Новости

28.01.2014 15:05
Рубрика: Власть

Евгений Семеняко: Судьи устали от общения с непрофессионалами

На "Деловой завтрак" в редакцию "РГ"  приехал президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко.

РГ:  Евгений Васильевич, начнем с самой горячей темы многих лет. Речь о так называемой "адвокатской монополии" - когда судиться можно будет только через адвоката. На какой стадии обсуждение этого проекта? Какие мнения по этому поводу есть в юридическом сообществе?

Евгений Семеняко: Вы правы, вопрос для российской адвокатуры острый. И обсуждать его можно долго. Мне кажется, что по отношению к адвокатской монополии есть много недопониманий. На самом деле, частично она уже существует. Например, в уголовном судопроизводстве  только адвокат может быть защитником. Это необходимое условие для обеспечения квалифицированной защиты и для надлежащего состязательного процесса.

Какие произошли перемены сегодня? Если раньше в судейском, особенно арбитражном, сообществе идею участия в суде только профессиональных адвокатов воспринимали скептически, то сегодня позиция изменилась в положительную сторону. Судьи, по-моему, устали от общения с непрофессионалами в судебных заседаниях. Ведь это еще и огромный ущерб тем лицам, которые прибегают к помощи непрофессионалов.

РГ: А где гарантия, что человек с официальным статусом адвоката более подготовленный и более профессиональный, чем юрист, который тоже имеет юридическое образование, но статуса не имеет? Ему доступ в суд будет закрыт?

Евгений Семеняко: Гарантия здесь простая. Чем отличается адвокатура от просто частнопрактикующего юриста? И там, и там действительно все с дипломами, никто не спорит. Но в отличие от юриста вообще, тот юрист, который хочет оказывать квалифицированную юридическую помощь, а именно такое требование предъявляет к этой помощи наша Конституция, должен пройти некий отбор. Он должен доказать, что обладает тем уровнем знаний и профессионализма, который позволит ему действовать на постоянной основе в области оказания квалифицированной юридической помощи. У адвоката, особенно у адвоката, который специализируется на какой-то категории дел, существует особый уровень подготовки. Здесь не только знание права как такового, а тем более теоретической его основы. Здесь еще и практические, конкретные навыки ведения дел в судах. Поверьте, это отнюдь не простое занятие, доступное любому.

Везде, где существует адвокатура, адвокаты наряду со стандартами профессиональных знаний должны руководствоваться и определенными этическими стандартами профессии. За соблюдением этих стандартов осуществляют контроль органы адвокатского самоуправления, которые в случаях нарушения профессионального долга могут принять к нарушителям меры дисциплинарного воздействия.

Невозможно представить себе, чтобы адвокаты, к примеру на стенах Ленинградского вокзала, куда я регулярно приезжал в Москву из Санкт-Петербурга, вывешивали такие объявления: "Гарантируем освобождение от призыва в Российскую армию, прекращение уголовных дел, условно-досрочное освобождение от наказания". Если бы адвокаты себе позволили такую "рекламу", то они наверняка были бы лишены статуса, потому что подобная реклама, содержащая указания на якобы некие гарантии, это есть элемент обмана и создания ложных представлений у людей относительно реальных возможностей этих горе-юристов.

РГ: Нас читает огромное количество не только физических лиц, но и руководителей предприятий. Вам могут возразить на эту идею, и возражения будут очень аргументированными: у нас есть корпоративные юристы, они в курсе дел нашей конторы, в арбитраже они будут лучше защищать наши интересы, чем адвокаты, которые не знают особенностей нашего производства?

Евгений Семеняко: Аргумент известный. Я с самого начала должен был оговориться, но, поскольку на эту тему уже было много сказано, мне казалось, что некоторые оговорки само собой разумеются. Никогда адвокаты не претендовали на абсолютную монополию - все отдай только нам. Да ничего подобного!

Всегда было разграничение на адвокатов и юрисконсультов. Кстати, закон "Об адвокатской деятельности" хотя и предусматривал монополию адвокатов на представительство в арбитражных судах, однако сохранял такое право для юристов предприятий. Мне кажется, это было правильным решением, и его последующая отмена теперь критически оценивается, по-моему, и арбитражными судьями.

РГ: Корпоративные юристы должны сохранить право представлять свои организации в судах?

Евгений Семеняко: Безусловно. Видите, какая сегодня складывается ситуация - корпоративные юристы прекрасно знают особенности той сферы деятельности, где они работают. Но корпоративные юристы не так, как адвокаты, тонко знают, скажем, соответствующую судебную практику, они не так ориентированы в тонкостях, особенностях самого процесса. Корпоративные юристы, а вернее их доверители, нередко в судебные процессы приглашают и адвокатов. Таким образом, сложилось "известное" разделение труда между юрисконсультами и адвокатами.  В заключении хочу отметить, что речь, таким образом, и не только применительно к арбитражному процессу, идет вовсе не об абсолютной монополии. И по другим видам юридической помощи должны быть ограничения "адвокатской монополии", если от этого не страдают интересы граждан и правосудия.

Полностью интервью читайте в одном из ближайших выпусков "РГ".

Последние новости