Новости

28.11.2013 13:08
Рубрика: Власть

Запас прочности

Создание новых промышленных предприятий позволит регионам УрФО твердо стоять на ногах даже в периоды экономической нестабильности
Привлечение инвестиций - один из основных показателей эффективности работы региональных властей. О том, насколько успешно удается руководителям разных субъектов Уральского федерального округа влиять на инвестиционный климат, "РГ" рассказал полномочный представитель президента РФ в УрФО Игорь Холманских.

Игорь Рюрикович, какие наиболее заметные - в масштабах округа и даже страны - инвестпроекты реализованы в УрФО в этом году?

Игорь Холманских: Их было немало. В январе вышло на полную  мощность крупнейшее Заполярное нефтегазоконденсатное месторождение производительностью около 130 миллиардов кубометров в год. В апреле-июне завершились пусконаладочные работы, и в июле был запущен рельсобалочный стан на предприятии "Мечел" в Челябинске. С его пуском Россия наконец получила возможность изготавливать рельсы длиной сто метров, необходимые для строительства скоростных железнодорожных магистралей. В Тюмени заработало предприятие "УГМК-Сталь" по выпуску калиброванного металлопроката. В химической отрасли - производство полипропилена в Тобольске, которое запустила компания "Сибур". В энергетике событием стал пуск первого энергоблока Няганской ГРЭС мощностью 420 мегаватт. В Кургане запущены оба энергоблока на ТЭЦ-2.

У вас есть возможность видеть картину в масштабе всего федерального округа. Какие субъекты УрФО можно назвать наиболее передовыми в привлечении инвесторов, а каким надо подтянуться?

Игорь Холманских: Здесь есть объективные и субъективные факторы. Курганской области объективно гораздо труднее привлечь инвесторов, чем, например, Югре. Но руководители этих регионов четко понимают, что инвесторов нужно привлекать, создавая необходимую законодательную базу, снижая административные барьеры. Инвесторы приходят и в Курганскую область, и результат есть: так, если лет пять назад область сама зарабатывала лишь 12 миллиардов, а 20 миллиардов в бюджет добавлял ей федеральный центр, то по итогам прошлого года она заработала уже 18 миллиардов и год от года прибавляет. Хотя понятно, что в нефтегазовые регионы приходит куда больше инвесторов.

Владимир Якушев, губернатор Тюменской области, в одном из интервью "РГ" сказал, что в регионе поставлена задача вводить за год 15-20 крупных промышленных объектов. Это такой тренд или жизненная необходимость?

Игорь Холманских: Свердловская и Челябинская области - это старопромышленные регионы, здесь большое количество предприятий. Сегодня большинство из них нацелено на модернизацию, плюс новые производства будут строиться. Если говорить про Тюменскую область, то ей промышленность жизненно необходима: не секрет, что юг области в значительной степени живет за счет северных территорий - Югры и Ямала. Чтобы быть экономически независимым, региону нужны инвестпроекты. Власти это понимают, и благодаря новым предприятиям Тюменская область сможет уверенно стоять "на двух ногах".

Проекты, которые вы перечислили, относятся к разным отраслям - нефтегаз, металлургия, нефтехимия, энергетика... Можно ли утверждать, что прослеживается такая тенденция: не только добывающие отрасли, но и обрабатывающие производства, более высокотехнологичные сферы стали привлекательными для инвесторов?

Игорь Холманских: Они и раньше были привлекательными. Ведь нынче эти проекты только завершили, а запущены они несколько лет назад. На Няганской ГРЭС установлены самые передовые агрегаты: КПД при производстве электроэнергии там составляет 53%, тогда как в среднем по отрасли этот показатель на уровне 35%. То же самое можно сказать про рельсобалочное производство: никогда раньше такие рельсы в России не выпускали. Инвесторы прекрасно понимают, что нужно вкладывать в современные технологии, а не только в добывающую отрасль.

Инвесторы в основном иностранные или все же российские, в том числе местные?

Игорь Холманских: Судя по состоянию мировой экономики, иностранцам сегодня гораздо сложнее инвестировать - у них нет свободных денег. В России их больше. Но есть и иностранный капитал. Например, Няганская ГРЭС - это проект финского концерна "Фортум". Причем будут еще второй и третий энергоблоки, то есть инвестиции из Финляндии продолжат поступать.

Еще один пример - Северный широтный ход. На реализацию этого проекта также пойдут главным образом иностранные инвестиции - ведутся переговоры с чешскими и немецкими банками. Примут в нем участие и крупнейшие российские компании.

В какой-то момент возникло ощущение, что реализация этого проекта затормозилась. Или все идет по плану?

Игорь Холманских: Сказывается, конечно, ситуация в мире. Темпы экономического роста замедляются, и свободных средств не так много. Все этапы и проекты Северного широтного хода прошли госэкспертизу, ведется строительство мостового перехода через реку Надым. Предстоит сделать еще больше: построить две мостовых переправы, около 390 километров путей, еще 300 надо усилить - вместо одной колеи сделать две. В правительстве России было три совещания, несколько - с губернаторами субъектов УрФО. Есть понимание того, что Северный широтный ход нужен, а значит, мы его построим.

Иностранные инвесторы в нашем регионе создают в основном сборочные производства: на месте изготавливают в лучшем случае корпуса, рамы, то есть наиболее простые и металлоемкие детали, а всю сложную "начинку" делают сами, на европейских заводах. У вас не вызывает это опасений?

Игорь Холманских: На первом этапе это так. Когда таможенные пошлины на готовые изделия выше, чем на комплектующие, конечно, лучше завозить компоненты по минимальным тарифам и здесь ставить на сборочный конвейер. Но тут начинают действовать экономические рычаги: сегодня таможенные пошлины невысоки, но через несколько лет после того, как заключен договор, они начинают ощутимо расти, и предприниматели просто обязаны повышать локализацию производства. Например, в Москве на предприятии "Автофрамос", где собирают "Рено", локализация уже достигла 75%, в Калуге на "Фольксвагене" - порядка 50, в Санкт-Петербурге, где делают "Хендай", - 47. Уральские предприятия тоже активно принимают участие в создании совместных производств. И должен заметить, наши машиностроители умеют изготавливать узлы и агрегаты для иностранной техники ничуть не худшего качества.

Некоторые масштабные инвестпроекты может реализовать только государство. Например, строительство метро в Екатеринбурге, Челябинске - муниципалитетам в одиночку не по силам. Вы лоббируете вопрос софинансирования на уровне Федерации?

До лоббирования метро руки пока не дошли. А вот в том, чтобы некоторые программы развития были реализованы в Нижнем Тагиле, я принимал участие.

Есть ли социальный эффект от инвестиций последних лет?

Игорь Холманских: Да, это качество жизни людей. Например, новая дорога от Ивделя до Ханты-Мансийска. Депрессивные северные территории Свердловской области теперь получили глоток свежего воздуха и становятся привлекательными для инвесторов. То же было на западных территориях Ханты-Мансийского автономного округа. Туда теперь пойдут инвесторы, ведь там есть дорога. И люди станут жить лучше.

Есть понимание региональных властей, что не может центр субъекта, как пылесос, все в себя втягивать, а другие территории жить по остаточному принципу. Им надо помогать, чтобы со временем качество жизни в Асбесте, Каменске-Уральском было не ниже, чем в Екатеринбурге. На это направлены региональные госпрограммы.

В Тюменской области власти сделали одним из критериев оценки эффективности работы муниципальных чиновников создание на территории новых производств, новых рабочих мест. При этом в регионе приняты еще и специальные меры поддержки сельских инвесторов - тех, кто создает маленькие предприятия, до 50 миллионов рублей инвестиций. Интересен ли, на ваш взгляд, этот опыт, и стоит ли его тиражировать в других регионах УрФО?

Любой хороший опыт стоит распространять. И Тюменская область, конечно, по многим параметрам передовая. Но опять же трудно сравнивать регионы по объективным причинам. Буквально на днях смотрел сводку - итоги уборочной кампании. В Тюменской области урожайность зерновых - порядка 20 центнеров с гектара, а в Курганской - 12. Почему? Регионы рядышком, климатические условия схожие. Я задал этот вопрос губернатору Зауралья Олегу Богомолову. Он говорит: "Все дело в том, сколько в землю вложить удобрений. Если бы у области были деньги, мы бы оказывали господдержку сельхозпроизводителям на приобретение удобрений, и урожайность была бы не ниже. Но в данных условиях денег на это просто нет". А Тюменская область дотирует покупку удобрений сельхозпредприятиями - там просто другие возможности.

Но, например, ввести налоговые льготы для тех же сельских инвесторов, я думаю, могут и в Зауралье. Кстати, курганский губернатор еще несколько лет назад подчеркивал: инвесторы пошли в село. Полагаю, сейчас уже должен быть эффект.

В первый раз я был в Курганской области в июне 2012-го, и вот, побывал совсем недавно - 1 сентября. Там действительно есть что посмотреть: хозяйства достаточно крепкие, мы побывали на свинокомплексах и в полях, все работает. Сам город Курган, пригороды его тоже меняются, выглядят совсем по-другому.

Мы говорим о промышленных и государственных инвестициях. Но ваш первый тезис на посту полпреда президента был, насколько я помню, "инвестиции в людей". Как вы сегодня оцениваете ситуацию? Понимают ли важность такого рода вложений власти регионов, собственники предприятий?

Игорь Холманских: Простой пример - майский указ президента о повышении зарплаты бюджетникам. В УрФО четко выполняют задачу: во всех регионах зарплата в бюджетном секторе не ниже средней по субъекту РФ. Понятно, что уровень разный: в Курганской области средняя зарплата - 18 тысяч рублей, в Свердловской - 28 тысяч, на Ямале - 69 тысяч. Но есть и обратная связь: люди должны не просто получать эти деньги, а отрабатывать их, и для этого им приходится в том числе заниматься самообразованием. Это тоже отдача от инвестиций в людей.

Что касается бизнеса, я общался со многими олигархами, и для меня стало открытием, насколько серьезно они относятся к подготовке кадров. В компаниях работают социальные программы, стоящие огромных денег. Я бываю на предприятиях, встречаюсь с рядовыми работниками. Это давно уже не маргиналы, ничего не желающие знать, с этими людьми интересно общаться: они образованны, имеют возможность выбраться в кино, театр, на природу с семьей, потому что они нормально зарабатывают. Машины и механизмы, какими бы современными они ни были, все-таки вторичны, важен в первую очередь человек.

Власть Работа власти Регионы Экономика Финансы Инвестиции УрФО