Новости

Знаменитый английский режиссер Деклан Доннеллан поставил в театре имени Пушкина пьесу Шекспира "Мера за меру". Пьеса встала крепко и бесстрастно.

Режиссеры, которые берутся за руководство театрами, делятся на две группы. Одни всем своим существованием как бы заявляют: "Дали мне театр? Спасибо! Сейчас я вам всем покажу, какой я потрясающий режиссер" - и ну ставить на своей сцене свои спектакли!

Другие декларируют иное: "Дали мне театр? Спасибо! Сейчас я всем покажу, какой это будет потрясающий театр!" - и ну приглашать в театр разных режиссеров.

Кому как, а мне лично эти самые "другие" импонируют больше. К ним относится Евгений Писарев - художественный руководитель Московского театра имени Пушкина. Приглашение двух крупных театральных мастеров Юрия Бутусова и Деклана Доннеллана - это серьезный поступок худрука.

Писарев работал с Доннелланом над спектаклями, которые тот делал с российскими актерами, уверен, что как режиссер он многому научился у знаменитого англичанина, поэтому приглашение было вполне закономерно. Думаю даже, что любители театра ждали, что сделает Деклан, впервые работающий в репертуарном русском театре.

Как худрук Писарев сделал абсолютно правильный и логичный шаг. Он хочет, чтобы актеры его театра узнавали разные школы. Отлично! Но дальше худрук отходит, и царить начинает приглашенный режиссер. Классик. Гений. Учитель. Не поспоришь, не поправишь. Понимаю.

Билеты на премьерный спектакль (2-й ряд, середина) я купил за несколько дней до похода в театр. Признаться, это немного насторожило. Мне казалось, что вокруг постановки Доннелланом Шекспира должен быть ажиотаж. Ажиотажа не было. Редкие пустые места зияли, но в целом зал полон.

Что первым делом делает зритель, придя в театр? Правильно: покупает программку. В программке - два эпиграфа к спектаклю. Оба - политических: от Адама Смита и Оскара Уайльда. С самого начала нам намекают, что это будет не лишь бы какой Шекспир, а современный.

Незамысловатая мысль о том, что современность классики в ее идеях давно выкинута на помойку. Для того чтобы сделать классику современной, нынче в театре необходимо следующее: некие символические вневременные декорации и современные костюмы актеров. Как говорится, "париться" по поводу исторических декораций и костюмов - неправильно, несовременно и не нужно.

Доннелан и не парится. На сцене театра Пушкина все происходит, как и положено в современных тенденциях.

Поначалу (недолго) действие завораживает. По сцене, непонятно с какой целью, перемещаются туда-сюда все участники спектакля. Толпа. Потом кто-то из этой толпы остается - остальные уходят. Очень скоро ты понимаешь, что это - своего рода живой человеческий занавес.

Но любой театральный фокус со временем (быстрым) приедается. И ты, зритель, хочешь за чем-нибудь следить: например, за действием, сюжетом, актерской игрой. Лично я прихожу в театр либо, чтобы плакать, либо - чтобы смеяться.

Но Доннеллан занят не эмоциями. Не людьми. И даже не ситуациями. Он занят тем, чтобы сказать мне, зрителю, что слишком активно борются за добродетель именно те, кто сами не добродетельны. Мысль столь же острая, сколь и очевидная. Еще до прихода на спектакль театра Пушкина я как-то догадывался, что все происходит именно так. События сегодняшней российской жизни не раз подтверждали эту мою догадку.

Доннеллан - очень хороший режиссер. "Мера за меру" может быть использован как учебник для тех, кто хочет заниматься театральной режиссурой. Вот так надо выстраивать мизансцену, вот так - диалоги, вот так - использовать сценическое пространство.

В этом спектакле нет одного: страсти и эмоций. Поэтому я, зритель, в какой-то момент начинаю скучать, не понимая, за чем мне следить.

Валерий Панков играет положительного героя Герцога положительно, а Андрей Кузичев играет отрицательного героя Анджело отрицательно. С самого начала понятно, что один хороший, а другой - плохой. В спектакле Доннеллана нет людей - есть маски. Они хорошо сделаны артистами - сомнений не вызывает, кто хорош, кто плох. Но - скучно.

Из компании масок приятно выпадает актриса Анна Халилулина, которая - неожиданно - начинает жить по-настоящему. Она страдает так, что ее становится жалко. Все остальные намекают на чувства - она их проживает. А театр ведь как устроен? Подлинное чувство на сцене открывает подлинное чувство в зрителе. Сразу становится интересно.

Для меня спектакль по-настоящему оживал, когда на сцене появлялся Александр Феклистов, приглашенный в театр Пушкина на роль Лючио. Феклистов играет не функцию (плохой - хороший), а человека. Он - смешной, нелепый, трусливый, смелый. Он - разный. И он очень живой, а потому интересный.

Глядя на Феклистова, понимаешь, как же это интересно и здорово, когда актер на сцене живет жизнь. Не глядя на Феклистова, понимаешь, как же это скучно, когда актер на сцене исполняет роль.

Спектакль "Мера за меру" мастерский. Но скучный. Хорошо сделанный, крепкий, но бесстрастный.

Так кажется мне. В конце концов, мнение человека, даже если оно напечатано в газете - это мнение одного человека. Не больше и не меньше.

Сам по себе факт приглашения Деклана Доннеллана в репертуарный театр - это победа театра. Мы смогли увидеть, как работает режиссер, при жизни названный классиком, с нашими актерами. И сделать выводы.

Культура Театр Драматический театр В Египте погиб российский турист
Добавьте RG.RU 
в избранные источники