Новости

24.12.2013 00:00

Сельская бухгалтерия государства

Российские аграрии не смогут работать без специализированной кредитной организации
Текст: Никита Кричевский (доктор экономических наук, профессор)
В последние дни с новой силой разгорелись дискуссии вокруг перспектив государственного Россельхозбанка (РСХБ). Разговор более серьезный, чем кажется на первый взгляд, поскольку аграрный сектор базис любой экономики. Мы можем долго и увлеченно рассуждать о преимуществах последних моделей автомобилей, восторгаться новыми смартфонами, демонстрировать модные обновки, тем не менее минимум три раза в день по-прежнему будем заглядывать в холодильник. Богатство села - богатство государства: как писал Петру Великому первый русский экономист Иван Посошков, "крестьянское богатство - богатство царственное, а нищета крестьянская - оскудение царственное".

В современной России на селе живет 37,2 млн человек, 26,0% от общей численности населения. В ближайшем будущем, когда, по прогнозам, проблема безработицы вновь обострится, в первую очередь пострадают моногорода и село. Причем причины будут идентичными - продолжающийся спад в мировой экономике и не совсем удачные условия присоединения России к ВТО.

Снижение занятости на селе помимо негативных социальных аспектов несет в себе вполне осязаемые экономические и фискальные минусы от уменьшения производства сельхозпродукции и снижения покупательной способности сельских жителей до падения налоговых и взносовых сборов и необходимости изыскания дополнительных бюджетных ресурсов. Если пустить развитие села на самотек, государству в условиях уменьшающихся налоговых поступлений придется дополнительно увеличивать расходы на социальное обеспечение селян.

Ситуацию с текущим продовольственным обеспечением России красноречиво иллюстрирует таможенная статистика. В январе - октябре 2013 г. в сравнении с тем же периодом 2012 г. прирост импорта по маслу подсолнечному составил 5,5%, маслу сливочному - 20,8%, молоку и сливкам - 44,2%. Некоторое снижение показателей импорта мяса скота и птицы, произошедшее вследствие роста внутреннего производства, носит временный характер - по совокупному мнению сельхозпроизводителей данный вид аграрной индустрии после присоединения к ВТО потерял былую привлекательность.

Несколько слов о стагнирующем сельхозпроизводстве. В январе - октябре 2013 г., если сравнивать с тем же периодом прошлого года, реализация сельхозорганизациями яиц снизилась на 1,0%, молока - на 5,5%, зерна - на 8,7%. Возросла лишь реализация мяса (на 11,6%), но случился этот вроде бы отрадный факт прежде всего за счет взрывного роста производства свинины - сразу на 27,8% (за аналогичный предыдущий период всего на 12,2%). Объяснение банальное - сельхозпроизводители забивают скот, не выдерживая конкуренции с иностранными поставщиками.

Неудовлетворительные сельскохозяйственные итоги отразились на росте розничных цен. За январь - октябрь 2013 года в сопоставлении с тем же периодом 2012 года продовольственная инфляция в стране составила 5,5%, в то же время по многим позициям рост цен был существенно выше: по яйцам и плодоовощной продукции на 9,4%, макаронным изделиям на 11,3%, хлебу и хлебобулочным изделиям на 14,6%. Особую тревогу вызывает рост цен на яйца: в октябре в сравнении с сентябрем цены подскочили на 18,2%.

Инвестиции - залог не только будущего роста производства, но и новых рабочих мест. За январь - сентябрь этого года в сравнении с январем - сентябрем прошлого года прирост инвестиций в аграрный сектор составил 3,5%, тогда как, к примеру, в добыче металлических руд - 12,2%, оптовой и розничной торговле - 13,5%, а в секторе гостиниц и ресторанов - 34,7%. Причем, если по экономике в целом кредиты банков составляют всего 9,9% от общего объема инвестиций, а основной прирост происходит за счет собственных средств (до 49,0%), то в сельском хозяйстве ситуация диаметрально противоположная.

Аграрии крайне нуждаются в специализированной кредитной организации, основным профилем деятельности которой является работа с сельхозпроизводителями. Российские институциональные направления господдержки села кардинально отличаются от европейских или американских, где доля государственных субсидий доходит до 45% от конечной цены продукции в ЕС и до 90% в США. При таких масштабах взаимоотношения с инвесторами становятся понятнее и прозрачнее.

Российский бюджет позволить себе подобную роскошь, к сожалению, пока не может, что отнюдь не означает, будто правительство аграриев не поддерживает. Данная формулировка помимо прочего подразумевает, что при скудном инвестиционно-институциональном наполнении сельскохозяйственной отрасли финансовые вложения поступают в первую очередь из банковского сектора.

Крестьянское богатство - богатство царственное, а нищета крестьянская - оскудение царственное

Капитализм в России все еще далек от цивилизованных норм, а потому при анализе взаимоотношений аграриев и банкиров часто приходится сталкиваться с многочисленными случаями агрессивного, на грани закона, захвата собственности сельскохозяйственных предприятий финансово-промышленными группами после первого же нарушения условий кредитных соглашений. По большому счету негосударственные банки не волнуют ни продовольственная безопасность, ни обеспечение отечественной сельхозпродукцией территорий присутствия, ни снижение количества налогоплательщиков, ни рост сельской безработицы. Земля для них не столько фундаментальный экономический ресурс, сколько прибыльный объект спекуляций.

Не вполне понимают специфику государственной поддержки отрасли и экономические власти. Для многих ответственных чиновников тот же РСХБ сродни обычному коммерческому банку, следовательно, и подходы к его работе должны быть идентичными. "Честнее дать субсидию", чем выдавать селу невозвратные кредиты, "подарки", как съязвил на днях министр финансов Антон Силуанов.

Ошибочное представление: при незыблемости основных принципов кредитования - срочности, возвратности и платности - следует понимать, что РСХБ является частью сельскохозяйственной инфраструктуры, оплотом государственного финансово-экономического присутствия в российском аграрном секторе. Не просто банк, но институт, через который государство реализует сельскохозяйственную политику. "Подарки" же может раздавать тот же минсельхоз.

По счастью, не все в качестве вектора работы видят минимизацию институциональной роли РСХБ в сельском хозяйстве. Другим, не в пример более продуктивным направлением деятельности экономические власти считают докапитализацию банка с одновременным не отторжением собственности сельхозорганизаций и фермеров, как это произошло бы в ситуации с частными банками, а передачей плохих активов в управление Агентству по страхованию вкладов, имеющему здесь немалый опыт работы.

К слову о дополнительной капитализации РСХБ. Бюджетная поддержка, вокруг предоставления которой сегодня разгорелись нешуточные страсти, предполагает выделение банку от 30 до 60 млрд рублей, которые не будут закопаны в землю, а пойдут на доначисление резервов в Центробанке по проблемным ссудам, составляющим по оценке рейтингового агентства Moody s не более 9,5% от активов. Иными словами, деньги останутся в банковской сфере, при этом параллельно будет сокращаться объем проблемных ссуд.

Государственнический подход, которым, к сожалению, обладают не все чиновники (повторюсь - базовые принципы кредитования, представленные выше, никто не отменял), за сухими цифрами на калькуляторе позволяет увидеть значение села для страны в целом. Не зря же наши дореволюционные предшественники, проводившие взвешенную и тонкую политику финансовой поддержки сельского хозяйства, добились того, что к 1914 году наша страна занимала первое место в мире по экспорту зерна и льна, а население Российской империи, на 84% состоявшее из селян, с 1897 по 1914 гг. возросло со 128,2 млн до 165,7 млн человек. Наши предки понимали: благосостояние государства прирастает селом.