Новости

21.01.2014 00:04
Рубрика: Культура

Не умирай от страха

В новом фильме "Вий" Андрей Смоляков сыграл религиозного фанатика
В современной России снят уже второй масштабный художественный полнометражный фильм международного значения в формате 3D. Первый был "Сталинград", второй - "Вий", который выходит на экраны 30 января.

В обоих 3D фильмах сыграл народный артист России - Андрей Смоляков. Сегодня мы, зрители, словно наблюдаем его "второе пришествие": фильмы "Высоцкий" и "Сталинград", сериалы "Пепел", "Журов" и "Мосгаз". А еще готовятся к выходу картины "Крестный" и "Распутин". И во всех этих фильмах - запоминающиеся и насыщенные работы артиста. Но поводом для сегодняшней беседы все же послужил фильм "Вий", где Андрей Смоляков исполнил роль религиозного фанатика - отца Паисия.

Андрей, у вас, похоже, новый прилив в творчестве.

Андрей Смоляков: Думаю, что это как-то связано с возрастом. Ведь я не переставал все эти годы играть в театре и сниматься в кино. Но в последнее время, начиная с "Высоцкого", просто пришло иное качество киноработ. Да и сами они такие, которые занимают определенное место в социальной жизни нашего общества. Вопросы об этом не мне, наверное, надо задавать…

Но вы же сами чувствуете, что вдруг стали востребованы в государственных масштабных кинопроектах, значимых для страны.

Андрей Смоляков: Можно ответить на ваш вопрос так, как мне сказал Константин Львович Эрнст: "Твое время пришло". Как говорится, каждому овощу свой фрукт. У меня уже было мое время, когда я был молодым Иванушкой. Потом был период "Дня рождения Буржуя" - 35-летний герой. Затем - какие-то телевизионные картины. И вдруг персонаж моего возраста снова стал интересен. Тот же "Мосгаз", к примеру. В "Высоцком" у меня очень хорошая роль. У нас так бывает: затишье, а потом - всплеск. То же самое в театре. Я это связываю с психофизикой, а еще и с везением. Идешь, и кто-то вдруг тебя увидел! Не был бы я в буфете учебного театра ГИТИСа, не увидела бы меня Марина Михайловна Колдобская, я бы не снялся в своем первом фильме.

По моему убеждению, просто так время артиста не приходит. Я всегда вас знала, как хорошего актера. А время плохих разве настает?

Андрей Смоляков: Какой я актер - это тоже не у меня надо спрашивать. Я-то знаю, что я хороший (смеется).

И что вас, хорошего, привлекло в проекте "Вий"?

Андрей Смоляков: Во-первых, Николай Васильевич Гоголь. Что бы мы ни читали в титрах: "по мотивам…" и так далее, все равно в основе лежит его полумистическая история.

Во-вторых, я был нормальным ребенком, и прекрасно помню свои впечатления от нашего первого "Вия". Кстати, я книжку уже потом прочитал. Помню, что по тем временам было замечательное кино, удивительное - я ничего подобного не видел. Скорость возвращения домой была раз в десять больше, чем скорость похода в кинотеатр, потому что было страшно. Это был такой прекрасный хороший страх. Второй раз я его ощутил, после того, как уже, будучи студентом, посмотрел фильм "Омен".

Третье - это жанр. В жанре ужасов работать всегда интересно - он для актера очень манкий. Там можно, как говорит мой учитель Олег Павлович Табаков, "погулять по прилавкам". Потому что материал располагает. Это - не социальная драма, а жанр, где можно играть интересно, сочно и лишь чуть-чуть нарушая систему Станиславского, вспоминая Вахтангова,Таирова и Мейерхольда. И что еще немаловажно - при встрече с ребятами мне очень понравились их амбиции. Потому что они были трезвыми и внятными. Я имею в виду, что люди хотели сделать хороший добротный продукт искусства кино. Не было вот этих лозунгов: "Обгоним и перегоним Америку!" Просто, не глядя в ту сторону, ни на Европу, ни на Азию с ее "Домами летающих кинжалов", а вот-так, сами по себе!

Позвольте вам не поверить. Ваши "ребята" делают второй масштабный русский фильм в 3D. В основе первого - "Сталинград" лежит один из эпизодов романа Василия Гроссмана "Жизнь и судьба". Второй "Вий" - тоже сделан по классике. Только если там неисчерпаемая тема войны, тут - неисчерпаемая тема ужасов. То есть их амбиций хватит на Европу, Азию и Америку вместе взятые.

Андрей Смоляков: Вы меня неправильно понимаете. Я имею в виду, что не было всяких бредовых, ненужных шапкозакидательских амбиций. Что это означает? Что люди хотели сделать продукт, который будет востребован в первую очередь на Родине и еще им хочется, чтобы востребованность выходила за пределы оной. Поэтому, когда я говорю об их амбициях - они были нормальными. Без слова "Авось!" и прочего. И в этой связи мы стали сотрудничать, и до начала съемочного периода полтора месяца, четыре раза в неделю, а иногда и больше, репетировали. Так что, когда мы уже приехали в Чехию на съемочные площадки, у нас были отрепетированы все сцены. Я знал про свой персонаж все! Репетиции снимались нашим режиссером Олегом Степченко. Мы что-то отбирали…

То есть какие-то кадры репетиций войдут в фильм?

Андрей Смоляков: Нет. Мы снимались в обычном виде - как я сейчас перед вами сижу. Что-то клали в "загашник" персонажей.

Но это же роскошь невиданная - репетировать - по сегодняшним временам, когда актеры только успевают прочитать текст и вбежать в кадр.

Андрей Смоляков: Я преклоняюсь перед продюсерами за то, что они так серьезно подошли к работе. Они вложили энное количество денег, но мне кажется, что все это должно окупиться зрительской любовью. Потому что без труда не выловишь и рыбку из пруда. Без тщательной подготовки, проработки и желания ничего не сделаешь.

Сколько вы времени потратили на этот фильм?

Андрей Смоляков: Это уже другая история. Включились и европейские и российские финансовые кризисы. В результате картина снималась "от и до" - семь лет. И опять о продюсерских амбициях. Все это время декорации стояли в павильонах в Чехии. За их аренду платили деньги. Потому что люди понимали, верили и хотели сделать проект. Года через два, когда у нас был самый длинный простой, я уже было подумал, что продюсеры не вернутся к этому, и мне было очень жалко. Потому что и материал хороший, и моя роль замечательная. Мне в кино редко предлагают характерные роли.

Неужели? Я бы по вашим работам не сказала Андрей Смоляков У меня характерных ролей в кино было две!

Витя Гардероб в "Пепле"…

Андрей Смоляков: Да, и вот эта - отец Паисий.

Но раньше же были.

Андрей Смоляков: Никогда в жизни! Либо комсомольцы - в начале творческого пути, либо отрицательные персонажи. Разве тот же Кудла в фильме "День рождения буржуя" характерная роль? На самом деле перед выходом "Вия" я очень волнуюсь, потому что мне кажется, что это очень здорово. Но как воспримет зритель?

Вот почему всегда актеры всех хвалят? Спасибо режиссеру, продюсеру, партнерам… За что конкретно любить новый фильм "Вий"?

Андрей Смоляков: Потому что в него вложено очень много труда. Вот если бы вы оказались в декорациях…

…я бы умерла от страха.

Андрей Смоляков: Вы бы просто поразились тщательности проработки деталей во всем. Каждая щепочка - на самом деле, я не утрирую - должна быть настоящей. Все, как говорят украинцы, сделано по принципу: "берешь в руки - маешь вещь". А замечательная чешская команда художников - костюмеров?

Понятно, условия были непростые. Допустим, сначала одежда должна быть замызганная, потом - чистая. А дублей не очень много. Тут же у тебя на глазах - я до сих пор не понимаю, как они это делали - моя забрызганная ряса становилась идеально чистой. Работали специалисты, которые делали такие фильмы, как "Ван Хельсинг", например. Была также сильная каскадерская труппа

Вас дублировали каскадеры?

Андрей Смоляков: Меня? Нет! Но у меня не было ничего сверхъестественного.

Продюсер Тимур Вайшнтейн рассказывал мне, как в сериале "Пепел" из-за того, что Владимир Машков все делал сам, вы последовали его примеру, и прыгнули в воду. А по каким-то причинам вам нельзя было окунаться с головой. Вы не умеете плавать?

Андрей Смоляков: Мне нельзя нырять. С детства нельзя, чтобы в ухо вода попадала. Я и сделал все, чтобы этого не случилось - благо в Москве есть замечательные тренеры. Но, если бы не Володя, возможно, я и не стал бы прыгать. А тут, когда два друга делают одно общее дело…

Витю Гардероба в "Пепле" вы придумывали или копировали с кого-то - такой колоритный образ?

Андрей Смоляков: Он и написан-то был неплохо. И я же из Подольска. Я не то, что это знаю, я в этом рос!

А в "Вие"? Был человек, глядя на которого сложилась роль отца Паисия?

Андрей Смоляков: Это персонаж собирательный. Причем, во всем историческом спектре. Тут нет кальки с кого бы то ни было. Например, когда шла подготовительная работа, начали с того, что портрет отца Паисия был, условно говоря, капуцинский. Силуэт, стрижка… Но по мере репетиций и проб пришли к выводу, что он должен быть ближе к нашему ортодоксальному служителю церкви. Мой персонаж - религиозный фанатик, он живет в лесу, голодает, истязая себя ради веры. Правильно читать проповедь, окроплять святой водой прихожан меня учил наш консультант - священник. Он же благословил нас на съемки. Одной из самых сложных для меня сцен было чтение Апокалипсиса на старославянском языке.

Вы говорили о декорациях, но в последнее время актеры все чаще работают без них.

Андрей Смоляков: Я помню как на съемки "Сталинграда" приезжали американские коллеги и "обалдевали" от увиденного. У них же счетчики сразу начинают работать - сколько бы это стоило у них - такие декорации.

Но у вас есть опыт работы не в декорациях, а на фоне зеленого экрана?

Андрей Смоляков: Минимальный. На хромакее мы периодически снимаем. В "Мосгазе", например. Это же все-таки 60-е годы. Там сцены в автомобиле, из окон которого мы видим определенный город. Если говорить про "Вия", то больше проблем было у актеров, когда снимались телодвижения, связанные с полетами Панночки. А все остальное делалось в декорациях. И даже, если они не были полностью осуществлены, подразумевая, что будет компьютерная графика, то часть, которая строилась, все равно была настоящей. В этом смысле мы - счастливые люди. Как театральный артист, я не очень боюсь сниматься без декораций, потому что в театре условностей много. Но не очень и хотелось бы работать на хромакее, потому что мне кажется, что-то мы от этого теряем. И зритель, и люди, которые делают кино.

Что для вас Украина?

Андрей Смоляков: Ридна мать. Я в первый раз появился на Украине в четыре года, и каждое лето, лет до 14-ти, проводил там. Правда, это, как сейчас принято говорить, русская часть Украины - Херсонская область, Нижнесерогозский район, село Демьяновка. Настоящая украинская деревня. Там жили бабушкины родственники.

И что-то оттуда перенеслось в роль?

Андрей Смоляков: Ну конечно - мелодика речи. Потом сколько времени было проведено - я и снимался на Украине много раз. Вообще она красивая…Она разная… Противоречивая…. Вкусная…

У Гоголя и читать вкусно. В "Вечерах на хуторе близ Диканьки", когда вареник сам прыгает в рот Пацюку, у всех слюнки текут. Кстати, в новом "Вие" использовали другие произведения Гоголя?

Андрей Смоляков: Нет.  Это чистый "Вий" с небольшой привнесенной сюжетной линией персонажа извне, который попадает на место, и вся ситуация видится его глазами.

Вы любите смотреть фильмы ужасов?

Андрей Смоляков: Да! Но хорошие. Не что-нибудь проходное. Из известных - первые два фильма про Фрэдди Крюгера "Кошмар на улице Вязов" - это хорошо сделанное кино. И не надо забывать, что такого рода фильмы - все равно аттракцион. В парках культуры и отдыха на аттракционы, которые возносят вверх и резко - вниз, я не сажусь. В кино возмещаю этот адреналин.

Постоянно читаю о том, что у актеров существуют мистические поверья перед съемками в такого рода фильмах. Например, Наталья Варлей якобы сожалеет о том, что ложилась в гроб, играя роль Панночки.

Андрей Смоляков: Я понимаю этот ваш вопрос. Но это - глупость. Я даже на нее и отвечать не буду. И вопрос отметаю. Понимаете, человечество придумывает себе фетиши, потом начинает им следовать, поклоняться и прочее. Я этого просто не понимаю. Наверное, в силу скудости собственного ума.

У вас сейчас новый проект "Крестный"?

Андрей Смоляков: Из новых проектов, которые меня держат в легком трепетном напряжении, этим летом был "Распутин". Осталось несколько дней досъемок зимней натуры - все остальное мы окончили снимать еще в августе. Это наш, отечественный телевизионный восьмисерийный фильм, где Володя Машков играет Распутина, а я - следователя Генриха Свитена. И картина "Крестный", где я с удовольствием играю отрицательного персонажа, которых уже давно не играл. Это жанровое кино. Главную роль исполняет Сергей Пускепалис, а герой, которого он играет, живет и здравствует в Петербурге. В фильме есть и детективная составляющая. Мне кажется, это очень интересная работа, которая охватывает и российские, и сербские события. И еще сняли продолжение "Мосгаза" - мой герой расследует новое дело. Фильм будет называться "Палач".

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и ТВ с Сусанной Альпериной РГ-Видео Гид-парк Звездные интервью "РГ" Лучшие интервью