Новости

26.01.2014 16:25
Рубрика: Культура

Жизнь после славы: взлеты и падения Любови Орловой

26 января 1975 года в возрасте 72 лет умерла одна из самых красивых актрис советского кино Любовь Орлова.

Практически всю свою кинокарьеру Орлова боролась за то, чтобы выглядеть на экране красивой. С годами это превратилось чуть ли не в маниакальную болезнь. Орлова, наверное, одна из первых советских киноактрис, которая стала прибегать к пластическим операциям. Делала она их за границей. Ходили слухи, что первую пластику ей оплачивал Чарли Чаплин, с которым Орлова и ее муж Григорий Александров были знакомы.

"Весной" 1947 года...

О стремительном взлете молодой певицы и танцовщицы из Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, судьбоносной встрече с модным режиссером Григорием Александровым, благосклонности Сталина много что известно. Менее известно, как Орлова переживала тот период, когда пронзительные лучи ее славы померкли.

Любовь Орлова - по сути, актриса пяти фильмов. В 1934 году Александров пригласил ее в свою картину "Веселые ребята", после просмотра которой Сталин произнес свою знаменитую фразу "Словно в отпуске побывал...", чем предопределил дальнейший фееричный взлет обворожительной миниатюрной актрисы. Дальше были "Цирк", "Волга-Волга", "Светлый путь" и "Весна".

И в общем- то все. "Весной " 1947 года закончилась блестящая кинокарьера Любови Орловой. Дальше были неудачные фильмы, проходные роли. Спасал только театр.

Три тополя

Из-за отсутствия ролей в кино Орлова начала играть в Театре имени Моссовета. Но за двадцать лет службы в нем она сыграла всего шесть ролей. В пьесе Константина Симонова "Русский вопрос" она исполнила роль Джесси, потом вместе с Валентиной Серовой играла в пьесе Горького "Сомов и другие" роль Лидии.

В пьесе Жан-Поля Сартра "Лиззи-Маккей" она исполнила заглавную роль. Сам Сартр, побывавший летом 1962 года на 400-м представлении своей пьесы в Театре имени Моссовета, заявил журналистам: "Меня особенно восхитила талантливая игра Любови Орловой. После представления я сказал актрисе, что я в восторге от ее игры. Это не был пустой комплимент - Любовь Орлова действительно лучшая из всех известных мне исполнительниц роли Лиззи Маккей".

Некоторое время она играла в пьесе Ибсена "Нора", но ее вскоре заменили на молодую Ию Савину. Орлова не пришла на премьеру, но прислала огромный букет цветов с запиской: "Hope от Норы".

Фаина Раневская, долгие годы дружившая с Орловой, рассказывала, что Любовь Петровна была очень добрым человеком. И даже вспоминала такую историю: ее домработница, воспользовавшись тем, что Любовь Петровна засиделась в гостях у Раневской, решила пойти на свидание в роскошной шубе Орловой. Когда актриса собралась домой и обнаружила пропажу шубы, то не стала поднимать скандал, а вернулась и проговорила с хозяйкой дома до возвращения домработницы. "Сказать, что Орлова - добрый человек, - заметила тогда Раневская, - это все равно что признать, будто Лев Толстой - писатель не без способностей". Кстати, последней ролью в театре была пьеса "Странная миссис Сэвидж", где она играла после Фаины Раневской. Она была очень хороша, изящна, обворожительна на сцене, хотя ей было более шестидесяти лет.

А еще была такая история. "В одном провинциальном городке, - рассказывал автор одной из книг об актрисе Дмитрий Щеглов, - женщина проводила на войну мужа и двух сыновей. И в честь каждого недалеко от дома посадила по тополю. Деревья прижились. А сыновья и муж погибли. Тополя растут быстро. У каждого было имя, повадки и голос, который женщина узнавала, когда налетал ветер. Прошло время, тополя стали совсем большими, они закрывали дом от дороги, от летевшей с нее пыли. Никакой другой пользы от них не было. Это женщине объяснили те, кто пришел к ней с топорами и пилами: дорогу расширяли, тополя надо было уничтожить. Но она знала, что когда начнут рубить, сердце у нее разорвется. Об этом она и написала в своем письме актрисе. А через несколько дней в город приехала Орлова. После концерта она показала местным бонзам, устроившим ей грандиозный по районным масштабам прием письмо вдовы, и все решилось за пару минут. Тополя оставили в покое".

Не тот курс

В кино Орлова предпочитала сниматься у своего мужа. Но несколько раз все-таки сделала исключения. Например, для режиссера Григория Рошаля, у которого она снялась в картинах "Мусоргский", "Дело Артамоновых".  Или для Александра Мачерета. У него она снималась в фильме "Ошибка инженера Кочина".

Но если раньше неудача сходила режиссеру с рук, то теперь времена изменились. В "Крокодиле" появился фельетон, посвященный фильму, под названием "Это и есть специфика?". Тут же, как по команде, и в других изданиях стали появляться критические статьи. Дело зашло так далеко, что товарищи Александрова вынуждены были выступить в защиту режиссера. В "Известиях" было опубликовано письмо в его поддержку за подписями П. Капицы, Д. Шостаковича, С. Образцова, Ю. Завадского и С. Юткевича. Нападки на Александрова прекратились, однако снимать после этого он практически перестал.

После "Русского сувенира" Орлова сыграла еще в одном фильме Александрова "Скворец и лира". Он был запущен в производство в юбилейный год для Орловой и Александрова - им исполнилось семьдесят лет. Но двухсерийная картина о советских разведчиках, созданная в сотрудничестве с кинематографистами Чехословакии и ГДР, так и не вышла в прокат, несмотря на большие средства, затраченные в процессе съемок. По одной версии, фильм оказался не ко времени, и его запретило правительство - ведь начался процесс налаживания отношений с ФРГ и США, и лента могла произвести негативное впечатление на общественность этих стран. По другой, фильм оказался настолько беспомощным и неудачным, что даже видавшее виды начальство развело руками. По третьей версии, "Скворца и Лиру" не пропустило КГБ по причине того, что Александров ненароком выдал какие-то сверхважные тайны советской разведки. По четвертой версии, картину "закрыла " сама Любовь Петровна, увидевшая себя на экране. Во время съемок было много ухищрений, чтобы никто не догадался, что популярной актрисе уже не 18. Но ювелирная работа гримеров и осветителей, руки дублерши в кадре (в годы Гражданской войны Орлова изуродовала себе руки, несколько лет возя в любую погоду в Москву тяжелые бидоны с молоком для продажи: от мороза у нее воспалились суставы, и следы от этого заболевания остались на всю жизнь), комбинированные съемки положения не спасли. Говорят, посмотрев эту ленту, Любовь Петровна заплакала. Фильм тихо положили на полку, и чтобы авторам было не так обидно, пышно отпраздновали очередной юбилей "Веселых ребят". Александрову присвоили звание Героя социалистического труда.

На дачу, на дачу...

В последние годы жизни Орлова с Александровым терпеливо ушли в тень, не напоминая о своем славном прошлом. Они вели очень размеренный образ жизни, иногда выезжали за рубеж. Она по-прежнему следила за собой, каждый день занималась у балетного станка.

Орлова и Александров почти все время жили на даче в подмосковном Внуково, которая в 60-70 годы считалась одной из самых шикарных. Но ее строительство было неоднозначным. Летом 1938 года "звездная" чета решила построить себе дачу во Внукове, но такое строительство стоило больших денег. Надо было зарабатывать, причем, как можно быстрее. И Орлова нашла выход. В те годы она часто гастролировала по стране с творческими вечерами: ее концертная ставка по сравнению с другими артистами была довольно высокой - 750 рублей. Однако в создавшейся ситуации этих денег актрисе не хватало. Поэтому в апреле того года, устраивая свои гастроли в Киеве, она потребовала платить ей за концерт... 3300 рублей. Сумма была астрономическая, но Орловой пошли навстречу. В следующем месяце она должна была приехать с концертами в Одессу и также установила высокую цену на свои выступления - 3000 рублей, не считая проездных, суточных и т. д. Однако здесь ее ждало разочарование. Руководство Одесской филармонии отказалось работать с Орловой на таких условиях, сославшись на нехватку денег. Но Орлова нашла выход и из этой ситуации. Она связалась с председателем месткома филармонии и договорилась о проведении концертов с ним. В результате за восемь концертов ей должны были заплатить 24 тысячи рублей.

Но эта история быстро дошла до руководства страны. 10 июня 1938 года в газете "Советское искусство" появилась статья под названием "Недостойное поведение". После этого Орлова ушла в тень, а Александрову, несмотря на его связи, стоило большого труда защитить свою супругу от дальнейших нападок. "Звездная" чета достроила свою двухэтажную дачу, а в 1939 году приступила к очередным съемкам.

Как удалось замять скандал, не очень понятно. Все архивы Орловой пропали после смерти Александрова. Он после кончины супруги женился. Эта жена, мягко говоря, не любила Любовь Петровну. Поэтому все домашние архивы, переписка, фотографии были ею уничтожены. Затем внук Александрова продал замечательную дачу Орловой и уехал в Париж.

Парк для двоих

В личных друзьях Орловой и Александрова числились много кинозвезд и мировых знаменитостей, в частности, Марлен Дитрих, образ которой Орлова часто копировала, Чарли Чаплин, Пабло Пикассо. Однако в своей родной стране у пары практически не было настоящих друзей. Только в последние годы жизни, играя в театре Моссовета, Любовь Петровна сблизилась с Фаиной Раневской. Говорят, Орлова не очень любила посторонних людей у себя дома, хотя прекрасно готовила, и у нее всегда был идеальный порядок. Может быть, поэтому все встречи Нового года супруги предпочитали проводить вдвоем. Проходили они одинаково: за десять минут до боя курантов Орлова с Александровым выходили из дома во Внукове, поздравляли друг друга, целовались и молча стояли, держась за руки. А потом долго гуляли по парку, где кроме них не было никого.

Культура Кино и ТВ Наше кино РГ-Дайджест