Новости

31.12.2013 00:40
Рубрика: Экономика

Капитал вернут домой

России нужен такой деловой климат, при котором вывод средств не имеет смысла
Борьба с размыванием налоговой базы, с разного рода офшорными схемами - сегодня мировая тенденция. Эти темы широко обсуждаются в формате и "восьмерки", и "двадцатки". И Россия будет проводить такую политику как на международном, так и на национальном уровне. Об этом сказал Владимир Путин в Послании Федеральному Собранию. О том, что означает для бизнеса усиление борьбы с офшорами на государственном уровне "Российская бизнес-газета" беседует с председателем Совета Российского союза налогоплательщиков, первым заместителем председателя Совета Федерации Александром Торшиным.

В Госдуму внесен законопроект, позволяющий возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям не только по материалам налоговых органов, но и по результатам оперативно-розыскных мероприятий органов внутренних дел. К каким последствиям для бизнеса это может привести?

Александр Торшин: Постараюсь дать самый простой ответ. Добросовестные налогоплательщики, защиту интересов которых и осуществляет Российский союз налогоплательщиков (РСН), вряд ли ощутят изменения. Но не секрет, что значительный сектор российского бизнеса работает по "черным" и "серым" схемам, выявить которые без проведения оперативно-розыскных мероприятий, исключительно на основе налоговой отчетности, крайне сложно. И борьба с такими схемами отвечает интересам населения: в конечном итоге именно налоги обеспечивают зарплату бюджетников, содержат пенсионную систему. В ходе проработки законопроекта функции оценки материалов дел закреплены за ФНС, то есть присутствует в обязательном порядке заключение профессионалов.

Недавно старший инспектор Следственного комитета Георгий Смирнов говорил о том, что СКР предлагает ввести "уголовную ответственность за умышленную неуплату налогов путем злоупотребления гражданскими правами". При этом, по его словам, она может сопровождаться налоговой амнистией - пожелавшие воспользоваться ей налогоплательщики после введения уголовной ответственности могли бы "ввести свою деятельность в законное правовое русло"? Прокомментируйте это предложение.

Александр Торшин: Крайне сложно комментировать какие-либо предложения вне полного контекста, однако мне представляется, что напрямую заимствовать опыт США, где присутствует уголовная ответственность за неуплату налогов, не вполне корректно. Прежде всего мы должны понимать специфику: в США каждый гражданин самостоятельно заполняет налоговую декларацию. Мы пока только подходим к возможности самоначисления налогов гражданами, причем не в обязательном порядке, а как к праву гражданина. РСН предложил принцип самоначисления налогов, и инициатива была поддержана ФНС России, но наше предложение исходило из того, что введение механизмов самоначисления в практику позволит активизировать российского налогоплательщика. Еще одно качественное различие - в США граждане не мыслят уплату и начисление налогов без института налогового консультирования. Мы в России только делаем первые шаги на этом пути. РСН предлагает законодательно закрепить институт налогового консультирования, выйти на уровень качественной помощи налогоплательщику, максимально облегчив взаимодействие налогоплательщиков с налоговой службой так, как это работает в мировой практике. Для этого, безусловно, необходима сертификация налоговых консультантов, программы обучения, выстраивание системы саморегулируемых организаций налоговых консультантов. Налогоплательщик должен доверять этому институту и, в случае взаимодействия с налоговой службой, быть уверенным, что, если будет допущена ошибка, то соответствующая компенсация будет выплачена. ФНС России поддерживает нашу логику, и мы надеемся, что институт налоговых консультантов, принцип самоначисления налогов гражданами станут "точками роста" налоговой культуры России.

С чем связано, по вашему мнению, усиление борьбы с офшорами в последнее время?

Александр Торшин: Подчеркну два основных момента. Во-первых, борьба с офшорами - это мировой тренд сегодняшнего дня, и эта борьба идет тем активнее, чем хуже прогноз развития мировой экономики. Во-вторых, напомню, что еще в 2011 году Владимир Путин обозначил необходимость корректировки российского законодательства для предотвращения ухода бизнеса в офшоры. Курс на деофшоризацию российской экономики был подтвержден президентом в прошлогоднем Послании Федеральному Собранию. В Послании этого года была снова подчеркнута важность деофшоризации и предложены достаточно жесткие механизмы борьбы с оттоком капитала.

В 2011 году Россия подписала Конвенцию Совета Европы и ОСЭР о взаимной административной помощи по налоговым делам, которая предусматривает расширение обмена информацией, проведение совместных налоговых проверок с компетентными органами стран - участниц Конвенции, а также содействие в сборе налогов. Председательствуя в G20, Россия активно поддерживала решения, направленные на развитие автоматического обмена налоговой информацией - создать эту систему планируется к 2015 году. Крайне важно, что участниками Конвенции становятся и низконалоговые юрисдикции, такие как Швейцария, Люксембург, Мальта, Белиз, а также заморские территории Великобритании и Нидерландов. Это существенно расширяет границы обмена налоговой информацией.

Прошедшие парламентские слушания по деофшоризации российской экономики не дают повода сомневаться в актуальности вопроса. По данным Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, за 20 лет из Российской Федерации в офшоры выведено более 800 миллиардов долларов. В настоящее время большая часть крупных российских предприятий использует офшоры в своей деятельности. Объем внешнеторговых операций, проводимых через офшорные зоны, растет с каждым годом, доля экспортно-импортных операций с использованием офшоров в 2012 году достигла 42%. Динамика очень тревожная и требует немедленного реагирования.

Сегодня в России запущен процесс контроля за механизмами налоговой оптимизации со стороны крупных игроков. С прошлого года действует новое законодательство в области трансфертного ценообразования - контроля цен для целей налогообложения. В рамках этого законодательства ФНС, в частности, инициировала программу заключения соглашений о ценообразовании с крупнейшими налогоплательщиками в тех случаях, когда они абсолютно прозрачны для фискальных органов. Сегодня таких соглашений 9, но они распространяются на десятки крупнейших налогоплательщиков. Соглашение о ценообразовании дает возможность налогоплательщику и налоговому органу заранее, до фактического исполнения сделок, определить рыночную цену сделок, на основании которой исчисляются налоговые обязательства. Нет сомнений, что такая транспарентная практика взаимодействия налогоплательщиков и налоговиков исключает возможность уклонения от уплаты налогов и последующего увода средств в офшоры крупными компаниями.

В конце ноября РСН в рамках IX Всероссийского налогового форума организовал "круглый стол" по вопросам трансфертного ценообразования, обсудив с представителями бизнеса вопросы дальнейшего развития в соответствии с международной практикой и состоянием инвестиционного климата в России. Было принято решение о создании постоянно действующей межведомственной Рабочей группы по вопросам трансфертного ценообразования. Представляется, что открытое обсуждение вопросов, создание максимально понятных условий и правил игры - наиболее действенный инструмент государства в борьбе с уклонением от уплаты налогов, которое в практике нашего бизнеса зачастую связано с последующим "уводом капитала" в низконалоговые юрисдикции.

В финансовую полицию, предложения о создании которой готовит Следственный комитет России, будут входить финансовая разведка, подразделения по выявлению финансовых преступлений с помощью оперативно-розыскной деятельности и подразделения по контролю за расходованием и движением государственных бюджетных средств. Нужен ли подобный орган, ведь от налоговой полиции в свое время было решено отказаться?

Александр Торшин: Считаю, что любым делом должны заниматься профессионалы. Налоговые преступления - это "высокотехнологичный" состав, требующий от сотрудников правоохранительных органов специальных знаний и навыков. Международный опыт говорит о том, что в том или ином виде налоговая или финансовая полиция должна присутствовать в системе правоохранительных органов, но к вопросу распределения полномочий необходимо подходить крайне аккуратно, ставя во главу угла приоритеты экономического развития, интересы добросовестного налогоплательщика.

- Нужно ли законодательно прописать понятие офшора в российском праве?

Александр Торшин: Поддерживаю предложение о четком определении в законодательстве понятия "офшорная зона" и критериев отнесения государств к офшорам. В международной практике в настоящее время используется термин "несотрудничающая юрисдикция". Так, Глобальным форумом по транспарентности и обмену информацией для целей налогообложения в 2009 году было принято решение в отношении всех юрисдикций провести исследования на соответствие законодательства и правоприменения международным стандартам транспарентности и обмена информацией для налоговых целей. По итогам исследований юрисдикции могут быть признаны "несотрудничающими". Применять санкции к "несотрудничающим" юрисдикциям каждое государство - член Глобального форума будет самостоятельно, на основании национальных норм. В этой связи необходимо в кратчайшие сроки максимально ликвидировать пробелы в российском законодательстве, связанные с офшорами, сформировать четкий понятийный аппарат.

Позволят ли вышеперечисленные меры вернуть "убежавшие" капиталы?

Александр Торшин: Возврат капиталов - сложный вопрос, поскольку зависит от влияния на процесс нескольких факторов. С одной стороны, это привлекательность делового климата, с другой - механизмы противодействия незаконному выводу капитала. Поскольку мы рассматриваем второй фактор, то логично привести пример США. В США, во-первых, принята нормативная правовая база, которая обязывает американского налогоплательщика уплачивать налоги с "общемирового" дохода. Во-вторых, США активно развивают практику обмена налоговой информацией, в т.ч. с офшорами, начиная с 2001 года. Кроме того, США в 2010 году приняли закон о соблюдении налогового законодательства при наличии зарубежных счетов, действует ряд других жестких норм, нарушение которых определяет состав правонарушения (преступления).

В российском законодательстве также необходимо усилить административную и уголовную ответственность за незаконный вывоз капитала - собственно применяемые схемы вывоза капитала изучены на практике, необходимо законодательно закрепить меры реагирования. Притом нельзя забывать, что основная государственная задача в борьбе с оттоком капитала - создание благоприятного делового климата, обеспечение условий для эффективной работы бизнеса в стране.

Какие способы будут эффективными для борьбы с офшорами и выводом капиталов за рубеж?

Александр Торшин:  Россия глубоко интегрирована в мировую экономическую систему, и сейчас есть возможность взять лучшее из накопленного развитыми странами опыта. Приведу примеры лишь некоторых из законодательных норм Германии, Франции, США, направленных на противодействие избежанию налогообложения с использованием офшоров и низконалоговых юрисдикций. В частности, принцип виновности для налогоплательщиков, совершающих сделки с резидентами офшоров, то есть автоматическое перемещение бремени доказывания на налогоплательщика в случае возникновения спора. Невозможность зачесть расходы для целей налога на прибыль, пока налогоплательщик не докажет, что контрагент является конечным бенефициаром и что преследовалась деловая цель, не связанная с налоговой оптимизацией. Обязательства по раскрытию информации об участии в организациях и трастах, зарегистрированных в офшорах. Заградительные налоги при использовании офшоров - во Франции, например, это 75% дохода.

Необходимо также качественно пересмотреть понятие "социальная ответственность бизнеса", связав его с уплатой налогов в той стране, где работает компания. Серьезнейшего внимания требует процесс воспитания налогоплательщика, повышение уровня налоговой культуры и образования в России. И самое основное - необходимо создать такой деловой климат в стране, при котором вывод капитала не имеет смысла, а уплата налогов в полном объеме является признанием инвестиционной привлекательности России налогоплательщиком.

Экономика Финансы Инвестиции