательной власти, то теперь все депутаты региональных парламентов проходят всенародные выборы, тем самым получая легитимность, и потом парламент решает, кого из наиболее достойных людей направить в Совет Федерации. Уже нет представителей Садового кольца, которые находятся в верхней палате...

Фронин: ...получив "прописку" в Туве?

Матвиенко: Теперь приходят только местные люди, уважаемые в регионах, самодостаточные, имеющие жизненный, профессиональный опыт. Мы на деле стали палатой регионов. Губернаторы, председатели законодательных собраний приходят в Совет Федерации со своими проблемами, предложениями, законодательными инициативами.

Фронин: И не только губернаторы. Совсем недавно к вам приходили Генеральный прокурор, представители Следственного комитета, и был очень серьезный разговор. Я слышал, что чуть ли не собираются менять Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы. Что за разговоры, почему такие движения?

Матвиенко: Это были наши плановые парламентские слушания, для которых назрели основания. Наш Уголовный кодекс (а он был принят еще в 90-е годы) должен в большей мере отвечать экономическим, политическим, социальным реалиям, движению страны по демократическому пути развития. То же касается и Уголовно-процессуального кодекса. На слушаниях мы пришли к выводу, что России нужна новая концепция уголовно-правовой политики и, конечно, новые редакции УК и УПК. Все высказали большую заинтересованность в этой работе. Мы договорились создать межведомственную рабочую группу вместе с Госдумой и заняться этими вопросами.

Фронин: А кто войдет в ее состав?

Матвиенко: Представители МВД, прокуратуры, Следственного комитета, ученые. Без спешки, проанализировав правоприменительную практику и приняв во внимание достоинства, которые есть в УК и УПК, мы все-таки должны сформировать их новую идеологию, которая бы в большей мере соответствовала сегодняшним реалиям. Высказывается немало претензий и к самим нормам, а особенно к правоприменительной практике. Совет Федерации получает много жалоб, что наши правоохранительные органы злоупотребляют такой мерой, как досудебное заключение под стражу на период следствия. Конечно, эта норма оправдана, когда речь идет о тяжких преступлениях. Но если за нетяжкие преступления - экономические и иные - людей держат в местах заключения до года, а то и больше, то начинаешь задумываться, насколько это обоснованно. Поэтому такая мера нуждается в изменении, равно как и целый ряд других вопросов, в том числе баланс между прокуратурой и Следственным комитетом. И сейчас, после парламентских слушаний, мы совместно с Госдумой начнем этим заниматься.

Фронин: Завершая тему Конституции, хочу спросить: есть ли у вас, как человека с большим государственным опытом, желание что-то поменять в главном документе страны? Может, точечно, а может, кардинально?

Матвиенко: Владислав Александрович, еще раз выскажу свою точку зрения. Я считаю, что сегодня наша Конституция соответствует всем международным нормам и требованиям. В ней тщательно прописаны статьи по защите прав и свобод человека, она не потеряла свою актуальность и не утратила свой потенциал. Основная наша задача - развивать законодательство, строго соблюдая букву и дух Конституции. Парламенту еще работать и работать в этом направлении. В то же время никакая Конституция не может быть закостенелой.

Фронин: Если Верховный и Арбитражный суды превратятся в единый суд, это будет означать изменение Конституции...

Матвиенко: Совершенно верно. Эта мера необходима сегодня, если мы хотим повышать доверие населения к судебной системе, иметь единую правоприменительную практику. Но в последующих коренных изменениях я пока необходимости не вижу. Вторгаться в ткань Конституции надо очень бережно, аккуратно и только после широчайшего обсуждения, с участием населения. Сегодня можно слышать самые разные мнения: давайте изменим тут, давайте изменим там... Нельзя так скоропалительно, необдуманно подходить к главному документу страны. Обсуждать нужно - безусловно. Учитывать мнения экспертов, политиков, граждан - нужно. И только после тщательного взвешенного обсуждения - приходить к принятию тех или иных поправок к Конституции.


Валентина Матвиенко: Вторгаться в ткань Конституции надо очень бережно,аккуратно и только после широчайшего обсуждения, с участием населения. Фото: Олеся Курпяева/ РГ.

Фронин: Куда бы лично я внес очень много изменений - не знаю, согласитесь вы со мной или нет - это бюджет. Честно говоря, за все время работы главным редактором не припомню таких жарких дискуссий вокруг главного финансового документа страны. Как вы сами его оцениваете?

Матвиенко: Наша основная задача как палаты регионов - получить гарантии, что все социальные обязательства, в том числе прописанные в майских указах президента, будут безусловно исполнены. И я могу твердо сказать, что бюджет это обеспечивает. Следующий момент - баланс интересов федерального центра и регионов, та долговая нагрузка, которая образовалась. Есть целый ряд субъектов, которые закредитованы выше допустимой нормы. Здесь вина самих регионов: надо все-таки учиться жить по средствам и развивать собственную налогооблагаемую базу, выводить налоги из теневого сектора, поддерживать малый и средний бизнес.

Фронин: Повышение налогов нельзя назвать популярной мерой...

Матвиенко: Я не говорю о повышении. Я говорю о том, чтобы поднять уровень собираемости налогов, и здесь заложены огромные резервы. А поддерживать малый и средний бизнес нужно как раз за счет снижения налогов. То есть дать людям не рыбку, а удочку, чтобы они сами научились зарабатывать. К сожалению, далеко не все активно работают над формированием доходной части бюджета, все с куда большим удовольствием хотят делить бюджет. А делить можно только то, что мы все вместе заработали и внесли в этот бюджет как налогоплательщики. Тем не менее, понимая всю сложность ситуации, Совет Федерации вместе с минфином активно продвигает идею реструктуризации задолженности с точки зрения пролонгации выплат. Мы выступаем за то, чтобы максимально перевести коммерческую задолженность субъектов в бюджетные кредиты, где не такие кабальные условия, как в банках, а более льготные. И, разумеется, мы будем дальше настаивать на выделении большего количества средств для того, чтобы регионы выполняли социальные обязательства, как это предписывают майские указы президента.

Фронин: Вы не опасаетесь различных рисков, которые могут подстерегать в социальной части?

Матвиенко: Никаких рисков мы не имеем права здесь предусматривать. Я знаю, насколько твердая позиция в этом вопросе у президента. Конечно, бюджет жесткий, потому что мировой финансовый экономический кризис не закончился. Темпы роста нашей экономики гораздо ниже тех, которые необходимы для устойчивого экономического и социального развития. И вопрос в том, чтобы определить приоритеты и эффективно расходовать каждый бюджетный рубль. Чтобы на каждый инвестиционный бюджетный рубль мы могли привлекать два, три, пять инвестиционных рублей частных - и не только зарубежных, но и отечественных. Никто никогда не бывает доволен бюджетом. Его всегда критикуют, денег на все не хватает. Совет Федерации вносил целый ряд поправок, которые не в полной мере учтены. Но мы исходим из того, что надо пожить по этому бюджету полгода, посмотреть, что будет с экономикой в следующем году.

Фронин: Хотя бы до весны?

Матвиенко: До весны. И в случае улучшения экономической ситуации мы сможем в большей степени сбалансировать федеральный и региональные бюджеты. Конечно, надо, чтобы в регионах было достаточно средств, но я противник иждивенческой позиции. Многие губернаторы приходят к нам и говорят: наш регион экономил, жил по средствам, а другие, наоборот, жировали, и теперь им надо давать больше средств на то, чтобы гасить их долги? Вот здесь должна быть большая строгость. И министр финансов Силуанов в этом смысле прав: глава региона отвечает за последствия своей финансово-экономической деятельности. И если он эту политику вел недальновидно, нужно наказывать, вплоть до освобождения его от должности.

Фронин: Но вы все-таки палата регионов. Есть минфин, и есть регионы: где тогда Совет Федерации?

Матвиенко: Мы на стороне регионов, но справедливо и требовательно. Мы не занимаем популистскую позицию: мол, дайте немедленно денег всем. Сенат за то, чтобы проанализировать ситуацию в каждом субъекте Федерации и объективно оказать помощь и поддержку, не снимая ответственность с региона за его часть пути.

Фронин: Перейдем к вопросам сайта "Российской газеты", где мы анонсировали наш диалог. Вот первый вопрос про борьбу с коррупцией. Тема у всех на слуху. "Почему бы не воспользоваться опытом Китая, где крупные хищения государственных средств караются смертной казнью?" - спрашивает наш читатель.

Матвиенко: Ну прежде всего сам Китай признал, что столь радикальные меры не дали ожидаемого результата. Подходить к этой проблеме нужно системно. Сегодня есть справедливый запрос общества на жесткую борьбу с коррупцией, и есть политическая воля власти, которая в последние годы демонстрирует непримиримое отношение к коррупционерам. Но я считаю, что наряду с жесткостью закона должно быть осуждение в самом обществе. Ведь те, кто дают и берут взятки, не с Луны к нам прилетают, они тоже члены нашего общества.

Фронин: Вторая часть этого же вопроса с сайта касается возвращения к советской практике конфискации имущества коррупционера.

Матвиенко: Если просто лишить детей или пожилых родителей жилья только потому, что один член семьи совершил подобное преступление, на мой взгляд, это будет не очень справедливо.

Фронин: Ну, хорошо, следующий вопрос из Интернета. Он звучит так: "Российский бизнес-омбудсмен выступил за амнистию нелегальных мигрантов. Как вы считаете, это оправданно в России?"

Матвиенко: Я бы говорила не об амнистии, а об уважении к нашей стране. У нас, по разным оценкам, свыше 3 миллионов иностранных граждан находятся нелегально. Хочешь находиться? Стань легальным мигрантом в соответствии с законом и трудись. А тех, кто нарушает законы Российской Федерации, нужно выдворять за ее пределы.

Фронин: Посетители сайта "РГ" спрашивают вас: "Что нужно сделать, чтобы сократилось количество социальных сирот и неблагополучных семей?"

Матвиенко: Вопрос очень сложный, трудно на него ответить в рамках одной передачи. Могу лишь сказать, что детская бедность - это острейшая тема. Чтобы уйти от нее, мы должны защитить малообеспеченные семьи с детьми-инвалидами, где дети воспитываются с одним родителем, и так далее. Этому вопросу будет посвящено ближайшее заседание Координационного совета при президенте по реализации национальной стратегии действий в интересах детей. К тому же я обещаю вернуться к этой теме в колонке, которую веду в "Российской газете".

Фронин: И я как газетчик хочу сказать, что у нас есть такое понятие, как дедлайн. Но в телевизионной студии воспользуюсь устоявшимся выражением: "Наше время, к сожалению, подходит к концу". Напоследок еще один сюрприз - книга о том, как делается "Российская газета".

Матвиенко: Благодарю вас и желаю успеха "Российской газете" - объективной, интересной, содержательной. А газету с текстом Основного Закона, которую вы мне подарили, я хотела бы передать в музей Вашей редакции.

Фронин: Дай бог, чтобы не только 20, но и 200, и 300 лет жила наша Конституция.

Блиц журналистов "РГ":

Юлия Кривошапко, обозреватель отдела экономики:

Что вы думаете о применении технологии суррогатного материнства в нашей стране?

Матвиенко: Безусловно, это крайне чувствительная тема. Так устроено, что материнство для любой женщины - это святое. Но у нас большое количество пар являются бесплодными: хотят иметь ребенка, но по медицинским показаниям не могут. Я считаю, что в таких случаях надо дать право и возможность стать родителями, используя новые, репродуктивные технологии. Законодательно у нас это обеспечено. Я считаю, что не нужно никакого морального осуждения таких людей. Это полноценная счастливая семья.

Виталий Петров, специальный корреспондент отдела политики:

А так ли уж нужен России единый учебник по истории?

Матвиенко: Когда президент предложил единый учебник по истории, он ни в коей мере не подразумевал единомыслие в России. Речь идет о создании целой серии учебников, базирующихся на общем понимании основных этапов истории нашей страны. Это своего рода учебник общественного согласия, который устраняет противоречия во взглядах на те или иные этапы истории. И задача историков - не подстраиваться под ту или иную идеологию, а высветить историческую правду. Мне кажется, что комплекс учебников, которые предложены сегодня, выдержан в этом ключе.

Визитная карточка

Студия телеканала "ВМЕСТЕ-РФ" появилась в здании Совета Федерации на Большой Дмитровке весной этого года. Телеканал верхней палаты осуществляет круглосуточное вещание через спутникового оператора "Триколор" и крупнейшего оператора кабельных сетей "Ростелеком", а также через Интернет. В эфире телеканала Совета Федерации - прямые трансляции заседаний, мнение авторитетных ньюсмейкеров, новости регионов и зарубежных парламентов, обучающие и научно-популярные программы, документальное кино, лучшие отечественные художественные фильмы и многое другое. Раз в месяц в студии "ВМЕСТЕ-РФ" председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко встречается с главными редакторами ведущих изданий. Программу, которую провел Владислав Фронин, смотрите сегодня сразу после вечерних семичасовых новостей.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке