Новости

Юрий Купер, художник:

В свое время, много лет назад, я очутился на антикварном рынке и увидел там оттиски Рембрандта. Они стоили тогда 100 или 150 франков. Поверьте, это баснословно низкая цена. Я у своего галерейщика, специалиста в этой области, спросил, стоит купить или нет. Он отговорил меня, аргументируя свое мнение тем, что это репринт. Но теперь, спустя годы, я жалею, что не купил. Если подумать, мне-то какая разница, копия это или нет? Все равно покупку будут видеть только я и мои друзья. Но тем не менее меня поставили в известность, что это копия. А вот галерейщица Елена Баснер, скандал с которой описывает "Российская газета" на седьмой полосе, этого видимо не сделала.

Елена, получается, или не такая уж грамотная или она все знала, но продала картину в силу материальной заинтересованности. И в первом и во втором случае репутация Баснер теряет в весе. Впрочем, ошибка могла произойти случайно, потому как и на старуху бывает проруха. Я лично ее не знаю, но наверняка у подозреваемой есть своя, все объясняющая версия. Однако проблема не в репутации Елены. В продаже копий картин известных мастеров живописи "под соусом" подлинности нет ничего хорошего. Потому что намечается тенденция переселения картин из музеев в спальни "черных" и не только коллекционеров.

Вообще, галерейщик, продающий картину заказчику, несет ответственность за все детали сделки. В случаях схожих со случаем Баснер искусствоведа либо штрафуют, либо лишают права на свою деятельность. Историй, когда искусствоведы выдают документы, подтверждающие подлинность подделки, вагон и маленькая тележка.

Иногда в международных салонах продают десятки картин-копий. Помню, как продавали творения Брейгеля. Стоили его картины тогда двести или триста тысяч франков. Брейгель, конечно же, не может столько стоить, его картины значительно дороже. Но это были высочайшего качества копии, которые можно было приобрести исключительно для себя. Однако каждый посетитель такого салона должен был знать и знал, что картины не являются подлинниками.

Впрочем, нередко бывали случаи, когда коллекционеры покупали Пикассо не зная, что это Пикассо. Картины известного художника висели у них дома для посетителей, повышая статус коллекционера перед гостями. В таких случаях заметить, что картина поддельная, довольно затруднительно. Поэтому, кстати говоря, как именно коллекционер, купивший Бориса Григорьева, заметил обман, для меня загадка.

Подавляющее большинство людей вообще не разбирается в искусстве и не отличит Мане от Моне, но все равно обман рано или поздно раскрывается. Так, однажды мы можем вдруг обнаружить, что в Эрмитаже или Третьяковской галерее нет ни одной подлинной картины.

Общество Соцсфера