Новости

29.11.2013 00:37

Си-эн-эн "отредактировал" постпреда России при ООН

Американский телеканал избавился от не понравившихся ему ответов Виталия Чуркина
Еще не затих скандал, вызванный обращением фотографов печатных изданий, прикомандированных к Белому дому, на чинимые им препятствия в осуществлении профессиональной деятельности, как в Америке разгорелся новый скандал. На этот раз роль политического цензора взяло на себя руководство телеканала Си-эн-эн.

При подготовке интервью с постоянным представителем России при ООН Виталием Чуркиным были вырезаны наиболее острые ответы, отражающие российский взгляд на ситуацию в Сирии. Заявления российского дипломата шли вразрез с официальной линией, проводимой в отношении Дамаска администрацией Барака Обамы и, видимо, поэтому они не попали в эфир. В частности, отвечая на вопрос о ситуации в Сирии, Чуркин призвал всех учитывать волю народа этой страны, большая часть которого поддерживает действующего президента Башара Асада. Но этого зрители не увидели. Не увидели они также той части интервью, где постпред говорил о том, что оппозиция чинит препятствия деятельности гуманитарных организаций. Из окончательного варианта передачи исчезли ответы Чуркина о роли президента Сирии Башара Асада после начала переходного процесса. "Его судьбу предстоит решать самим сирийцам", - говорилось в не попавшем в эфир фрагменте материала. Но на внесении этих "купюр" Си-эн-эн не остановилось. Вырезанным, по сведениям ИТАР-ТАСС, оказался также комментарий Чуркина о недопустимости выдвижения оппозицией предварительных условий для начала переговоров в Женеве, намеченных на 22 января. В целом, по словам российского дипломата, в интервью Си-эн-эн за кадром "остались наиболее острые вопросы" сирийского урегулирования.

Комментарий

Мария Захарова, заместитель директора Департамента информации и печати МИД России:

- К сожалению, случаи, когда западные средства массовой информации, в частности телевизионные каналы, подвергают цензуре, вырезают какие-то куски и мнения из интервью российских представителей, нередки. Это происходило и происходит неоднократно на всех уровнях, о ком бы мы ни говорили - представителях МИДа, наших послах, дипломатах, которые работают за рубежом. Когда мы задаем вопросы, почему тот или иной фрагмент не вошел в интервью, зачастую нам рассказывают о том, что либо каналу эта часть разговора представлялась неактуальной, либо не хватило времени для того, чтобы поставить все интервью целиком в эфир, и надо было пожертвовать какой-то частью материала. Но самое интересное, что в жертву, как правило, приносятся наиболее значимые фрагменты интервью. Никакого иного объяснения, кроме того, что речь идет о цензуре, честно говоря, не просматривается. Потому что когда нам говорят о временном формате, то, наверное, можно сократить незначительные, а не наиболее актуальные пассажи. Вырезается или, скажем мягче, не включается как раз самое важное.

Поэтому когда записываются или организуются интервью представителей МИДа с тем или иным западным телевизионным каналом, то мы обязательно параллельно осуществляем свою аудио- и видеозапись, для того чтобы затем иметь полный текст. Затем он вывешивается на мидовские ресурсы - сайты, аккаунты в соцсетях и т. д. К сожалению, такое избирательное отношение западных СМИ к работе по российскому направлению - это наши будни.

Мы также сталкиваемся с ситуациями, когда интервью того или иного российского представителя вообще не появляется на свет. Это чаще всего касается встреч в редакции западного печатного издания. Никакого логического объяснения этим ситуациям не приходит на ум. Бывали случаи, когда член правительства России либо руководитель крупной бизнес-структуры более часа общались в редакциях западных СМИ, отвечая на все возможные вопросы, самые острые, самые актуальные, а затем мы видели, что вообще ни строчки из этой беседы не было опубликовано. Причем не только в печатной версии, но даже на интернет-сайте издания, где вообще никаких ограничений по размеру не существует. Это тоже реальность. А когда задаем вопрос, почему так вышло и зачем же вы приглашали того или иного политика, чиновника, представителя госструктур к себе, зачем столько времени было потрачено, то получаем фантастический ответ: в ходе беседы, к сожалению, не прозвучало той информации, которая бы заинтересовала газету. Можно ли в это поверить, когда час в форме свободной беседы у западных журналистов была возможность задать любые вопросы и соответственно получить на них ответы?

Опять же средство противодействия только одно - ставить диктофон и потом распространять записанный материал на альтернативных ресурсах.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники