Новости

11.02.2014 00:44
Рубрика: Экономика

Шанс еще есть

Текст: Лариса Попович (директор Института экономики здравоохранения НИУ "ВШЭ")
Вступление России в ВТО предоставило нашей стране возможности, многие из которых не востребованы, и это весьма опрометчиво. В пакет документов о создании ВТО входит Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Оно содержит ряд "гибких" положений, касающихся общественного здравоохранения, которые могут быть использованы для улучшения доступа к лекарственным средствам.

Кроме того, Декларация по вопросам финансирования развития, принятая главами государств и правительств в декабре 2008 года в Дохе (Катар), содержит очень важную норму. Она гласит, что если нужды страны в лекарствах велики, то в отношении особо нужных препаратов она может получить от правообладателя оригинальных препаратов так называемую принудительную лицензию для местного производителя, чтобы он мог выпускать их. Тогда речь шла о препаратах для лечения ВИЧ/СПИДа, эпидемия которых быстро развивалась в африканских странах. Однако этим исключением из прав на интеллектуальную собственность очень активно пользуется Индия, и не только она. В Дохинской декларации говорится также о том, что эти лекарства страна может производить лишь для собственных потребителей. Но если страна небольшая, то рентабельность такого производства низка. И тогда можно обеспечить расширение рынка за счет других стран - при соблюдении определенных процедур, которые также предусмотрены в декларации.

Однако, вступив в ВТО, мы для себя не прописали те самые "гибкие" возможности ТРИПС и в принципе не рассматриваем получение принудительных лицензий в фармацевтике. Хотя имеется убедительный опыт, например Канады. Там этот механизм применялся довольно долго и позволил существенно снизить цены на инновационные лекарства. Когда под давлением транснациональных фармкорпораций Канада отменила эту практику, цены на лекарства стремительно выросли, доказав, как важно сохранять конкурентное давление в этой сфере. Право на принудительное лицензирование применялось и в Великобритании, закупавшей препараты, защищенные патентом, в Италии. Это называлось "заказом для целей короны" и обосновывалось государственной целесообразностью - повышением ценовой доступности необходимых лекарств. Но и это еще не все. В дополнениях к Дохинской декларации есть пункт 6 - о том, в каких случаях разрешается параллельный импорт. Он применяется тогда, когда в стране очень дорогое оригинальное лекарство защищено патентом, и обеспечить нуждающихся в нем пациентов невозможно. А в третьей стране его производят по принудительной лицензии значительно дешевле. Но если у тебя в стране принята международная норма исчерпания прав собственности, то его можно закупить в той самой третьей стране, не нарушая прав интеллектуальной собственности.

В Российской Федерации принято лишь региональное право исчерпания собственности в отношении Белоруссии и Казахстана, то есть стран Таможенного союза. Неиспользование этого права в отношении других стран бьет не только по фармрынку, но и по всей экономике. Недавно эксперты "Сколково" проанализировали эту ситуацию и сделали вывод: параллельный импорт, который позволил бы нашим инноваторам покупать лицензионное оборудование по более низким ценам, дал бы колоссальный толчок инновационному развитию страны. Такое право не запрещено странам, которым это необходимо. Но для этого мы должны ввести в свое законодательство международный принцип исчерпания прав собственности.

Федеральная антимонопольная служба давно настаивает на том, чтобы этот принцип был введен, для этого необходимо лишь внести поправки в Гражданский кодекс и ряд других правовых актов. Однако у этого предложения есть и оппоненты. Они говорят: мы рискуем тем, что в результате западные страны перестанут инвестировать в Российскую Федерацию, поскольку здесь не будут защищены их права на интеллектуальную собственность. Однако пример Индии показывает, что введение этих норм во внутреннее законодательство никак не сказалось на стремлении крупных компаний инвестировать в нее.

Кроме того, в нашем патентном законодательстве зачем-то предусмотрена возможность существования так называемых "вечнозеленых" патентов. Если патент вот-вот истекает, можно немного поменять композицию лекарства, способ применения или технологию производства - и патент вновь продлевается, и так до бесконечности. А в Индии, например, очень долгое время патентовался не сам препарат, а лишь производственный процесс. Это давало возможность путем обратного инжиниринга изучить молекулу нового лекарства, понять, как она сделана, и, не нарушая патентного права, сразу же начинать производить препарат самостоятельно. Именно это позволило Индии за последние 10-15 лет стать крупнейшим импортером дешевой инновационной продукции по всему миру и обеспечивать ею и свою страну, и другие развивающиеся страны.

Сейчас под давлением все тех же фармацевтических гигантов Индия изменила патентные нормы, но тоже с учетом своих интересов. Там не патентуются новые формы известных молекул, любые композиции известных веществ, новые способы применения известных препаратов, незначительные изменения в производственных процессах, если это не приводит к существенному повышению эффективности (а заявителю это нужно доказать). Поэтому "вечнозеленых патентов" там практически нет. Все судебные процессы подтвердили, что Индия не нарушила при этом норм ТРИПС.

Мы же сделали четвертую главу своего Гражданского кодекса, которая регулирует права интеллектуальной собственности, на удивление негибкой. В ней расширено определение оснований патентоспособности, но исключена возможность параллельного импорта, поскольку нет нормы международного исчерпания прав собственности. А право принудительного лицензирования у нас предусмотрено только для военных заказов.

Аргументы о том, что, дескать, Россия - не развивающаяся, а развитая страна, и нам эти механизмы не подходят, не выдерживают критики. Если нам не хватает средств, чтобы обеспечить всех нуждающихся современным лечением, если мы думаем об интересах населения, то хороши любые дозволенные законом методы. Хотя бы на ограниченный период времени и в отношении ограниченного ассортимента лекарств и медицинских технологий.

Справка

ТРИПС - Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, которое входит в пакет документов о создании ВТО. Соглашение устанавливает минимальные стандарты для признания и защиты основных объектов интеллектуальной собственности, а также открывает возможности для использования высокоэффективных механизмов разрешения спорных вопросов, касающихся ее. "Гибкие" положения ТРИПС , относящиеся к здравоохранению, обеспечивают баланс между защитой прав патентообладателей и интересами общественного здравоохранения.

Экономика Отрасли Фарминдустрия Международные организации ВТО
Добавьте RG.RU 
в избранные источники