Новости

07.12.2013 14:40
Рубрика: Власть

КС РФ поставил свои решения выше международных

Текст: (Санкт-Петербург)
Конституционный суд РФ провозгласил постановление по делу о коллизии между собственными решениями и постановлениями Европейского суда по правам человека. Окончательный вердикт КС оставил за собой.

Основанием для разбирательства послужило так называемое "дело Константина Маркина", капитана российской армии. Многодетный отец развелся с женой и пожелал уйти в отпуск по уходу за новорожденным сыном, однако командование части, а затем и военные суды отказали ему в этом праве, так как закон предусматривает его только для женщин-военнослужащих. Маркин пожаловался в Конституционный суд РФ и Европейский суд по правам человека.

Российский орган высшей юридической власти не усмотрел в той ситуации нарушения конституционных прав гражданина, так как статья 55 Конституции РФ допускает ограничения прав и свобод в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства. Служба в армии прямо подпадает по это определение, то есть Маркин, принимая присягу, что называется, знал, на что шел. Кроме того, осенью 2006 года офицеру был предоставлен отпуск по семейным обстоятельствам и финансовая помощь в размере 200 тысяч рублей. Таким образом все несправедливости были устранены, посчитал КС РФ и вынес отказ в приеме дела и недопустимости жалобы. Однако, как подчеркнул теперь заместитель председателя КС РФ судья-докладчик Сергей Маврин, рассматривалась не конституционность самой нормы об отказе военнослужащему-мужчине в предоставлении отпуска по уходу за ребенком, а лишь конкретная ситуация Маркина.

-Суд в отказном определении не высказывался относительно нормы, он высказывался относительно дела Маркина, что его права не нарушены, - пояснил судья КС, - однако косвенно оно стало доводом в пользу конституционности самой нормы.

В Страсбурге, однако, пришли к совершено иному выводу и усмотрели в деле Маркина нарушение Россией статьи 8 (право на частную жизнь) и статьи 14 (запрет дискриминации) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это позволило жалобщику обратиться с заявлением об отмене прежних решений, поскольку постановления ЕСПЧ являются основанием для пересмотра гражданского дела по новым обстоятельствам. И тут Ленинградский окружной военный суд оказался в патовой ситуации: правоприменители не смогли самостоятельно определить, чья позиция должна считаться главнее и обратились за разъяснениями в Конституционный суд РФ.

Позиция КС в дальнейшем подтвердила правильность такого решения. Более того, общей юрисдикции теперь прямо предписано обращаться в Конституционный суд РФ для проверки соответствия данной нормы Основному закону страны в том случае, если постановление ЕСПЧ невозможно исполнить в рамках действующего российского законодательства. Подобный вопрос может быть разрешен исключительно Конституционным судом, его решение и будет окончательным.

- В России юридическим верховенством обладает Конституция РФ, а исключительное право толкования и применения Конституции РФ принадлежит Конституционному суду РФ, следовательно, его решения также обладают высшей юридической силой, - пояснил Маврин. - Когда речь идет о столкновении, коллизии на нашем правовом поле, нужно понимать, что Европейская конвенция о правах человека вошла в российскую правовую систему, то есть находится под эгидой Конституции. Следовательно, и по данным ситуациям решения КС обладают высшей юридической силой.

Если же норма признана не противоречащей Конституции РФ, КС может указать, каким образом возможно исполнение решения ЕСПЧ. Но в "деле Маркина" таких указаний нет. Как напомнил Сергей Маврин, решением ЕСПЧ Маркин получил компенсацию за перенесенные страдания (эти решения Страсбургского суда подлежат безусловному исполнению, если не противоречат законодательству РФ), однако больше экс-военнослужащий ни на что не может претендовать, а дело его пересмотру не подлежит.

- Суды общей юрисдикции должны исполнять решения ЕСПЧ, если заявитель продолжает оставаться в прежнем положении, - пояснил судья КС. - Но Маркин получил и то, и другое, и компенсацию, ребенок уже вырос, так что, на мой взгляд, оснований для иного решения в отношении него нет.

В дальнейшем, по мнению Сергея Маврина, коллизии, подобные "делу Маркина", возможны, но вряд ли они будут частыми, поскольку "генетически, в части набора прав и свобод Конституция РФ и конвенция - одно и тоже". Однако по жалобам граждан КС работает в рамках конкретного, а не абстрактного нормоконтроля, то есть в конкретных решениях оценка КС РФ и ЕСПЧ могут не совпадать. Подобные противоречия между национальным правом и Страсбургом уже известны в Италии, Германии, Великобритании. В России очередным прецедентом может стать дело Анчугова - Гладкова, в котором ЕСПЧ оспаривает конституционность самой Конституции РФ.