Новости

20-летие Конституции стало поводом для разговоров о необходимости эту Конституцию изменить.

Если сравнить нашу Конституцию с Конституцией РСФСР 1918 г., Конституциями СССР 1924, 1936, 1977 гг., то очевидно главное отличие.

"Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной" (Статья Конституции, со счастливым номером 13, п. 2).

А вот статья 1. "Российская Федерация есть демократическое, федеративное, правовое государство с республиканской формой правления".

Эта статья, как и название государства, кардинально отличается от той же 1-й статьи во всех Советских Конституциях.

В точном соответствии с названием идеологической державы те Конституции провозглашали СССР "социалистическим государством рабочих и крестьян" (1924) или "социалистическим общенародным государством" (1977).

Конечно, Конституция-1993 тоже исходит из определенной идеологии. Сегодня прямо голос понизишь, называя ее - западная, либерально-демократическая, политкорректная, плюралистическая. Да, сейчас все эти слова - почти "мыслепреступление".

Итак, советские конституции были идеологическими - и сегодняшняя идеологическая.

Только идеологии принципиально разные.

Советская идеология была нетерпима, тоталитарна (потом - авторитарна). Исключала любую конкуренцию. Альтернативная, скажем, та же либеральная идеология считалась вражеской, а ее провозглашение (всего лишь провозглашение !) - диссидентством, "идеологической диверсией" и "изменой Родине". Эта идеология закрытой Системы, опирается на жесткую силу Государства (политическая полиция).

Либеральная идеология - гораздо шире, допускает (даже предполагает) конкуренцию, рассчитана на открытую Систему. Предполагает опору на мягкую силу государства, подконтрольного обществу, имеет много степеней свободы. Например, коммунисты в рамках либеральной Конституции выступают открыто, участвуют в выборах и т.д.

И в этой конкуренции либерально-демократическая идеология в нашей стране проиграла. И лево-социалистической, и патриотически-державно-традиционалистской идеологии.

Так возникли и расширяются ножницы между Конституцией и господствующим в обществе настроением.

Когда в 1993 г. Конституция писалась, еще не окончательно спала демократически-прозападная волна 1990-1991 гг. Тогда настроение, если не всего общества, то хотя бы элит, было куда более либеральным. Да и действия предстояли либеральные - приватизация, скажем. Всему этому хорошо соответствовала Конституция.

С тех пор горячая магма "демократической революции" окончательно застыла, покрылось льдом "стабильности". "Материальный базис" Конституции - тот самый самоорганизующийся социум, который контролирует Государство, - не только не возник, но сейчас мы от него куда дальше, чем 20 лет назад. Государство однозначно руководит обществом. По сути справедлива 6-я статья Конституции 1977 г. - "руководящей и направляющей силой советского общества ... является КПСС". Просто общество не "советское", а руководящая и направляющая бюрократия не объединена никакой идеологией, кроме сохранения и укрепления своей властесобственности.

Но ситуация, когда бюрократическая Вертикаль не окрашена ни в какой идеологический цвет, а стоит во всей красе голая, дискомфортна для существующей Системы. Без "нового идеологического платья" Система не завершена. Собственно и "марксизьм-ленинизьм" в последние годы власти КПСС был не более чем ритуалом, но этот ритуал - "идеологическое алиби" ("не корысти ради, а токмо ...") - необходим, чтобы спокойно "делать дело" (или делать дела).

Какие же возможны варианты нелиберальной гос-идеологии?

Их два - красный (с коричневатым) и "черно-желтый". Но прямое возвращение к социалистической госидеологии просто невозможно - в рыночной-то экономике! Остается "державно-самодержавная". Похожие настроения и выражают те, кто говорит о необходимости изменений Конституции.

Итак, во-первых, "отрицание отрицания": отменить статью о том, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной. То есть стереть главное отличие действующей Конституции от Советской.

А во-вторых, заполнить свято место официальной госидеологии общей охранительно-патриотически-православной декламацией. Понятно, что здесь открывается необозримый простор, масса вариантов, разной степени жесткости. От общей фиксации "роли Православия в истории России" до тех или иных вариантов "госрелигии".

Повторяю - с полной четкостью это еще не высказано, но в воздухе и ТВ-эфире витает постоянно.

Возможен ли сегодня такой вариант "захлопывания ножниц"?

Я уверен - нет.

Во-первых, чисто технико-юридически механизм изменения первых двух статей Конституции (речь идет именно о них) просто не прописан детально в тексте самой Конституции. Значит де-юре тема закрыта.

Во-вторых, Песков напомнил слова Путина, что Конституция - не тот закон, который можно менять и кромсать в угоду текущему моменту. Значит де-факто тема закрыта.

И, в-третьих, опыт двух революций (1917, 1991) учит: обязательная госидеология делает социальную Систему не гибкой, ломкой, программирует ее на разрыв.

Вот поэтому исходя из своего опыта - а вовсе не ради слепого подражания Западу - российские элиты и пришли к такой, широкой, открытой Конституции. Как противоядию от возможного социального взрыва.

Да, либеральные идеи непопулярны. Да, общество беременно консервативно-самодержавной идеологией. Но именно в рамках действующей Конституции оно может быть "вечно комфортно беременным". А вот попытка все-таки эту идеологию родить, перекроить Конституцию разрушит существующую Систему. Не надо сдвигать ножницы - можно больно порезаться.

Власть Позиция Колонка Леонида Радзиховского Конституция России