Новости

31.12.2013 00:44
Рубрика: В мире

Лучше, чем в Европе

Немецкий бизнес оценил инвестиционный потенциал регионов РФ
Германия является третьим по величине торговым партнером России после Китая и Нидерландов. На российском рынке представлено более 6 тыс. немецких фирм. Подвести итоги российско-германского торгово-экономического сотрудничества в 2013 году "РБГ" попросила председателя правления Российско-Германской внешнеторговой палаты Михаэля Хармса.

Каковы предварительные итоги российско-германского торгово-экономического сотрудничества в 2013 году?

Михаэль Хармс: Взаимный товарооборот останется примерно на уровне рекордного прошлого года, около 80 млрд евро. Позитивным итогом года можно назвать и то, что в Германии наблюдается большой интерес к России. Это подтверждается нашей ежедневной практикой. В Европе ситуация не такая хорошая, многие немецкие фирмы интересуются выходом на российский рынок. Есть большой интерес к инвестициям, к строительству здесь производства. Можно также отметить увеличение присутствия немецкого капитала в регионах. Если раньше предприниматели шли в основном в Москву, в Московскую область, в Калугу, то сейчас мы видим сильное движение в ПФО, на Урал и в Сибирь.

Увеличилась ли в этом году инвестиционная привлекательность российских регионов для немецкого бизнеса?

Михаэль Хармс: Мы видим хорошее развитие инвестиционного потенциала в российских регионах. Многое зависит от позиции губернатора, местной власти, насколько активно они привлекают инвестиции. Калуга послужила хорошим примером для многих регионов. Там успешно развиваются автомобильная промышленность, фармацевтика, машиностроение, химическое производство и металлургия. Многие регионы используют этот опыт. Можно назвать Татарстан, Ульяновскую, Свердловскую и Ленинградскую области. Они создают площадки, развивают инфраструктуру, предоставляют налоговые льготы и административную поддержку. Инвестиционный рейтинг Российско-Германской внешнеторговой палаты возглавляет Татарстан, на втором месте Свердловская область, затем Ульяновск. Калуга оказалась на седьмом месте, но не потому, что она стала хуже, а просто другие регионы сумели наверстать упущенное. За счет создания прозрачных условий для бизнеса, принятия быстрых решений можно без нефти и газа привлечь много инвестиций.

В России отмечается тенденция снижения экономического роста. Как это может сказаться на активности инвесторов?

Михаэль Хармс: Интерес немецких инвесторов к России не ослабевает, поскольку здесь достаточно емкий рынок. Однако при сохранении на перспективу негативных тенденций некоторые компании могут воздержаться от долгосрочных стратегических вложений.

Раньше западные предприниматели вкладывали в России в сферу услуг. Приоритеты изменились?

Михаэль Хармс: Немецкий бизнес представлен в основном производственными компаниями. Они активно инвестируют в автомобильную и химическую промышленность, электротехнику, сельское и транспортное машиностроение. Меньше инвестиций идет в станкостроение. В основном ставка делается на строительство нового производства и владение ста процентами собственности. Есть, конечно, и совместные предприятия. Однако их создание представляет собой сложный процесс. Это касается не только России, но и всего мира. Главное - иметь рынок сбыта, а потом через дилеров можно продавать произведенную продукцию. Как правило, инвестиции следуют за торговлей. Фирмы должны быть уверены в потенциале рынка.

Какие проблемы для немецкого бизнеса вы видите на местах?

Михаэль Хармс: В течение последних лет рамочные условия для бизнеса в России улучшаются. Стало больше предсказуемости, правовой безопасности, лучше инфраструктура, поддержка на местах, много позитивных тенденций. К сожалению, пока остаются такие проблемы, как коррупция, забюрократизированность многих процессов, частые изменения в регулировании и сложность таможенного оформления. Кстати, с законодательством проблем не так много. Дело в институтах, которые должны воплощать эти законы в жизнь. Немецких предпринимателей беспокоят постоянные изменения в таможенно-тарифной политике и тенденции к протекционизму. Одним из примеров является введение в России утилизационного сбора на импортные автомобили. Кроме того, речь идет об антидемпинговых пошлинах, корректировке таможенной стоимости, введении обязательной доли местного производства в произведенной продукции. Нет сомнений в том, что для защиты местных производителей должен быть переходный период. Однако всегда нужно иметь в виду, что только с помощью открытости рынка и международной конкуренции можно обеспечить создание конкурентоспособной индустрии.

Можете ли вы назвать наиболее удачные примеры ГЧП с иностранным участием?

Михаэль Хармс: Удачным опытом является участие немецкого оператора Fraport AG в строительстве нового терминала аэропорта Пулково. Развивается также сотрудничество в сфере ЖКХ. Вопрос в том, что такие проекты окупаются за очень долгий период. Концессию надо заключать на 20 или даже 30 лет. Однако после заключения соответствующих контрактов меняются условия. Российское правительство "замораживает" тарифы ЖКХ. Некоторые немецкие инвесторы, вложившие средства в модернизацию коммунального хозяйства в России, теряют на этом. Нужно модернизировать ЖКХ с учетом международного опыта. Несмотря на имеющиеся сложности, может быть налажено ГЧП в переработке бытовых отходов. Германия в сфере переработки отходов является мировым лидером.

В мире Европа Германия Экономика Финансы Инвестиции