Новости

09.12.2013 22:10
Рубрика: Культура

Зарядье оптимизма

Главный архитектор столицы рассказал, куда будут "притягивать" москвичей
Последнее время в Москве отмечаются масштабные архитектурные движения: сначала власти выбрали, чем застроить самый дорогой в столице пустырь возле Кремля, теперь прикидывают, как реорганизовать пространство в промзонах. Что сейчас происходит на месте будущего парка "Зарядье", как троллинг может помочь в градостроительстве, где будет новый центр Москвы, и чего в российской столице больше - Европы или Азии, рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

Сергей Олегович, концепция парка "Зарядье" выбрана, но концепция - это еще не проект. Что в ней, скорее всего, изменится?

Сергей Кузнецов: Это сильная работа, и если мы ее реализуем так, как она задумана - будет здорово. Менять ее мы будем не потому, что это плохо, некрасиво или неграмотно, а потому, что это довольно сырой материал, который является лишь отправной точкой. Например, стоит поработать с ландшафтно-визуальными характеристиками, потому что из парка открывается вид на Кремль, застройку Китай-города и бровки Варварки. Придется проработать и заявленные в парке климатические зоны - вопрос в том, какие растения смогут существовать в климате большого города: экосистема тундры вряд ли получится, но некая реплика северного климата там может быть. Отдельная тонкая работа связана с историческими объектами - церквями Варвары, Максима, святого Георгия, нужно учесть Английский двор, Патриаршее подворье, Романовы палаты. Еще не раскрыта в концепции такая важная тема, как археология, но возможно, в парке этому будет посвящено отдельное пространство, потому что память места - одно из главных достоинств этого квартала.

Правда ли, что в Зарядье можно будет проводить пикники и собирать яблоки?

Сергей Кузнецов: Проект "Зарядье" обрастает собственной мифологией (улыбается). Возможно, мы добавим интерактивный павильон, посвященный национальным паркам. Пункт еще не устоявшийся, но мне кажется, это интересно. Ходят слухи о том, что в парке будет музей кино - но такой вопрос на повестке дня не стоит. Всех желающих посмотреть на будущий парк приглашаю в музей архитектуры имени Щусева - проект там экспонирован. Но нужно понимать, что это концепция, которая будет дорабатываться. Мы работаем с инициативными группами, которые готовы давать советы. Не все их мы принимаем, безусловно - те, где видим общественные, экологические, исторические риски, мы в проект не включаем.

Что происходит в Зарядье сейчас?

Сергей Кузнецов: На площадке идут подготовительные работы, и они будут, видимо, идти довольно долго, потому что заметная часть гостиницы "Россия" еще не разобрана. Кроме того, со стороны Васильевского спуска установим временный информационный павильон - воплощение высокотехнологичных решений, где будет рассказываться об истории Зарядья и о конкурсе. Надеюсь, что к концу 2016 года проект будет реализован. Сейчас мы специально выгораживаем на территории будущего парка участок: часть ограды будет перенесена вглубь, павильон  установят на месте, где сейчас забор. Думаю, это ни у кого не вызовет возражений, потому что павильон лучше, чем забор, тем более что, поверьте, он будет вполне симпатичным.

Сам забор будет стоять весь период строительства - стройки у нас все-таки принято огораживать. Совсем его убрать не получится, поэтому нам всем придется еще какое-то время с ним мириться.

Сергей Олегович, сама идея разбить в Зарядье парк вызывала критику - например, высказывалось мнение, что для Москвы было бы полезнее построить здесь капитальный паркинг…

Сергей Кузнецов: Любой проект вызывает критику, и особенно - до реализации. Мы с коллегами делали Дворец спорта в Казани, и его потом стали называть жемчужиной города. Это уже потом, а когда проект был вынесен на архитектурный совет Казани, он получил шквал критики - мол, это чемодан, он мешает обзору и еще бог знает чего. У нас люди любят все критиковать, при этом заметно меньше любят что-либо делать - это факт. Поэтому я бы очень спокойно относился к любым проявлениям недовольства, надо набраться терпения  и сделать хороший продукт, который по факту, как выясняется, нравится большинству. Мне жалко, что часто за этими замечаниями не видно конструктивной общественной позиции: люди любят заниматься тем, что называется модным словом "троллинг". Просто потому, что это весело, это такое публичное хулиганство - но так, к сожалению, город не развить. Хулиганская критика - это удел неудачников.

В создании концепции Зарядья соревновались специалисты из разных стран, и вы неоднократно говорили об эффективности такой практики. Какие еще знаковые архитектурные проекты будут вынесены на международный конкурс?

Сергей Кузнецов: Думаем, что получится сделать международный конкурс из проекта "Москва-река"  - это будет большая история в следующем году. Задачей будет создать концепцию развития прилегающих к реке территорий - это, на минуточку,  10 процентов площади города. Есть еще несколько интересных задумок, которые я бы пока не хотел озвучивать, потому что они еще сырые.

На урбанистическом форуме много говорилось о том, что Москва должна развивать альтернативные центры - Сколково, Рублево-Архангельское, новая Москва. Как должны развиваться территории, чтобы они стали новыми центрами притяжения, а не резервациями?

Сергей Кузнецов: Понятно, что ни один из альтернативных городских центров не может спорить с историческим центром города: мы не создадим на присоединенных территориях нечто подобное Кремлю и Большому театру. Нужно находить новые интересные функции, уникальные для этого места и для города, не конкурирующие с основным центром, а его дополняющие. Возьмем Коммунарку - помимо административно-деловых функций и переезда туда государственных структур, там сегодня закладывается образовательный и медицинский кластеры. Сколково - университетский кампус со стартапами - должно быть не просто многофункциональной территорией, а именно уникальным центром притяжения. В Рублево-Архангельском создается международный финансовый центр. Повторюсь, важно, чтобы это была уникальная в пределах города институция.

Безусловно, не все территории могут быть элементом притяжения для всего города, да и не должны им быть. Нужно расширять возможности проведения времени рядом с домом - в двух словах так. В том же нашумевшем Бирюлево овощебазу можно заменить объектом с культурными и спортивными функциями, и при этом люди будут ассоциировать это со своим районом, воспринимать как свой дом. Очень важно заложить у людей в головах, что место, где они живут - территория не только для сна, но и место города, где они являются хозяевами и живут насыщенной жизнью со всеми функциями: это и общественные пространства, парки, магазины, рестораны, места приложения труда.

На форуме Москву сравнивали с разными городами - Лондоном, Пекином, Сан-Паулу... Как вы считаете, Москва европейский город, или ее идентичность размылась?

Сергей Кузнецов: Москва - европейский город, в первую очередь с точки зрения ментальности. Да и в целом в России градостроительная традиция в основном европейская: примерами могут служить Самара, Воронеж, огромное количество других городов, которые планировались в XVII-XIX веках. Если вы посмотрите план Одессы, то увидите, что она похожа на Барселону. С другой стороны, с точки зрения характера экономики мы скорее ближе к мегаполисам азиатским. Хорошая модель - Токио, который обладал проблемами, сходными с московскими, в 70-80-х годах. И по площади Токио очень похож на Москву  - 2100 квадратных километров, у Москвы 2500, и по структуре, и по плотности дорог, и "хвост" такой же у Токио есть. Их инструментарием пользуемся и мы. Неплохой пример для изучения - китайские мегаполисы: Пекин, Шанхай. Они похожи на Москву даже внешне, в Пекине видна школа советского градостроительства - радиальная система планирования. Так же как и мы, китайцы имеют дело с наследием, которые было создано под другую систему общественного устройства.

Что будет с пятиэтажками в Москве, которые не попали под снос?

Сергей Кузнецов:
Все дома, которые вошли в ветхий или потенциально ветхий фонд, будут постепенно реконструированы. Понятно, что ремонтировать дома сложнее, чем их заменять на новые, но какая-то программа реновации этих объектов, безусловно, должна быть. Тут есть один момент, который нужно учитывать: у панельных домов есть свой срок годности, и он когда-то будет выбран, но исследование этих домов показывает, что многих из них физически хорошего качества и могут еще стоять какое-то время. Да, где-то микрорайоны не очень удобно спланированы, квартиры не очень комфортабельные, но объективно сам фонд часто находится во вполне приличном состоянии. Поэтому когда мы задаемся вопросом, что делать с пятиэтажками, первое, что нужно сделать - это оценить, что с ними, собственно, происходит сейчас. По каждому конкретному объекту будет отдельное решение. Кстати, если сравнивать московскую периферию с окраинными территориями мегаполисов мира, могу сказать, что мы можем гордиться нашими пятиэтажками.

Ну и напоследок - маленький рейтинг от главного архитектора: топ-5 самых красивых и самых уродливых сооружений в Москве.

Сергей Кузнецов: Про уродливые я не буду, потому что все время кто-нибудь обижается. Красивых в Москве больше - все высотки, библиотека имени Ленина - шикарное здание. Я не буду оригинальным, если скажу, что застройка Кремля и собор Василия Блаженного, другие объекты ЮНЕСКО - отличные здания на мировом уровне. Много интересных памятников конструктивизма - дома Щусева, здания Желтовского на Моховой и Смоленке мне очень нравятся. Наверно, меньше можно сказать о зданиях постройки последних лет.

Культура Арт Архитектура Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Новые границы Москвы РГ-Видео