Новости

05.02.2014 00:28
Рубрика: В мире

Кровавый день во Львове

Украинские националисты не хотят вспоминать, что происходило на Западной Украине летом 1941 года
30 июня 1941 года раскололо Западную Украину. В этот день произошло то, что одни считают преступлением и трагедией, а другие - самым счастливым днем в их жизни. Красная армия, отступая под напором частей вермахта, покинула Львов в ночь на 30 июня 1941 года. Пока не создалась оккупационная администрация, примерно на сутки город оказался во власти вооруженных формирований украинских националистов - и загодя созданных немецкой военной разведкой, и наскоро сколоченных из горожан добровольческой полиции.

30 июня в 4.30 утра в город вошли передовые подразделения немецкой 1-й горно-стрелковой дивизии, а с ними украинский батальон с немецким названием "Нахтигаль" ("Соловей"). Батальон был создан абвером на оккупированной польской территории для разведывательно-диверсионной работы на советской территории. Созданная эмиграцией Организация украинских националистов сама предложила немцам свои услуги.

В город прибыла передовая группа Организации украинских националистов из двадцати человек во главе с заместителем главы ОУН Ярославом Стецько, молодым человеком в очках, старавшимся выглядеть старше своих лет. Вождь ОУН Степан Бандера решил, что настал благоприятный момент для осуществления вековых чаяний украинского народа. Со свойственными ему авантюризмом и дерзостью он поручил Стецько провозгласить на освобожденной от большевиков территории независимой Украины.

У собора Святого Юра бойцов "Нахтигаля" приветствовал митрополит Андрей Шептицкий, глава греко-католической (униатской) церкви. Появление украинцев в военной форме с оружием в руках воспринималось как символический акт - наконец-то вооруженный народ сам определит свою судьбу. После первой мировой войны все восточноевропейские народы обрели государственную независимость, а украинцам не дали! Они постоянно оказывались под чужой властью - австро-венгерской, польской, советской. А Степан Бандера был на Западной Украине героем борьбы против польского владычества. За убийство польского министра внутренних дел его приговорили к смертной казни.

Бойцы батальона распространились по всему городу, занимая все важнейшие объекты, в том числе тюрьмы. И в городе начался один из самых страшных и омерзительных погромов. Первыми стали убивать евреев, затем взялись за поляков. Поклонники Бандеры уверяют, что это был всего лишь ответ на преступления большевиков: на Западной Украине за два года советской власти было расстреляно больше пятидесяти тысяч человек, депортировали больше миллиона.

Но разве убийство ни в чем не повинных людей - это "ответ на преступления НКВД"? Руководители украинских националистов просто воспользовались возможностью реализовать давнее желание.

В журнале боевых действий немецкой 1-й горно-стрелковой дивизии записано:

"Можно было слышать выстрелы из тюрьмы ГПУ, где евреев заставили хоронить украинцев (несколько тысяч), убитых в последние недели. По настоянию украинского населения во Львове 1 июля дошло до настоящего погрома против евреев и русских".

Командир батальона полка "Бранденбург" составил донесение:

"30 июня и 1 июля в отношении евреев имели место крупные акции насилия, которые приняли характер наихудшего погрома. Жестоким и отвратительным поведением в отношении беззащитных людей полицейские силы подстрекают население".

"По первой категории"

Красная армия отступала так быстро, что эвакуация чекистского аппарата происходила впопыхах. Семьи и даже имущество, как правило, успевали вывезти. Проблема возникла с заключенными. Кого сотрудники НКВД не успевали эвакуировать, расстреливали. Это называлось "провести операцию по первой категории".

Например, заместитель наркома госбезопасности Украины Иван Ткаченко распорядился расстрелять 767 осужденных и подследственных (то есть людей, чья вина еще не была доказана!), находившихся в тюрьме города Черткова. Украинские чекисты доложили заместителю наркома внутренних дел СССР Василию Чернышеву:

"Основное препятствие в эвакуации заключенных из тюрем заключалось в отсутствии вагонов. Несмотря на наличие распоряжений штаба фронта, на станциях военные коменданты вагонов под заключенных не давали, так как таковых не хватало для перевозки раненых, членов семей и др. воинских перевозок.

Расстрельные команды, сотрудники ведомства госбезопасности и партийные чиновники вовремя эвакуировались. Коллективную ответственность за расстрелы возложили на не имевших к ним никакого отношения львовских евреев.

Передовые части вермахта докладывали своему командованию 1 июля:

"В трех тюрьмах города найдено много сотен трупов мужчин и женщин, которые были убиты в последние несколько дней. Резня, которую устроили красные, разожгла ярость до предела. 30 июня и 1 июля случились крупные насильственные акции против евреев".

Хорошо продуманная акция

Поразительно, с какой скоростью, буквально в считанные часы, подручные Степана Бандеры все это организовали! Нашлось множество желающих вступить в полицию, которую формировали бандеровцы. Люди с оружием по всему городу охотились на евреев.

"Схваченных евреев распределяли по трем тюрьмам, - вспоминал очевидец страшных событий. - Одним приказывали выкапывать трупы, других заводили во внутренний двор тюрьмы и сразу расстреливали. Но и те "счастливчики", которых оставляли работать, не вернулись домой".

На глазах улюлюкающей толпы украинские полицейские избивали и убивали евреев.

"Нечеловеческие крики, - вспоминала одна из немногих выживших, - разбитые головы, обезображенные тела и лица избитых, залитые кровью, смешанной с грязью, возбуждали кровожадные инстинкты черни, которая выла от наслаждения. Женщин и стариков, которые почти без дыхания лежали на земле, тыкали палками, волочили по земле".

В первые дни после ухода Красной армии во Львове убили около четырех тысяч евреев. Вслед за ними принялись и за поляков. Расстрелы проходили на Вулецкой горе. Свидетели рассказывали: "Жертвы несли лопаты и должны были сами копать себе могилу, в которую они падали после расстрела".

Хозяином Львова на один день оказался заместитель Бандеры по Организации украинских националистов Ярослав Стецько. Он мечтал очистить Украину от инородцев.

"Москва и еврейство - главные враги Украины, - писал Стецько в своей "Автобиографии". - Поэтому стою на позиции уничтожения евреев и целесообразности перенесения на Украину немецких методов уничтожения евреев, исключая их ассимиляцию".

В тот день во Львове Ярославу Стецько представилась возможность реализовать свои идеи. Он докладывал Бандере: "Создаем полицию, которая поможет евреев устранить и защитить население".

После первого дня погромов, в ночь на 1 июля, руководитель местной организации украинских националистов Иван Климов распорядился расклеить по всему городу обращение: "Народ! Знай! Москва, Польша, венгры, евреи - это твои враги. Уничтожай их! Знай! Твое руководство - это ОУН. Твой вождь - Степан Бандера".

Уничтожение евреев и поляков во Львове было хорошо организованной и продуманной акцией. Трупы, найденные в городских тюрьмах, стали лишь поводом для давно задуманного погрома. Крайний национализм или, точнее, расизм был принципом бандеровской организации. Оуновский лозунг гласил: "Да здравствует независимая Украина без евреев, поляков и немцев. Поляки за Сан, немцы в Берлин, евреи на крюк!"

В публикациях ОУН предвоенных лет о евреях говорилось как о внутреннем враге:

"Евреи в СССР являются самой преданной опорой большевистского режима и авангардом московского империализма на Украине. Организация Украинских Националистов борется с евреями как с опорой московско-большевистского режима, объясняя одновременно народным массам, что Москва - это главный враг".

В мае сорок первого, накануне нападения Германии на Советский Союз, руководство ОУН подготовило для своих активистов инструкцию "Борьба и деятельность во время войны". В ней говорилось:

"Уничтожать прежде всего интеллигенцию, которую нельзя допускать ни до каких правительственных учреждений, и вообще сделать невозможным появление интеллигенции, то есть доступ до школ. Евреев изолировать, убрать из правительственных учреждений. Во время хаоса и смятения можно позволить себе ликвидацию нежелательных польских, московских и еврейских активистов, особенно сторонников большевистско-московского империализма".

1 июля, в пять утра, во Львов прибыл штаб айнзацгруппы СС, которая должна была профессионально заняться уничтожением евреев, советского и партийного аппарата. Но к погромам 30 июня не поспели. Немалую часть порученной эсэсовцам работы уже исполнили их украинские единомышленники.

Впоследствии сторонники и поклонники Степана Бандеры потратили много сил, доказывая, что Организация украинских националистов не имела отношения к уничтожению еврейского населения. Но немецкая оккупационная администрация не справилась бы с уничтожением такого количества людей без деятельной помощи местного населения, украинской полиции и украинских националистов.

Утром 2 июля во дворец митрополита пришел львовский раввин доктор Левин. Он просил Шептицкого воздействовать на украинцев - участников погромов. Шептицкий предложил ему остаться во дворце, но Левин не захотел спасаться в одиночку. Он ушел и был схвачен украинскими полицейскими. Этот эпизод воспроизведен в снятом на Украине художественном фильме "Владыка Андрей". Затем следует трогательная сцена - униатские монахини спасают еврейских детей. Но все это чистая фантазия. Чего не было - того не было... Шептицкий обещал направить пасторское послание, призвать паству не участвовать в грабежах и убийствах. Он не выполнил своего обещания. Выступил против убийства евреев только в ноябре 1942 года, когда спасать было уже некого.

Расстрел чекистами заключенных конечно же был преступлением. Иная оценка невозможна. Но эта трагедия была использована для уничтожения невинных людей.

Ничем не сдерживаемый злобный национализм выплеснулся на улицу. Оуновцы дали выход необузданным страстям, предрассудкам и ненависти. Для евреев и поляков на Западной Украине разверзлись врата ада. Русские тоже ощутили себя в опасности. Еврейские и польские погромы украинские националисты совершили самостоятельно. За это немцы могли их только поблагодарить.

"Привет Адольфу Гитлеру!"

30 июня в восемь часов вечера во Львове, в здании, которое принадлежало культурно-просветительному обществу "Просвита" ("Просвещение"), бандеровская организация устроила собрание представителей западноукраинских земель, на котором провозгласили воссоздание независимого государства.

Сохранился отчет о собрании, прошедшем "в обстановке небывалого воодушевления":

"Собрание открыл речью заместитель Проводника ОУН Ярослав Стецько, который передал привет Проводника ОУН Степана Бандеры, предложил почтить память борцов, павших за свободу Украины, и зачитал священный акт провозглашения Украинской государственности.

Присутствовавшие бурей оваций и слезами радости приветствовали стоя эту великую историческую минуту, а потом спели национальный гимн.

Затем отец д-р Гриньох - долголетний душепастырь украинского студенчества, полевой священник Украинского Национального Легиона Степана Бандеры, выступил в сером военном мундире и передал привет от коменданта легиона - сотника Романа Шухевича и всех украинских воинов, которые присягнули отдать Украине свою кровь и жизнь.

Потом был зачитан первый декрет Проводника ОУН Степана Бандеры о созыве Краевого Правления западных областей Украины во главе с председателем Ярославом Стецько. Вслед за тем к собранию от имени митрополита Андрея Шептицкого обратился отец митрат Слипый, который заявил, что митрополит приветствует всем сердцем и всей душой этот великий исторический почин возрождения Украинской государственности и призывает всех верующих и весь народ немедленно начать трудиться во имя этого великого дела.

Все речи сопровождались бурными овациями и проявлениями высокого энтузиазма.

Собрание направило выражение чувств всей украинской общественности - приветствие Проводнику ОУН Степану Бандере.

Привет Творцу и Вождю Великой Германии - Адольфу Гитлеру!

Привет славной непобедимой германской армии!

Привет митрополиту Андрею!

Привет всем борцам за свободу Украины!

Прямо с балкона здания "Просвиты" участники собрания обратились к горожанам, оказавшимся на площади. Сообщили, что отныне ими будет управлять национальное правительство под руководством Ярослава Стецько. Из "Просвиты" люди Бандеры отправились на Львовское радио, предусмотрительно захваченное боевиками Ивана Климова, и передали в эфир сообщение о создании украинского государства.

Заместителями Стецько стали Марьян Панчишин (львовский врач, он получил и портфель министра здравоохранения) и публицист Лев Ребет, руководитель краевой экзекутивы ОУН на Западной Украине. Министром государственной безопасности утвердили Николая Лебедя. Ивану Климову достался пост министра политической координации. Министром обороны назначили генерала Всеволода Петрива, а его заместителями стали Роман Шухевич (один из командиров "Нахтигаля") и Александр Гасин (в прошлом офицер польской армии).

По всему городу бандеровцы призывали львовян:

- Все на фронт! Гоните коммунистическую сволочь с нашей земли! Война всем, кто закрепостил Украину! Слава героям, которые сражаются за свободу! Слава Организации украинских националистов и ее вождю Степану Бандере! Слава свободной суверенной соборной Украине!

На следующий день, 1 июля, растроганный митрополит Шептицкий благословил создание украинской соборной самостоятельной державы и признал правительство Западной Украины во главе с Ярославом Стецько. Победоносную немецкую армию он приветствовал как освободительницу от врага. 7 июля Ярослав Стецько, ощущая себя главой правительства, обратился в германское министерство иностранных дел с заявлением:

"Как глава украинского правительства считаю, что восстановление украинского государства соответствует стремлению Великой Германии создать Европу на новых основах. Я стою на точке зрения тесной совместной работы и спаянного союза с Великим Германским Государством, что осуществит наше освобождение из рабства".

Владимир Стахив, получивший образование в Берлине, был назначен министром иностранных дел у Стецько. О создании правительства Самостийной Украины Стахив письменно уведомил дипломатические представительства тех немногих стран, которые сохраняли отношения с нацистской Германией. Стали даже назначать послов.

Одни и те же люди руководили наведением порядка во Львове, что вылилось в погромы и массовое уничтожение евреев и поляков, и они же провозгласили воссоздание независимого государства. В этом вся сложность тех драматических и кровавых событий. Вспоминают одно и не хотят помнить другое.

Те люди, кого на Западной Украине называют борцами за национальную независимость, запятнали себя кровью невинных жертв. Потому пролито море чернил, чтобы, во-первых, снять с них ответственность за массовые убийства, и, во-вторых, оправдать их резкой реакцией немцев на торжественное собрание в доме "Просвиты":

- Как можно называть нас пособниками Гитлера, если Бандеру посадили в концлагерь?

Так что же произошло?

Степан Андреевич ошибся относительно немецких намерений.

Адольф Гитлер был взбешен самовольством неизвестных ему доселе украинских националистов - Бандеры и его людей. Создание независимой Украины не входило в его планы. На этой земле он предполагал разместить немецких колонистов, которые бы снабжали зерном Германию. Фюрер не нуждался в "украинских союзниках"!

Бандеровцы рассчитывали иметь свое государство под германским протекторатом. Немцы же просто расчленили Украину. 1 августа 1941 года Галиция (Львовская, Станиславская и Тернопольская области) была включена на правах дистрикта (округа) в состав генерал-губернаторства, созданного на обломках Польши. Галицийский дистрикт - так стала называться эта территория. Львов переименовали в Лемберг. Румынии досталась Буковина и территория между Днестром и Южным Бугом (в том числе Одесса).

Крым и южную Украину рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер намеревался превратить в колонию под названием Готенгау (земля готов). Гиммлер прикинул, что ему понадобится двадцать лет на полную германизацию.

Правительство Стецько, обещавшее всячески сотрудничать с немцами, воспринималось в Берлине как ненужное и вредное. А недозволенная самодеятельность сурово каралась. Чиновники оккупационной администрации вызвали Бандеру на ковер:

- Ваши люди провозгласили вас главой Западной Украины по вашему указанию?

- Да, - самоуверенно отвечал Бандера, - я отдал такой приказ как глава Организации украинских националистов, как вождь украинского народа. ОУН - единственная организация, которая вела борьбу и которая имеет право сформировать правительство.

Немецкие чиновники объяснили Бандере:

- Такое право принадлежит вермахту и фюреру, который завоевал эту территорию. Он и только он решает, какой там будет порядок.

5 июля Бандеру посадили под домашний арест, в сентябре отправили в тюрьму, на следующий год поместили в концлагерь Заксенхаузен. Его освободят в 1944 году, когда немцам вновь понадобятся его услуги.

Сажали бандеровцев не потому, что они были антифашистами и возмутились нацистскими преступлениями, а потому, что проявили своеволие, не согласованное с оккупационными властями. Многие украинские националисты этого не понимали. Украинские националисты заключили союз с преступниками. Отчего же они решили, что нацисты станут вести себя по-джентльменски? Министр по делам восточных оккупированных территорий Альфред Розенберг наставлял своих подручных:

- Хорошее обращение славянин воспринимает как слабость.

Распоряжением министра Розенберга высшие школы на Украине закрыли. Собрали ректоров. Немецкий чиновник ознакомил их с приказом. Собравшиеся недоумевали.

Но получили откровенный ответ:

- Мы пришли сюда не ради Украины. Все, что мы завоевали, наше. Мы будем здесь делать то, что считаем нужным. И делиться властью не собираемся.

Несмотря на все это, видные люди на Западной Украине не побрезговали предложить Гитлеру свои услуги и восторгались его успехами. Националисты служили в полиции, во вспомогательных частях вермахта, уничтожали партизан, участвовали в карательных акциях. Без украинских добровольцев оккупационная администрация не справилась бы.

Последние новости