Новости

27.11.2013 00:20
Рубрика: Общество

Священное письмо

Скоро могут появиться новые переводы Библии на русский язык
Скоро в России могут появиться новые переводы Библии на русский язык. И это не будет самоволием вольных переводчиков. Поощрять и курировать новые переводы священного писания собирается Русская православная Церковь.

Новый перевод и возрождение отечественной библеистики даст возможность Русской православной церкви вести более тесный диалог и с другими религиями, и со светскими учеными, сказал вчера патриарх Кирилл, открывая международную конференцию по библеистике.

Большая удаленность от современного русского языка, а также утрата смысла и красоты библейского текста - вот главные причины, которые побудили церковь обратить внимание на возможность нового перевода, - сказал вчера, выступая на международной конференции по библеистике в Москве, глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата, митрополит Волоколамский Илларион.

Православный верующий не купит Библию, не заглянув в титульный лист. Он проверит, есть ли указание "синодальный перевод". Не синодальный может содержать какие угодно неканонические вольности.

Но последний Синодальный перевод был сделан в 1876 году. Воды за это время утекло много. Мировая библеистика далеко ушла в своем развитии ( развитие российской приостановил безбожный 20 век), появились новые теории перевода, и, наконец, языковые образцы сдвинулись.

По мнению митрополита Илариона, большое число взрослых людей сегодня "предпочитают знакомиться с Писанием не по Синодальному переводу, и не по новым переводам, а по пересказам типа "Детской Библии",

При этом он подчеркнул, что речь не идет "о каком-то упрощении библейского текста", потому что "образованные читатели не простят переводчикам ни научных ошибок, ни языковых ошибок".

Новый перевод в идеале должен делаться профессиональными библеистами вместе с признанными литераторами, убежден митрополит Иларион. Работа над созданием нового общецерковного перевода Библии на русский язык, по его мнению, сегодня своевременна и желательна.

Работа эта должна вестись под эгидой священноначалия, учитывать и сложившуюся церковную традицию, и современную теорию перевода.

Особенности этой работы, недостатки существующего перевода и необходимые достоинства нового с РГ обсудил известный филолог- библеист, доцент кафедры истории и филологии Древнего Востока Института восточных культур РГГУ Михаил Селезнев:

Каковы, по-вашему, недостатки Синодального перевода Библии?

Михаил Селезнев: Язык Синодального перевода все-таки очень далек от современного человека. Хотя этот перевод вышел в свет в 1876 году, когда уже существовала наша великая русская литература, Толстой и Достоевский, когда Пушкин уже считался классиком. Это вроде бы уже "наше время, наш язык".

Дело в том, что в основе Синодального перевода лежит перевод Российского Библейского общества, который был начат в начале 19 века. Еще до Пушкина. Потом этот перевод был остановлен в связи с закрытием Российского Библейского общества в начале царствования императора Николая I, а после восшествия на престол Александра II снова возобновлен. Таким образом, хотя перевод вышел в свет в 1876 году, его язык - это язык допушкинского времени.

И дело даже не столько в понятности или непонятности. А в том, например, что библейские тексты и Ветхого, и Нового завета, первоначально очень яркие, разнообразные, литературно-красивые, в Синодальном переводе совершенно потеряли это свое качество. По крайней мере современному человеку трудно увидеть в них литературную красоту. А в оригинале она есть.

Ведь смысл любого текста заключен не только в самом смысле, но и в том, что стоит "за словами", в том, как это выражено. И когда древняя красивая поэзия передается языком, который поэтическим назвать нельзя, то теряется очень важный компонент.

Это то, что бросается в глаза при чтении Синодального перевода любому человеку, даже неспециалисту.

- А что видит специалист?

Михаил Селезнев: Специалист видит еще целый ряд проблем. В первой половине и середине 19 века, когда осуществлялся перевод Библии на русский язык, ученым еще многое не было известно. Не были известны, скажем, Кумранские свитки. Мы гораздо меньше знали про археологию Древнего Востока, про то, как люди тогда жили.

В общем, переводы 19 века соответствовали уровню знаний той эпохи, а уровню знаний нашей эпохи уже не соответствуют.

И еще один момент - очень странный для меня - хоть Синодальный перевод делался 4 духовными академиями, и многие годы шла подготовительная работа, но в результате многое в нем осталось неотредактированным. Одни и те же предметы, например, называются разными словами. То, что в этом переводе называют то лотками, то щипцами, на самом деле - кадильницы. Один и тот же человек, один и тот же город называются в разных книгах Библии по-разному.

- А каковы же, по вашему, необходимые достоинства нового перевода?

Михаил Селезнев: В нем мы должны учесть достижения современной науки. И не только библеистики, но и археологи, истории. А кроме того, перевод должен опираться на современную теорию перевода.

- Что она из себя представляет?

Михаил Селезнев: В переводах старого времени царит буквализм. Это иногда передает аромат и времени, и культуры. Но в то же время при таком подходе очень многое теряется.

В Священном писании, например, мы постоянно встречаем слово "дом" в значении "семья" или "род" - "крестился сам и дом его". Это странная для современного слуха "конструкция". Но в древнееврейском языке это метонимия не более странная, чем когда русский человек говорит "ножка" имея в виду ножку стула.

Современная теория перевода предполагает более свободное отношение к тексту. Мы должны передавать не слово, а смысл. И тогда одно слово можно перевести целым выражением, и целое выражение одним словом.

Но это не значит, что при таком переводе вступает в силу полная анархия, нет, тут работают другие, более тонкие законы перевода.

А современный классический русский литературный язык нужен, чтобы передать все многообразие Библии. Еще раз повторю, что тексты Священного писания очень красивы, поэтичны, разнообразны. Они пестрые и цветные. И надо, чтобы эта пестрота передавалась. И вся эта цветная, яркая разноголосица разных по стилю текстов не должна в переводе сводиться к языку возвышенно-благочестивой риторики, как в Синодальном переводе.

Но, конечно же, перевод не должен быть оторван от сложившейся церковной традиции. Все это надо совместить. Пусть такая задача выглядит парадоксальной и невыполнимой. По-настоящему важные задачи всегда так выглядят.

Особое мнение

Ольга Седакова, поэт, филолог:

Уже давно принято критиковать Синодальный перевод, Но это перевод, на котором мы выросли, он привычный и родной. И читателю он не представляется каким-то устарелым.

Но, конечно, нужны и новые переводы в связи с тем, что библеистика в 20 веке серьезно развивалась и в ней было совершено много разных открытий.

Но в новых переводах, виденных мною, меня настораживает качество русского языка. Все-таки когда делался Синодальный перевод, русский язык был в лучшем состоянии.

И язык того нового перевода, что обсуждали в прошлом году, вызывает вопросы. Синодальный перевод мне нравится больше.

Справка РГ

На общецерковную научно-богословскую конференцию "Современная библеистика и предание Церкви" собрались ведущие ученые-библеисты России, Украины, Греции, Италии, Германии и других стран, в том числе представители Русской православной и Римско-католической церквей.

Общество Религия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники