Новости

10.01.2014 00:23
Рубрика: В мире

Доктор Хаус: крутое кино

Почему российские фанаты с таким нетерпением ждут очередной истории американского телесериала о врачах

В каждом медицинском телесериале, выпущенном в США, есть бригада умных врачей, которые круглые сутки решают врачебные загадки и вытаскивают с того света сотни обычных американцев. И вот уже миллионы наших зрителей мечтают о том, что когда-нибудь в России будет также хорошо.

А пока они пишут о своих бедах в редакцию "РГ". Так, поводом к беседе нашего корреспондента с директором НИИ урологии Минздрава России, профессором Олегом Аполихиным стало письмо, в котором мама больного двенадцатилетнего мальчика просит помочь собрать средства для лечения сына в американской детской клинике университета Пенсильвании.

Олег Иванович, вы не случайный собеседник на эту тему. Вы учились и работали в Англии, Германии, США. Знаете систему их медицинской помощи не понаслышке. На ваш взгляд, так ли уж хороша американская медицина?

Олег Аполихин: Действительно, медицина в Америке одна из самых продвинутых в мире. Но не стоит забывать, что США - единственная ведущая индустриальная держава, отказавшаяся от обязательного государственного медицинского страхования своих граждан.

В фильмах каждый американский гражданин имеет право получить помощь доктора Хауса. В действительности же каждый шестой американец не может себе позволить даже стандартную медицинскую страховку (около 7 тысяч долларов в год). Следовательно, остается без качественного обслуживания. Независимое Стингерское Бюро Международных исследований собрало довольно печальные факты о запредельной стоимости медицинского обслуживания в США.

Медицина в США - многомиллиардный бизнес?

Олег Аполихин: Не то слово! Этот бизнес каждый год приносит не менее $2,7 трлн в карман страховых, фармацевтических компаний и всяческих финансовых фондов. И при этом почти 45 миллионов трудоспособных американцев не могут себе позволить даже простейшие медицинские услуги - такие как пломбирование зубов, диагностику желудочно-кишечного тракта или роды.

Можете привести конкретные цифры?

Олег Аполихин: Одна из наиболее распространенных в США урологических операций по поводу рака предстательной железы стоит от 25 тысяч долларов и даже гораздо больше, если это делается в частной клинике. Я не стоматолог, но знаю, что, например, средняя стоимость пломбирования одного зуба в США стоит не менее 1300 долларов. При этом большинство услуг стоматолога американцам приходится оплачивать из своего кармана. Белоснежная голливудская улыбка стоит десятки тысяч. Поэтому самая ходовая услуга в американской стоматологии - банальное удаление больных зубов и протезирование, поскольку это стоит гораздо дешевле, чем лечение. Дантисты и стоматологи, и мы, урологи, - одни из самых высокооплачиваемых медицинских специалистов в США.

Не зря старались телевидение и массовая культура над созданием культа "белозубой улыбки"?

Олег Аполихин: Не зря. А средняя стоимость обычной колоноскопии, за которую в России практически всегда платит страховая компания, в США может достигать суммы в 10 тысяч долларов. Травматология и оказание первой помощи - сферы не из дешевых. Одна пациентка из Нью-Йорка получила счет в 75 тысяч долларов за оказанную ей первую помощь и наложенный гипс. Если у вас случились какие-то серьезные проблемы со здоровьем и вы попали в реанимацию, то один день стандартного стационара в обычной муниципальной больнице обойдется приблизительно в 6500 долларов. Стоит только догадываться, сколько стоит обслуживание больных в элитных и частных клиниках.

В США дорого болеть, дорого умирать и дорого рождаться. Северная Америка - страна с невероятно высокими ценами на роды. Для лиц, не обладающих страховкой, стандартные услуги родильного дома обходятся в среднем в 30 тысяч долларов. Причем стоимость услуг изрядно возрастает из-за необходимых дополнительных препаратов и процедур. Если возникла необходимость кесарева сечения - готовьтесь выложить клинике не менее 50 тысяч долларов. Это, кстати, вдвое больше, чем роды в странах Евросоюза.

Приведенные цифры настолько парадоксальны, что в них трудно поверить. Тем более, что перед глазами у обычного россиянина стоит картинка из телевизионного сериала с доктором Хаусом, где каждый пациент, попав в больницу, получает самое современное лечение.

Олег Аполихин: Увы. По самым скромным подсчетам, в стране доктора Хауса каждый год умирает не менее 45 тысяч человек, не имеющих страховки. Данные того же Стрингерского Бюро исследований говорят о том, что риск смертности у 45 миллионов незастрахованных граждан равен 40%. То есть практически половина незастрахованных граждан попросту гибнет из-за своих "худых кошельков".

Но ведь в США есть такая замечательная социальная страховая программа Medicare. Мои американские друзья этой программой охвачены. Как-то сама была свидетелем ее действия. Моему другу, который живет под Чикаго и у которого болела нога, понадобилась палка для облегчения ходьбы. И вот утром привезли ему набор "палок на выбор". Он выбрал. Никаких денег это ему не стоило. Потому что в программе Medicare.

Олег Аполихин: Да, действительно, программа Medicare в идеале должна обеспечивать "простых смертных" и малоимущих граждан базовым медицинским обслуживанием за счет государства. Но на деле суммы страховки практически никогда не хватает на качественное лечение. И нередко после курса лечения выясняется, что пациент оказывается должен врачам суммы в десятки тысяч долларов. Результат - личное банкротство, потеря недвижимости и все остальные "прелести" разоренного человека. Ваш пример с палкой ничего не доказывает и не опровергает. Если бы вашему другу понадобилась не только палка, а, например, операция по протезированию тазобедренного сустава, то ваше умиление тут же бы исчезло. Вот почему вопросы медицинского страхования в США - предмет постоянных политических дебатов. Как только на кресло президента или сенатора начинает претендовать какой-нибудь политик, он первым делом дает обещание сделать качественное медицинское обслуживание более доступным для рядовых американцев. Но лоббисты медицинских страховщиков и фондов знают свое дело. В итоге получается, что государство под давлением общественности начинает как бы выделять все больше и больше денег на медстраховки граждан, что по факту реально приносит прибыль только клиникам и фондам, ничуть не меняя процент нуждающихся. То есть здоровье каждого гражданина является его индивидуальным благом. А не общественным, как, например, в Японии, Австрии, Швеции.

Но ведь так всегда было у нас?

Олег Аполихин: Было. Во всяком случае это, к сожалению, уже долгие годы не являлось главным приоритетом нашего здравоохранения. Правда, в самое последнее время наметилась положительная тенденция в сохранении здоровья и создания реальной профилактической модели здравоохранения.

Вы верите в то, что это действительно реально произойдет?

Олег Аполихин: Да, очень на это надеюсь. Начну с того, что и сама Америка к этой модели все больше тянется. А уж нам сам Бог велел. Ведь в основе этого лежит наша, советская модель, предложенная когда-то наркомом здравоохранения Николаем Александровичем Семашко. И нам даже не надо ничего изобретать. Достаточно просто вспомнить, что новое - это хорошо забытое старое. А маме, которая обратилась в редакцию и у сына которой урологическое заболевание, могу предложить пройти лечение в нашей клинике НИИ урологии. Бесплатно. И это не моя какая-то добрая воля: лечение детей в нашей стране проводится бесплатно. Да, заболевание у мальчика очень тяжелое. Но не безнадежное.

Вместо послесловия. Координаты НИИ урологии и телефон профессора Олега Ивановича Аполихина есть в "РГ"

В мире США Общество Здоровье Интервью Ирины Краснопольской