Новости

Президент международной ассоциации спортивной прессы Джанни Мерло приехал в столицу Игр-2014 посмотреть на новых звезд.

Джанни, вы передавали в свою "Газетто делло Спорто" больше чем с двух десятков Олимпиад.

Джанни Мерло: Игры в Сочи - 21-е.

Лишь у двоих-троих коллег из десяти тысяч официально зарегистрированных спортивных репортеров этот "результат" чуть повыше. Какие Игры особенно запомнились?

Джанни Мерло: В 1972-м я пережил всю историю убийства израильских спортсменов в Мюнхене. Это случилось в первый и последний раз в олимпийской истории, а потом террористы одним за другим были уничтожены. Задумывалось посеять страх и отвратить от того, что является значимым, привлекательным для людей всего мира. А это, на мой взгляд, как раз Олимпиады, спорт - наиболее ясно выраженные и социально понятные явления современного мира. Большой спорт - это вечное, с каждым годом набирающее масштаб передвижение масс народа по планете. И спорт, хотим мы или нет, превращается в нашего доброго гида, учителя. Он объясняет, дает уроки, образовывает. И молодежь - разная, исключительно непохожая - невольно объединяется, обогащается общим опытом. А если вы посмотрите на историю ХХ века и века нынешнего, то спорт еще побыстрее дипломатов открывал двери и сносил железные занавесы. В начале 1970-х Китай нашел общий язык с США благодаря пинг-понговой дипломатии. Возьмите даже нашу АИПС. Мы сблизились с Палестиной, побывав там по приглашению их спортивных журналистов. И не превратились в политиков, обсуждая с палестинцами спортивные проблемы. Да, мюнхенская трагедия с ее атакой на Олимпийские игры действительно привлекла внимание к террористам. Но, вызвав страх, пробудила и осторожность, не подавила желания встречаться, а, наоборот, сплотила мир в борьбе против омерзительного терроризма.

Нам доводилось вместе наблюдать за торжественными церемониями открытия и закрытия Игр. В Сочи ожидается прибытие более пятидесяти глав государств, но кое-кто не приедет. Как вы относитесь к ВИП-гостям Олимпиады?

Джанни Мерло: Сейчас этому уделяется определенное внимание. Но по всем олимпийским правилам требуется лишь присутствие главы государства, принимающего Игры. Он и провозглашает Олимпиаду открытой. А остальные присутствуют, как правило, лишь на открытии и уезжают. Их отсутствие или присутствие не придают Олимпиаде большую или меньшую значимость. Для меня важнее, чтобы на Игры приезжали все действующие спортивные звезды. Они - главная притягательная сила. С моей точки зрения, спорт должен оставаться свободным от непосредственного влияния большой политики. Иначе, если мы примемся постоянно просить политиков о помощи, то попадем под их влияние. Вспомните, что в 1980-м мир спорта не принял политического диктата, спортсмены приехали в Москву, а в 1984-м - в Лос-Анджелес. Спорт приветствует политиков, но они должны соблюдать в данном случае наши спортивные правила и философию. Политики помогают, участвуют, но не правят, не выдвигают собственные условия. Развивать спорт - их обязанность.

Были ли Игры, которые оставили воспоминания на всю жизнь?

Джанни Мерло: Конечно. Самые неприятные прошли как раз перед московскими, в Лейк-Плэсиде. Американцы уже тогда продемонстрировали, что не верят в олимпийские идеалы, и тебе давали понять это сразу же. И там же американцы заговорили о возможном бойкоте Москвы. Неприятно было: организация - по-настоящему ужасная, местечко класса исключительно низкого. Сейчас я бываю в этом городе и свидетельствую: Лейк-Плэсид сделался лучше. А вспоминаю я с радостью летнюю Олимпиаду-1992 в Барселоне. Там все было как-то очень легко.

А мне там пришлось тяжко. Страна моя распадалась, отсюда и тяжелые чувства.

Джанни Мерло: А как вам Сидней? Австралия поразила искренним спокойствием и добрым отношением. Только расстояния - огромные, до стадиона каждый день приходилось рулить больше часа.

Странно, у меня абсолютно те же и чувства, и воспоминания. Хотя добирался до того же стадиона два часа - в одну сторону.

Джанни Мерло: Лондон был неплох, а?

Весьма неплох. Я бы сказал открыт, для журналистов.

Джанни Мерло: Но в нем, вопреки ожиданиям, я не обнаружил ничего эдакого, специального. Сделали хорошую работу, однако новых горизонтов не открыли. Тут, запомнились Москва и Лос-Анджелес, когда мир спорта, объединившись, дал отпор политическому нажиму. И выиграл.

Вы бывали в Сочи пять раз. Чего ожидаете от Игр?

Джанни Мерло: Думаю, все пройдет хорошо. Многие российские люди из южного региона впервые вживую увидят грандиозное зимнее зрелище. В зимних видах нет предсказуемой гегемонии. И, обернувшись в свои национальные флаги, такова теперь олимпийская мода, новые чемпионы совершат свои заслуженные круги почета. За соревнования я не беспокоюсь. Спортивные сооружения прекрасны. Мне бы хотелось, чтобы трибуны были всегда полны. И чтобы Игры в Сочи выдвинули нового суперчемпиона. Чтобы обнаружился бы конькобежец типа американца Хайдена, забравшего в 80-м пять золотых. Пусть улыбка будет у этого спортсмена широкая, а дружелюбие - вселенское.

Общество СМИ и соцсети Олимпиада-2014
Добавьте RG.RU 
в избранные источники