Новости

10.02.2014 01:00
Рубрика: Спорт

Проба золота

Текст: ("РГ", член Исполкома Федерации фигурного катания на коньках России, ледовый Дворец "Айсберг")
Первым российским чемпионом в Сочи стала команда наших фигуристов
Свершилось. Произошло. Записано в историю, как первая золотая медаль в командном олимпийском первенстве фигуристов. Казалось, эти три дня состязаний только и были, что победным шествием российских фигуристов. Выигрывалось так спокойно и логично. Но ложные впечатления надо опровергнуть.

Конфликт завершился ренессансом

Труднее всего пришлось в одиночном мужском катании. Провал на прошлогоднем первенстве мира поставил перед тяжким выбором - один фигурист. И кто? Юный, набирающий ход Максим Ковтун или израненный боец Евгений Плющенко? Но и до этого выбора могло не дойти. Расскажу в день торжества историю, до сегодняшнего дня скрытую от чужих глаз. Думаю, ее участники простят, не обидятся.

После Ванкувера, где иностранные судьи засунули Женю на второе место вслед за американской посредственностью Лайсачеком, Плющенко в своих широких сердцах обиделся. Почти на всех, и на Федерацию (ФФККР) тоже. Почему за него не боролись, как позволили совершить несправедливость? Боролись, даже сражались, но знаете пословицу про плеть и обух? Невозможно было сломить сопротивление международных спортивных чиновников, уставших от побед русских. Да и американское ТВ грозило в случае чего (понятно чего) сократить контракты. И этот конфликт раздувался некоторыми СМИ, превращался в костер, через который нельзя было перепрыгнуть.

Формально права была наша Федерация. Но и чувства Плющенко мне лично были понятны. Его обидели чужие, далекие, недоступные. А наши - вот они, под рукой. И подстрекатели, орущие "Ату!" совсем рядом. Надо было что-то делать. Женя, с которым постоянно общался, отошел от нанесенной обиды.

Тут и была задумана сцена примирения, которая бы позволила продолжить карьеру к обоюдной радости двух сторон..

Женя написал, а "Российская газета" опубликовала с согласия профессора -  тренера Мишина - открытое письмо Плющенко, где он тактично объяснял свою изменившуюся позицию, представлял извинения. После публикации можно было идти и в Федерацию фигурного катания. Там все быстро поняли.

И вскоре я устроил на нейтральной территории встречу. Сначала мы говорили впятером - два руководителя Федерации, я и Женя с тренером. Потом количество участников резко сократилось, пришел черед беседы с глаза на глаз, тет-а-тет. Я очень переживал. Дело происходило в моем кабинете руководителя пресс-центра московского этапа Гран При. Не хотелось, чтобы все, да любые, тонкости запутанной истории дошли до …

 
 
 

И президент ФФККР Александр Горшков, и генеральный директор Валентин Писсев, игравший в ней первую скрипку еще с 1967 (!) года, поняли Евгения. Надо было забыть старое, идти дальше. И это удалось. Мирного Договора не подписывали, но, когда мы с президентом вернулись в кабинет, соглашение было уже заключено.

Я как-то стеснялся или не решался рассказывать Жене и его супруге Яне. Может, узнают, прочитав эту статью. Большой портрет Евгения Плющенко висит на видном месте в жилище Валентина Николаевича Писеева. И никогда не снимался, оставаясь на стене даже в наиболее острые моменты конфликта. Который завершился.

Потом было то, о чем знают все. Возвращения, операции, реабилитации. Плющенко рассказывал мне, как искал искуснейшего специалиста в азиатской медицине. Я, в свое время отыскавший для него русскую женщину (психолога - чудотворца, снимавшую любую боль минут на 30 - знаю по собственному опыту), все же сомневался в чудесах нетрадиционной медицины.

Двенадцать раз Плющенко приходилось ложиться под нож хирурга. Наркоз, восстановление, лед, болезненные падения и снова скальпель. Поймите: мы произносим "серьезная травма" и не всегда понимаем, что это страдания не только моральные, а сугубо физические. Представьте дичайшую физическую боль, с которой вы отправляетесь на работу. А Женя шел на свою, нет, не на Голгофу, а на любимую работу по несколько раз в день, зная, что скользкий, жесткий лед усугубит страдания. И терпел. Терпел.

Мне кажется, найден долго не появлявшийся на свет Божий наследник Плющенко. Имею в виду не его сыновей, а 18-летнего Максима Ковтуна. Да, он победил Женю, не успевшего вылечиться после операции на позвоночнике, на чемпионате страны. Но отправлять талантливого мальчика в олимпийское, а тем более командное, пекло, на мой взгляд, было бы просто негуманно. Этой ошибки мудро избежали. Место Ковтуна - на чемпионате мира, где он должен доказать, что его место в конце второй десятки прошлогоднего первенства было досадной осечкой.

 
 
 

Трехкратный чемпион мира канадец Патрик Чан, много и рассудительно объясняющий, что сегодня в фигурном катании побеждать молодым, на лед в произвольной не вышел и был заменен Джейсоном Брауном. Опасно перед личным первенством проигрывать русскому не только короткую, но и произвольную. Без обид, я бы назвал этот тактически оправданный невыход сдачей на милость победителю. Поберег себя и победитель короткой японец Ханью. У его страны есть талантливейший Татсуки Мачида, еще один японский претендент на олимпийское золото. Но в одиночном, не командном катании. Джереми Эббот, чемпион США, уступил место победителю турнира Четырех континентов Кевину Рейнольдсу. Бедняга в этом сезоне выступал мало. Все никак не мог найти замену разлетевшемуся ботинку с коньком. Это для фигуриста, что скрипка Страдивари для музыканта.

Полю-Бонифацио, какое говорящее итальянское имя, Паркинсону (типично английское) еще рано соревноваться в такой компании, но уже одно появление Италии в финале пятерых - успех, который фигуристы Апеннин преподносят соотечественнику, президенту ИСУ Оттавио Чинкванте.

Кстати, заметим, что места во второй пятерке распределились так: Франция, КНР, Германия, Украина, Великобритания. Проигрыш французов и китайцев итальянцам не предусматривался.

Рейнольдс же с двумя четверными был хорош. И его со 167.92 баллами тоже можно записывать в претенденты на медаль, может, не высшего достоинства, сочинской чеканки. Тут он стал вторым.

Строгий черный костюм только подчеркивал сложность поставленных задач. И они были выполнены четверным, да и всеми остальными тройными прыжками, искусно вплетенными в программу, под названием "Лучшее из Плющенко", записанной другом Плющенко скрипачом Мартоном и поставленной Мишиным и неизменным молчаливым хореографом Авдышем. 168.30 и первое место.

Татсуки Мачида подкупил не только высочайшей техникой. Надо быть смелым японцем, чтобы выступать в России под музыку Игоря Стравинского из "Жар Птицы". 165.85 - и третье место.

Экспресс - комментарий

Татьяна Тарасова, заслуженный тренер России:

- Я скажу так. Плющенко настоящий. Он воистину великий. И доказал это здесь, в Сочи. Столько дать команде.

После этой победы Плющенко сборная России еще больше укрепила лидерство. А я пообщался с тремя главными действующими лицами команды Плющенко: женой Яной, тренером Алексеем Мишиным и самим Женей.

Плющенко и его команда

Давайте начнем с дамы.

Яна, что дальше?

Яна Рудковская: Будем выступать. Женя хорошо готов. Он абсолютно сосредоточен на Олимпиаде. Никаких разговоров и ни с кем.

Ну, уж ладно.

Рудковская: Ни с кем. Даже со мной. Мы два дня не общались. Так быстро, быстро по телефону и гудки. Тут я позвонила и говорю: Женя, я хочу тебя спросить. И он меня перебил: Ты знаешь о чем? И стоит ли? Может не стоит. И я решила не задавать своих вопросов.

По-моему, концентрация не совсем для Жени обычная.

Рудковская: Но не для этой Олимпиады. Все и обо всем забыто. Мысль одна: выступить, сделать, не подвести. Остальное - потом. Не вспоминает о боли. Молю, чтобы ее не было, не появилась.

Женя не собирается уехать хоть на день из Сочи?

Рудковкая: Этого не надо. Потом опять приезд, акклиматизация. Лучше меньше общения, никаких интервью. Даю вам слово, вот закончится все, и мы сами вам позвоним. Только отдых, а потом тренировки и снова турнир - теперь одиночников.

Профессор Мишин был само счастье. Неужели я нарушил его своим вторжением:

Алексей Николаевич, Женя в начале программы сделал четверной, два тройных, а потом упростил программу. Так?

Алексей Мишин: И этого нельзя было заметить. Надеюсь, вы поняли наш тактический план на командную борьбу? Если бы бился только за себя, можно было бы и рисковать, и катать более сложную программу. Но если ты в команде, береги каждое очко ради победы. Мы заранее договорились идти по этому пути. И Женя был очень осторожен. Есть такие прыжки, которые очень травмоопасны. Мы чуть упростили программу. Но, вы сами видели, не за счет четверного. Четверной - это для нас приницпиально.

Наивный, однако весьма насущный вопрос: что в наиближайших планах?

Мишин: Думаю так, день отдыха и тренировка. Тут важно и не перебарщивать, и не расслабляться.

Вы что-то шептали Жене после победы? Что именно?

Мишин: Давайте я и вам шепну. "Женя, какой ты молодец. Ни один ученик не приносил тренеру столько медалей, сколько ты мне". Хотя у меня много способных талантливых учеников. И не тех, что приходили уже сложившимися, хорошо подготовленными, вот такими. (И Мишин поднял руки высоко-высоко). А маленькими (И тренер нагнулся, присел, достав рукой до пола). Я растил их с детского сада. И они становились олимпийскими чемпионами.

Не думаете продолжить? Может, не к чему заканчивать в 31 год? Было бы здоровье.

Мишин: Но лучше об этом спросить Женю. Появилось здоровье, и мы, как видите, все успели.

Если тренер посоветовал спросить, то почему бы и нет?

Евгений Плющенко: Иногда, когда хорошо себя чувствую, и сам об этом задумываюсь. К следующей Олимпиаде мне будет 35 лет. Немало, но, если остаются силы, не так и критично. Хотите, чтобы я шел на рекорды? Но сегодня во время одного из прыжков вдруг кольнуло. Надеюсь, ничего страшного. А если до 2018 года, то как следует отдохну, побуду с семьей, а там всей командой и посмотрим.

Сегодня как каталось?

Плющенко: Довольно легко. Я постепенно привык к залу, к крикам, к поддержке. Да и музыка меня очень воодушевляет. Да, я действительно упростил программу. Но это - тактика. Утром на тренировке увидел, что ни Чан, ни Ханью не выступают. К чему было рисковать? Надо было добывать медаль, выигрывать, делать отрыв для команды. Мы с тренером так и договорились.

Что ты скажешь о состязаниях в одиночной программе?

Плющенко: Мне все равно, какое место я займу. Но хочу подняться как можно выше. Понимаете? Олимпиада показала: бороться можно. И, уж поверьте, я все сделаю.

Энергии хватит?

Плющенко: Ее достаточно. И, знаете, когда прибавилось? Витали какие-то неопределенность, сомнения. Но 21-го в Новогорске был мой контрольный прокат.

Был на нем.

Плющенко: Собрались очень авторитетные в фигурном катании люди. Вот когда я волновался. А прокатал хорошо. И мне эти великие люди аплодировали. Тогда я в себя поверил, энергия забила, настроение - сразу боевое.

Женя, ты устал, последний вопрос.

Евгений Плющенко: Да, пора.

Как тебе все-таки видится турнир одиночников? Можно и там?

Евгений Плющенко: А ради чего я все это затеял? Яна, пойдем, хоть присяду.

Коротко о других событиях этого длинного вечера. Юлия Липницкая победила в произвольной программе у женщин. Трудно сказать, как сложится ее судьбы в одиночном финале. Непонятно, в какой форме Ю-На Ким и вообще дадут ли выиграть 15-летней девочке. Хотя американка Тара Липински, победившая на Играх в 12, пожелала нашей Липницкой успеха.

И это при том, что в американской сборной появилась новая звездочка - 18-летняя Грейси Голд, занявшая в произвольной второе место. Ее считают наследницей великой Кван. У Грейси есть сестра Карли, как две капли воды на нее похожая. Но сестренка-близнец пока далека от успехов Грейси.

Третья - итальянка Валентина Марчеи, заменившая в произвольной экс-чемпионку мира Каролину Костнер.

После победы Липницкой отрыв сборной России от Канады еще больше увеличился - 67 очков против 56. Третьими шли отставшие американцы. Нашей юной паре Елене Ильиных - Никите Кацалапову можно было и не выходить на лед. Но так в спорте не бывает. Они, конечно, выехали и заняли со своим "Лебединым" третье место. Победили - безоговорочно - американцы Мэрил Дэвис - Чарли Уайт, за ними канадцы Тесса Виртю - Скотти Мойр.

А победа нашей русской сборной была как нокаут - 75 очков. За нами канадцы - 65 и американцы - 60. Четвертые - совершившие маленький подвиг итальянцы, пятые - старательные японцы.