Новости

23.12.2013 00:07
Рубрика: Культура

В поисках гения места

Будет ли в России снова Музей кино?
Музеи кино есть во Франции, Голландии, в Италии, Германии… В Германии - не один. Есть мощный Национальный музей медиа в Брэдфорде, в Англии… В России Музей кино, созданный в 1992 году, потерял помещение в декабре 2005, став музеем-кочевником. В 2013, после того, как летом едва не уволили историка кино, исследователя творчества Сергея Эйзенштейна, директора музея Наума Клеймана, было решено создать Общественный совет по возрождению Музея кино. После чего большинство решило, что вопрос решен. О перспективах Музея кино рассказывает его директор Наум Клейман.

Говорят, что вопрос с Музеем кино решен?

Наум Клейман: Я бы сказал: вопрос еще не решен, но решается. Министерство культуры предполагает, что можно приспособить под музей кино здание Научно-исследовательского кинофотоинститута (НИКФИ), которое большей частью сдается арендаторам, потому что институт почти потерял всю производственную базу. Есть три точки зрения. Одна: в здании можно все перестроить, чтобы создать там высокотехнологичный Центральный музей кино. Вторая точка зрения: можно временно поместить там музей, а потом Константин Эрнст построит Музей кино и телевидения по последнему слову техники, и мы переедем туда В этом случае речь идет о временном размещении. И третья: там ничего строить нельзя, туда ничего не помещается, и вообще это памятник архитектуры, где даже гвоздь в стену нельзя вбить.

Это здание на Ленинградском проспекте?

Наум Клейман: Да. Ленинградский проспект, 47. Рядом выход из метро "Аэропорт". Это, конечно, очень удобно - можно без проблем добраться из разных районов города. Там много других плюсов. Но там много и минусов. Во-первых, должно быть специальное и немалое финансирование, чтобы здание перестроить и отремонтрировать. Есть эти деньги или нет, мы не знаем. Во-вторых, даже если эти деньги есть, должен быть конкурс архитектурных проектов, чтобы потратить самым разумным способом. Я надеюсь, что Министерство культуры объявит конкурс (может быть, международный), как перестроить здание, чтобы в нем музею и зрителям было комфортно. Наконец, должно быть обсуждение с кинематографистами, как строить Музей кино.

Очень существенный момент.

Наум Клейман: У нас кинематографисты очень долго не обращали внимание на историю своего искусства. Извините, наше кино вообще живет вне традиции. Я имею в виду не только отечественные традиции. Нынешнее кино у нас, к сожалению, большей частью провинциально и безграмотно. И большинство кинематографистов не знает ни отечественных, ни мировых классиков. Только сейчас они начали понимать, что музей, наверное, нужен. Не только зрителям, но и им, дорогим нашим. Я надеюсь очень, что общественность кинематографическая (не начальство, а общественность!) примет участие в создании этого Музея как своего Храма.

Если говорить не о здании, а о концепции музея…

Наум Клейман: …то я излагал ее 20 ноября на заседании Общественного совета по возрождению Государственного центрального музея, председателем которого стал Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала. Базовая версия была опубликована в журнале "Киноведческие записки", № 84.

Насколько я знаю, вы предлагаете различать музей, киноархив и синематеку?

Наум Клейман: У них разные функции. Но исторически они дополняют друг друга. В Голландии, например, киноархив изначально назывался Киномузеем. Он включает и синематеку (где можно регулярно смотреть фильмы всех времен и народов), и архив (хранящий негативы и копии фильмов). А во Франции в начале была Синематека, которая развилась в киноархив и дополнилась музеем, созданным Анри Ланглуа. В России все началось с создания киноархива - Госфильмофонда.

Киноархивы, как правило, собирают подлинники. Безусловно, это негативы и все, что связано с ними. Это первая задача киноархива - создать условия для хранения и реставрации фильмов. Синематека - организация, которая дает доступ к этим сокровищам широкой публике. Но не менее важна она для профессионалов. Потому что если живописец не может прийти в Лувр или Эрмитаж и Русский музей, чтобы увидеть подлинники Рембрандта, Эль Греко или Малевича, то, простите, он не может стать профессионалом. Мне безумно жалко, что большинство профессионалов после института не имеет возможности вернуться к классике кино.

Когда Госфильмофонд открыл кинотеатр "Иллюзион", он фактически взял на себя функции синематеки. Мы в свое время добились, чтобы Моссовет отдал нам недоходный кинотеатр в высотке на Котельнической набережной, в который почти никто не приходил. И у "Иллюзиона" сразу выстроились очереди на много часов. В ситуации 1990-х годов, когда в России в кино не ходили вообще, музейные залы были полны почти на каждом сеансе.

Да, но тогда нельзя было посмотреть кино он-лайн…

Наум Клейман: Да, сегодня многое посмотреть можно дома, но, как минимум, надо знать, что искать в Интернете. Публика нуждается в навигации. Мы учимся в школе различать, кто есть Шекспир, а кто, простите, драмодел, который завтра будет забыт. Но критериям оценки кино школа не учит. А без критериев и без навигации все усилия кинематографистов практически бесполезны - они будут забыты или вообще не востребованы.

Вы говорили об общественности… На международной конференции "Дети синематеки", состоявшейся в рамках Санкт-Петербургского культурного форума, принят меморандум, призывающий сделать акцент на развитие синематек - причем в регионах. Предложено запустить в Петербурге проект "Синематека. ХХI век", благо есть традиции "Ленфильма", потенциал журнала "Сеанс", есть интерес к истории кино у Александра Сокурова.

Наум Клейман: На мой взгляд, это продуктивная идея. Синематека - это не только показ мирового кино, это еще создание мифологии собственного места. Это создание образа Питера или Москвы для всех, кто приезжает сюда. Воплощение гения места - вот что такое синематека. Здесь еще и собирают все, что связано с городом и снимается про город и в городе. Между прочим, уже существует Пермская синематека, которую мы помогали организовать. Режиссер Павел Печенкин, который делает фестиваль "Флаэртина", организовал и синематеку.

Региональная сеть синематек напоминает структуру Государственного центра современного искусства…

Наум Клейман: Когда создавался наш Музей кино, предполагалось, что он будет помогать синематекам в республиках и в крупных городах, где были студии игрового и документального кино - Новосибирске, Иркутске, в Ростове, Ленинграде, Свердловске. Сегодня идея возвращается. Синематека становится совершенно необходимым звеном в единой системе общественного самосознания. Мы хотели помочь создать Северокавказскую синематеку во Владикавказе в Беслане (детям после теракта особенно были нужны положительные эмоции, и специальные кинопрограммы могли этому способствовать). Ничего не получилось. Я приезжал туда пять раз. Общался с четырьмя министрами культуры. Каждый из них умывал руки. Сейчас губят последний старинный кинотеатр, созданный еще "Патэ" в 1907 году: там могла работать двухзальная Синематека. В то же время есть города, которые мечтают о синематеках. Это Новосибирск, Екатеринбург, Красноярск… Конечно, Петербург.

Я уверен, что именно создание параллельной некоммерческой сети кинотеатров поможет вернуть наше старое кино на экран и показывать новое, чтобы оно хоть частично окупалось, а региональные и муниципальные синематеки играли бы роль навигаторов. Но для этого нужна воля и …новые законы. У нас, например, вообще нет теперь понятия некоммерческого проката. Это абсурд. Вопрос Музея кино не изолирован от общих проблем кинопроката и кинопросвещения, он требует комплексного решения.

Все определяют люди. От них зависит, будет место живым или …не очень.

Наум Клейман: Знаете, люди появляются. Наши коллеги в Германии, например, сделали при Синематеке специальные курсы для учителей. Говорят о введении курса кино в школе. А кто учить будет? Значит, надо прежде всего учить учителей. Это нормально.

Прямая речь

Любовь Аркус, главный редактор журнала "Сеанс", режиссер.

Самое важное, что Музей кино был местом, где выросло целое поколение критиков и режиссеров. Не только потому, что Клейман умел подбирать программы и ретроспективы. А потому что он создал место. Место, куда люди привыкли приходить, смотреть фильмы, слушать умных людей. И продолжать на лестницах спорить и обсуждать фильмы до бесконечности. Они там знакомились и дружили. И вот это, с моей точки зрения, было самым главным в Музее кино.

Я глубоко убеждена, что сегодня главная проблема молодых зрителей совсем не в том, что они путают Фассбиндера с Вендерсом. Синематека - это место, где, с моей точки зрения, должны решаться две проблемы. Это место, где должны собираться люди, как они собирались в Москве на Красной Пресне. Где они должны смотреть кино и научиться о нем думать - потом они выучат фамилию Вендерс. И это должно быть место, куда они хотят приходить, как они приходят сегодня в крошечный книжный магазин-клуб "Порядок слов".

Из этого места пойдут два движения. Там начнут возникать люди, которые хотят снимать кино, и там появятся люди, которые хотят его смотреть.

Культура Кино и ТВ Наше кино Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Столица ЦФО Москва
Добавьте RG.RU 
в избранные источники