Новости

05.02.2014 00:05
Рубрика: Культура

Пора будить медведей

Директор Берлинале ответил на вопросы "Российской газеты" накануне открытия кинофестиваля
6 февраля начинается 64-й Берлинский международный кинофестиваль. В канун его открытия корреспондент "РГ" встретилась с директором Берлинале Дитером Коссликом, чтобы узнать, почему в этом году почти нет фильмов из России.

Господин Косслик, вы лично смотрите все фильмы фестиваля?

Дитер Косслик: Все 400 фильмов я при всем желании не успеваю посмотреть. Но в ходе фестиваля знакомлюсь со многими. Однако в каждой секции есть свой директор, который полностью разбирается в своем материале.

Я же исполняю кураторские обязанности по отношению к конкурсной программе и секции Berlinale Special.

Какие основные темы нынешнего фестиваля вы бы отметили? И чем руководствуются ваши эксперты, отбирающие фильмы в разных странах?

Косслик: Мы не даем отборщикам никаких особых тематических указаний. Главное, чем они должны руководствоваться, - это традиции Берлинале, который с самого основания был заявлен как фестиваль политический. Впрочем, что взять такие фестивали, как в Санденсе или в Венеции, вы увидите, что они тоже не чужды политике. Это данность: поскольку художники занимаются повседневной реальностью, их искусство автоматически политизируется.

Берлинале представляет фильмы, отражающие различные социальные явления: дискриминацию, цензуру, положение меньшинств, нарушения прав человека и т.д. Да, можно сказать, что это написано на нашем знамени. Никакой особой "главной линии" у Берлинале нет, но эти темы возникают постоянно - было бы невозможно их обойти.

Иной раз сидишь вечером перед телевизором и спрашиваешь себя: "Что это за ужас?! Что будет с нашим миром?!" Посмотрите в программе Berlinale Special фильм Хуберта Саубера "Мы пришли как друзья", только что получивший спецприз жюри в Сандэнсе, и вы поймете, что я имею в виду. Мы только по телевизору видим ужасы, происходящие в Африке, и думаем, что это такие разборки между племенами. Но есть еще и европейцы, которые колонизировали эти земли и до сих пор добывают там полезные ископаемые. И есть американцы, которые там грабят и эксплуатируют людей. И невольно думаешь: надо что-то делать, ведь этот мир буквально раскалывается на части!

Кто-то недавно пошутил: на планете так много богатых, потому что так много бедных. Я разделяю эту точку зрения.

То есть критика капиталистического общества - одна из главных тем Берлинале, или это ваши личные убеждения?

Косслик: Конечно, как директор фестиваля, я не могу не влиять на него, но заранее заданной тематической линии нет. И только после окончания отбора формируются какие-то тематические акценты. Это неизбежно: фильмы отражают реальность.

Что вы думаете о состоянии российского кино, ведь когда-то оно входило в число фаворитов Берлинале? Почему год от года его участие в фестивале сокращается, дойдя в этом году до минимума. Может, проблема не в состоянии кинематографа, а в уровне отборщика, который специализируется на России?

Косслик: У нас в программах были великолепные русские фильмы, и я не могу пожаловаться на состояние российского кино. Я и мои коллеги, и, естественно, наш отборщик Николай Никитин на протяжении многих лет внимательно следим за его развитием.

Я хорошо помню, как мы в Петербурге встречались с Алексеем Германом, к сожалению, скончавшимся. Я его невероятно ценю, и мы говорили об участии его фильма в Берлинале - но, как вы знаете, к сожалению, случилось иначе. Мы смотрели там также один из фильмов Александра Сокурова, который был у нас представлен его шедевром "Солнце".

Я постоянно интересуюсь молодыми кинематографистами - вспомним, например, Илью Хржановского, Василия Сигарева и, конечно, Анну Меликян, которая уже дважды была представлена в секции "Панорама". У нас сложились тесные отношения с продюсерской фирмой "Коктебель", представившей два фильма в конкурсной программе: "Как я провел этим летом" Алексея Попогребского в 2010 году, и "Долгая и счастливая жизнь" Бориса Хлебникова в 2013-м. "Как я провел этим летом" был одним из самых успешных российских фильмов последних лет и получил двух "Серебряных медведей".

В прошедшие годы в различных секциях Берлинале постоянно шли российские фильмы, а 2013-й вообще был "восточным годом": из 16 фильмов конкурсной программы пять - из восточно-европейских стран, и они получили четыре приза.

Кино уже далеко ушло от знаменитого Кодекса Хейса, принятого в Голливуде в середине ХХ века и впоследствии упраздненного. Но должны ли, на ваш взгляд, сохраняться какие-то табу и этические нормы допустимого в современном кино?

Косслик: О, Кодекс Хейса! Мы его уж точно не раз его нарушали, отбирая фильмы на фестиваль... Нормы и правила в искусстве редко бывают полезны, как мы знаем из истории. Сохранение художественной свободы самовыражения должно оставаться приоритетом, хотя, конечно, от этой свободы ни в коем случае не должно страдать человеческое достоинство.

В программе Берлинале много немецких фильмов. Предусмотрены ли в Германии какие-то меры в поддержку немецкого кино в производстве и в прокате? Типа налоговых льгот или квот, дающих преимущество отечественной киноиндустрии и прокату немецких фильмов?

Косслик: Конечно, в Германии есть общенациональная и региональная система мер поддержки. Благодаря недавнему решению Конституционного суда ФРГ она, к счастью, останется и в будущем (в конце января германский высший суд отклонил иск основных кинопрокатных концернов против государственного Закона о поддержке кино, согласно которому немецкие кинопрокатчики должны субсидировать местную киноиндустрию, выделяя для нее до трех процентов своей прибыли - АР).

Однако в последнее время почти исчезли проекты "мононациональные", и организации, поддерживающие кино, принимают участие в производстве совместных фильмов - таких, например, как "Охотники за сокровищами" Джорджа Клуни.

Культура Кино и ТВ Мировое кино 64-й Берлинский кинофестиваль