Новости

22.01.2014 00:15
Рубрика: Культура

Успех в особо крупных размерах

Владимир Машков представил в МХТ им. Чехова новую версию самой смешной театральной комедии
После громкого скандала с Достоевским в МХТ имени Чехова наконец пришел черед оглушительного успеха - максимально очевидного и совершенно абсолютного. Владимир Машков, из дальних странствий возвратясь, представил новую версию легендарного спектакля "№13" под названием "№13D". Камергерский переулок содрогнулся от гомерического хохота. А билеты из касс на новую постановку Машкова исчезли еще до премьеры на ближайшие, кажется, лет десять: в богатой на ежевечерние театральные премьеры Москве не так уж и много оказывается театральных событий, дарящих ощущение настоящего праздника и, как сильнодействующий допинг, поднимающих настроение и жизненный тонус до зашкаливающих высот.

Временем это уже было проверено: десять лет "№13" Владимира Машкова играли в МХТ, все десять лет удерживая планку самого смешного и самого кассового московского спектакля, приглашением на который "расплачивались" и благодарили за самые выдающиеся и судьбоносные поступки. Подарочный билет на "№13" был, если сравнивать по шкале советских ценностей - как премиальная загранпоездка, а в контексте последних постановлений - как взятка в особо крупном размере. Без гипербол, ведь сложнее всего комедию поставить так, чтобы она на самом деле получилась смешной. И практически невозможно дважды войти в одну театральную реку. Факт: Владимиру Машкову удалось и то, и другое. И после двухлетнего перерыва "№13D" засиял на мхатовских афишах с новым составом исполнителей.

На смену Евгению Миронову, Авангарду Леонтьеву и Игорю Золотовицкому, чьи блистательные партии в старом спектакле были доведены до смеховых истерик в зрительном зале, пришли Сергей Угрюмов, Игорь Верник и Станислав Дужников. У такой "рокировки" были объективные причины: Евгений Миронов выбыл после травмы ноги, а в "№13"-ом от актеров требуется едва ли не олимпийская физическая подготовка, и назад уже не вернулся - видимо, руководство Театром Наций саккумулировало все время. Игорь Золотовицкий стал худруком Дома актеров и ректором Школы-студии МХАТ. Сергей Угрюмов тоже, можно сказать, пошел "на повышение", но в рамках спектакля - сыграв в новом варианте секретаря помощника премьер-министра, а его роль официанта из старого "№13"-го перешла Андрею Бурковскому (его фамилию тоже стоит запомнить - очень скоро он заставит говорить о себе как об одном из самых органичных комедийных молодых мхатовских актеров). Так что появившаяся латинская D в названии означает, как минимум, "другой" спектакль, а как максимум - каскад новых эмоциональных и даже тактильных ощущений. Драматургия Рэя Куни, открытая для нас - и не будем этого забывать - именно Владимиром Машковым, сильных изменений не претерпела, если не считать введенных дополнительных ролей горничных-"китаянок", - практически бессловесных, но звуково и интонационно настолько убедительных, что ни один новостной телевизионный сюжет о премьере не вышел без их участия. Сюжет же комедии положений остался, разумеется, тот же: некий Ричард Уилли, помощник премьер-министра, вместо дебатов в палате общин решил уединиться с секретаршей в 13-м номере пятизвездочной гостиницы, но без сюрпризов не обошлось. Предаться страсти, для начала, им помешало обнаруженное в номере "бесчувственное тело мужское средних лет". И вот теперь о главном. И в старом, и в новом спектакле львиная доля успеха принадлежала актеру и режиссеру по пластике Леониду Тимцунику, изображающего это самое бесчувственное тело так, как будто в организме актера нет ни единой косточки, и законы земного притяжения на него не распространяются. Его мимическое и пластическое соло (было и есть) настолько фантастично и необъяснимо с точки зрения границ возможного человеческой физиологии, что сравнения с Марселем Марсо, которые Леониду Тимцунику пришлось после премьеры выслушивать от коллег-актеров в огромном количестве, звучали комплиментом скорее уж Марселю Марсо. Все-таки тот не умел как Леонид Тимцуник ходить по стене, опираясь на спинку дивана одним указательным пальцем, и начисто забывать про существование в природе позвоночника. И никаких вам компьютерных и кинематографических "D" эффектов, - только чудеса живого актерского перевоплощения.

Буквально

Оригинальное название пьесы Рэя Куни, поставленной в МХТ под названием "№ 13" и "№13D" - "Out of order" ("Беспорядок"). Когда-то она была названа лучшей английской комедией года и получила премию Лоуренса Оливье.

Режиссерские работы Владимира Машкова всегда шли в театрах при неизменных аншлагах. Его фамилия на афише - как знак высочайшего качества спектакля. В их числе были "Страсти по Бумбарашу" и "Смертельный номер" на сцене Театра-студии Олега Табакова, "Трехгрошовая опера" в "Сатириконе". Рэя Куни в России он поставил первым. Под девизом: "сделать из комедии положений импровизационный, джазовый спектакль, где у каждого из десяти артистов будет своя партия, а наступательная, агрессивная режиссура будет сочетаться с яркой актерской игрой". Что сказать - получилось, причем дважды, и дважды блестяще.