Новости

Виктор Иванов: Открываются первые центры по лечению от наркомании по приговору суда
Начинают работу два первых реабилитационных центра, где впервые наркоманов будут лечить принудительно - по решению суда.

Такой новый способ остановить наркоманию вводит закон, который подписал президент Владимир Путин. По этому закону суды при вынесении приговоров смогут отправлять больных наркоманией, которых поймали с дозой в кармане, на обязательное лечение.

Соответствующие поправки вносятся и в Уголовный кодекс. Где и какими методами будут лечить по решению суда? Затормозит ли такая мера рост наркомании? Об этом в эксклюзивном интервью "Российской газете" рассказал директор Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов.

Виктор Петрович, в стране, по данным соцопросов, насчитывается около 8 миллионов наркоманов. А число тех, кто признался, что пробовал зелье хоть раз, превышает 18 миллионов. Сколько же потребуется реабилитационных центров, чтобы вылечить эту армию?

Виктор Иванов: Пока официально в стране существует около 500 таких центров, но абсолютное большинство из них влачат жалкое существование. Им грозят штрафами, гоняют по судам, грозятся отобрать помещения.

У кого-то крыша течет, у кого-то - задолженности по электроэнергии.

Центры эти маленькие - человек на 20 - 50. Но родители молятся и на них - больше им помощи ждать неоткуда. Большинство таких заведений - частные, они пока лишены внимания государства. После начала действия государственной межведомственной программы "Комплексная реабилитация и ресоциализация потребителей наркотических средств и психотропных веществ" будет создана целая система реабилитационных центров - и муниципальных, и частных. Сейчас в регионах местная власть определяет, сколько их нужно.

С мая, когда новый закон вступит в силу, в такие центры наркоманов будут направлять по решению суда. Но в обществе бытует мнение, что там установят почти тюремный режим, и люди будут полностью ограничены в передвижении. Это правда?

Виктор Иванов: Сразу успокою: ни о каком полицейском или принудительном режиме речь не идет и идти не может. Ведь исцеление от этого страшного недуга не должно позиционироваться как наказание, тем более уголовное.

Страдающие наркоманией обречены на скорую смерть после быстрого старения и массы тяжелых болезней. Реабилитация - избавление от смертельного порока.

Кстати, напомню, больным наркоманией, согласно российскому законодательству, может быть признан только гражданин, прошедший официальное медицинское освидетельствование. Сегодня выявлять тех, кто употребляет наркотики, проще простого: соответствующие тест-полоски используются, например, при экспертизе водителей на предмет наркотического опьянения.

А не проще было бы вернуться к старой проверенной системе принудительного лечения в ЛТП?

Виктор Иванов: Я не поддерживаю идею возврата к советской системе лечебно-трудовых профилакториев. Это высокие стены, колючая проволока, куча милиционеров, затраты бюджетных денег. И к тому же, это откровенное наказание. Подчеркну, реабилитационные центры не предполагают какие-то насильственные меры и полицейскую охрану. В 90-е годы мы ликвидировали лечебно-трудовые профилактории по обязательству перед Европейским союзом. Но взамен ничего не создали. Поэтому наша система освобождения от наркозависимости осталась стоять на одной ноге - на наркодиспансерах. Центры должны создать другую точку опоры.

Наркоман - социально опасная личность. Он крайне агрессивен в отсутствие дозы, готов пойти на любое преступление. Вы решили не охранять центры реабилитации. Риска не будет?

Виктор Иванов: Риск есть и останется. Такое существует в практике многих государств. Часть наркопотребителей сбегает из таких центров. Но тем не менее есть примеры, когда у 70 процентов зависимых наступает длительная ремиссия, когда в течение 5-15 лет или даже дольше они не потребляют наркотики. Таких примеров немало. Я встречался с пациентами, которые проходят реабилитацию в России. Например, в Ставропольском крае работает сеть из 12 реабилитационных центров. Многие из бывших пациентов работают, завели семьи, у них растут дети. И они четко заявляют: "Никогда к этому не вернусь". На днях в Тамбове открываются два подобных центра, там наркозависимые будут проходить реабилитацию по решению суда.

Ни один наркоман, за редким исключением, не соглашается на добровольное лечение. Вы будете заставлять таких людей иными методами?

Виктор Иванов: Абсолютное большинство наркопотребителей не лечатся, боясь болезненной ломки. Медики способны от нее избавить. Если человек находится в остром психическом состоянии, вызванном регулярным потреблением наркотиков, то обязателен процесс детоксикации - очистки от наркотиков, чтобы человек стал более-менее адекватным к происходящему. Но дальше нужна психологическая коррекция поведения. Угроза же тюремного заключения за отказ эффективно лечиться вполне может сыграть роль эффективного отрицательного стимула.

При принудительном лечении нужна ли специализация - по типу принимаемых пациентом наркотиков?

Виктор Иванов: В зависимости от принимаемых наркотиков у человека по-разному меняется психика. От одних он возбужден и агрессивен, от других - впадает в депрессию. И схема лечения у каждого индивидуальна.

Общее одно. За неделю наркомания не лечится. И семью, и пациента надо ориентировать на то, что избавление от зависимости потребует от года до полутора лет. Кстати, согласно результатам социологического опроса, проведенного фондом "Общественное мнение", принудительное лечение наркопотребителей одобрили 80 процентов россиян. Против этой инициативы выступило всего 14 процентов жителей нашей страны.


Только за год спецслужбы конфисковали свыше 40 тонн смертельного зелья. Фото:РИА Новости www.ria.ru

Много шума наделали центры, где наркоманов приковывали к койкам и лечили явно не медицинскими методами. А есть ли другие действенные способы излечить человека от смертельной привычки?

Виктор Иванов: Сама жизнь подтолкнула общество организовать некие структуры, которые бы занимались наркозависимыми, поскольку государство этого не делает. Иногда брались за это и недобросовестные люди. Они лишали людей свободы, приковывали наручниками. Были случаи, когда пациентов избивали. Это, конечно, нарушение закона.

Другие дерут совершенно безумные деньги за лечение, очищая кошелек бедствующей семьи, в которой есть либо пропойца, либо наркопотребитель. Мы считаем, что для таких семей необходимо внедрить в законодательство понятие "семьи, оказавшейся в трудной жизненной ситуации". И помогать им бесплатным лечением, постоянным наблюдением со стороны психологов. Такой законопроект направлен в Госдуму.

Каждый год наркомания забирает жизни более ста тысяч человек. В основном, это молодые люди. И число их растет. Может, стоит принять меры устрашения, усилив уголовную ответственность даже за употребление? Опыт Сингапура, например, показывает, что это работает. Там за любую найденную дозу "автоматически" приговаривают к смертной казни.

Виктор Иванов: Я бы не стал говорить об ужесточении наказания для наркозависимых. Такой подход проблему не решит. Мы предлагаем другой, более гуманный способ. В Госдуму направлен законопроект, который должен подтолкнуть таких людей добровольно пройти в специальном центре курс избавления от зависимости. Если законопроект будет принят, то такое предложение суд станет делать тем, кого тяга к дозе впервые подтолкнула к совершению незначительного преступления. Речь идет о преступлениях, за которые срок не превышает пяти лет, - мелкие кражи, мошенничество, растрата. Соответствующие поправки предлагается внести в 82 статью Уголовного кодекса. Кстати, до 85 процентов преступлений против собственности приходится именно на наркопотребителей.

В зависимости от результатов лечения, по усмотрению суда, преступник может быть освобожден от отбывания наказания или оставшейся части наказания. В случае уклонения осужденного от лечения, суд, по представлению контролирующего органа, может отменить отсрочку от тюрьмы. То есть освобождение от уголовной ответственности в связи с прохождением курса избавления от наркотической зависимости будет происходить только после того, как осужденный вылечится.

Существует устойчивое мнение, что наркомания неизлечима. Когда наступает "точка невозврата" у потребителя героина, дезоморфина или другого тяжелого наркотика? Когда человека еще можно вернуть к нормальной жизни и можно ли?

Виктор Иванов: Что касается "точки невозврата" у наркозависимого человека, то ее не существует. И я не думаю, что есть необходимость в ее поиске. Это контрпродуктивно. Более продуктивно побуждать его к добровольному прохождению реабилитации. Нужно постоянно убеждать наркопотребителей, что наркомания преодолима. При этом надо учитывать - изменения в мозге под воздействием наркотиков носят существенный характер. Поэтому, с точки зрения медицины, можно говорить о длительной ремиссии. Нельзя ставить крест на больных наркоманией по истечении какого-то времени. Я приведу конкретный пример. Недавно я вернулся из США, где мы проводили девятое заседание российско-американской комиссии по наркотикам. Мой визави, сопредседатель с американской стороны покидает место в администрации Барака Обамы. Его обязанности уже начал исполнять его первый заместитель Майкл Ботичелли. 25 лет назад он был активным потребителем наркотиков. А сейчас в администрации президента США бывший наркопотребитель исполняет обязанности руководителя офиса по борьбе с наркоманией. Так что, я уверен, этот порок преодолеть можно.

Что касается количества излечиваемых, то, по данным ООН, их число в мире достигает чуть более 20 процентов. В России в некоторых регионах добились поразительных результатов: до 70 процентов таких больных после соответствующего лечения и реабилитации возвращаются к нормальной жизни. В некоторых реабилитационных центрах, особенно тех, которые патронирует Русская православная церковь, излечивается 80-90 процентов обратившихся.

Куда попадут на лечение осужденные наркоманы, понятно - первые центры открываются в Тамбовской области и сеть будет развернута по всем регионам.

А где помогут несудимым зависимым? Пока у них выбор невелик. Либо дорогая частная клиника, которая обычной семье не по карману - там месяц лечения стоит не меньше ста тысяч рублей. Либо общественные организации, которые не могут предложить ни хороших медиков, ни нужных лекарств, ни нормальных условий для лечения.

Виктор Иванов: Напомню, государственной программой комплексной реабилитации предусматривается создать целую сеть консультационных пунктов. Это своего рода приемные, куда смогут обратиться или сами пациенты, или их родители. Им анонимность будет гарантирована. Такие пункты дадут первые консультации нуждающимся в помощи. В этих пунктах будут круглосуточно дежурить специалисты. Они подскажут, где и как могут поставить диагноз и начать лечение.

Будут ли в ближайшее время строиться новые центры для реабилитации наркоманов и сколько их необходимо? Кто их будет финансировать, государство или частные лица? Может, ваше ведомство?

Виктор Иванов: Во-первых, наше ведомство, то есть спецслужба, финансировать и управлять этим процессом не может. Мы - полицейская организация. Другое дело, что Государственный антинаркотический комитет, председателем которого я являюсь, разработал государственную программу, предусматривающую опору на действующую систему неправительственных реабилитационных центров. Они разные, по-разному работают, порой как бог на душу положит. Но все готовы выполнять те стандарты, программы и регламенты, которые будут утверждены госпрограммой.

8 миллионов наркозависимых насчитывается в стране по данным социологических опросов

Что касается количества таких центров, то каждый регион должен сам решить, сколько их нужно, исходя из местной ситуации. По нашим подсчетам, на следующий год необходимо выделить на антинаркотическую программу порядка 3,5 миллиарда рублей. Из них 70 процентов средств направят в регионы, 20 процентов - на организацию работы, связанную с мотивацией наркопотребителей на прохождение реабилитации. Эти деньги пойдут на работу наркологов и психиатров, организацию консультационных центров. В свою очередь и ФСКН России задействует свои учебные центры по подготовке специалистов, которые будут непосредственно заниматься реабилитацией. Но пока государство не может изыскать на это средства. Необходимо также оказывать грантовую поддержку таким центрам. Каким именно и объем гранта, решать местным властям.

Тем, кто хотел бы сэкономить на борьбе с наркоманией, стоит напомнить, что эта напасть сродни инфекции. Распространяется в геометрической прогрессии. Один наркопотребитель приобщает к пагубной страсти более десятка сверстников. Мы проводили исследования интерактивных молодежных сайтов. Задавали вопросы тем, кто не употреблял наркотики, что они думают по этому поводу. И каждый седьмой из опрошенных сказал: попробую при первой возможности.

Как поддержать на свободе излечившегося человека, чтобы он снова не вернулся к смертельной страсти?

Виктор Иванов: У наркозависимого, вставшего на путь освобождения от дури, возникают два главных вопроса: чем я буду заниматься, когда закончу с этим кошмаром, и возьмут ли меня на работу? Не надо вешать ярлык на человека: это - бывший наркопотребитель, будьте с ним осторожны. Человек освободился, вылечился. Если он хороший программист, пусть идет и работает программистом. Важно, чтобы он понял, что нужен обществу, а общество нужно ему, чтобы он мог жить и работать, зарабатывать на хлеб насущный, содержать семью. Но в любом случае необходимо какое-то время держать его под контролем опытных психологов. Может, даже обязать бывшего пациента систематически посещать врача, пока тот не убедится, что человек окончательно освободился от зависимости. Велика роль родственников и друзей. Они способны поставить своеобразный барьер между излечившимся и его бывшей наркотической средой.

Последние новости