Новости

22.02.2014 12:49
Рубрика: Культура

Матиас Шульц: "Мы не хотим быть рабами штампов"

В Зальцбурге завершился ежегодный зимний фестиваль "Неделя Моцарта". За полторы недели здесь выступали дирижеры Марк Минковский (художественный руководитель фестиваля), Пааво Ярви, Даниэль Баренбойм, пианисты Андраш Шифф и Фазиль Сай, скрипачи Рено Капюсон, Алина Ибрагимова и многие другие музыканты мирового класса.

Существенная часть программы была посвящена живому классику Арво Пярту, а в финале форума выступил Юношеский оркестр имени Моцарта, существующий уже второй год. О настоящем и будущем фестиваля Илье Овчинникову рассказал Матиас Шульц, директор фонда "Моцартеум" и куратор "Недели Моцарта".

Господин Шульц, что бы вы назвали среди удач и неудач "Недели Моцарта"-2014?

Матиас Шульц: Прежде всего, мы счастливы тому, какая живая атмосфера царила в эти дни. Опера "Орфей и Эвридика", открывшая фестиваль, имела большой успех и дала мощный импульс всему, что было следом. Это и оратория Карла Филиппа Эмануила Баха "Вознесение и воскресение Христа" под управлением Рене Якобса, и все струнные квинтеты Моцарта, и наше приношение Арво Пярту.

Правда, по поводу первого концерта Венского филармонического оркестра много спорили - не слишком ли длинна программа, нужен ли был Скрипичный концерт Брамса... а по-моему, нужен - я большой поклонник скрипача Джошуа Белла. И если спорят - это уже хорошо, такие споры тоже часть фестиваля. Мы понимали заранее, что концерт Брамса несколько в стороне от всей программы. Но это шедевр такого значения, особенно медленная часть, что если исполнитель, которого мы ценим, хочет приехать именно с этим концертом - мы на это готовы. Что не удалось? Трудно сказать, программа была достаточно ровная.

Одной из самых ярких ее страниц был цикл концертов, где звучала музыка Арво Пярта. Почему вы решили посвятить ему часть программы "Недели Моцарта"?

Матиас Шульц: Полагаю, это наиболее часто исполняемый из ныне живущих композиторов, и центральноевропейскому фестивалю было давно пора поставить его в центр программы (одновременно с "Неделей Моцарта" посвященные Пярту фестивали состоялись в Линце и Нью-Йорке - И.О.). Во-первых, здорово, что он смог приехать и быть здесь - концерты с его музыкой были грандиозны.

Во-вторых, он принял наш заказ на новое сочинение и выполнил его - пять лет он не принимал заказов вообще (сочинение Пярта "Лебединая песня", представленное на фестивале как мировая премьера, фактически является оркестровкой его сочинения Littlemore Tractus 2000 года - И.О.). И мы очень горды, что он сделал это для нас. Главной мотивацией, полагаю, для него было то, что его "Лебединую песню" должен был исполнить Венский филармонический оркестр. В идеале он хотел бы десятка репетиций, но с таким коллективом это невозможно, они работают в других темпах. В итоге он был доволен результатом, но на первой репетиции очень нервничал. Хотя он исключительно скромный человек, на репетиции было совсем наоборот: он поднимался на сцену, давал оркестрантам четкие указания - впечатляющее зрелище. Когда он видит, что может что-то изменить в том, как звучит его музыка, он отнюдь не скромен.

Вы разговаривали с Пяртом в дни фестиваля - был ли он доволен исполнениями, программами? На одном из концертов его музыка звучала рядом с музыкой Рихарда Штрауса - это могло ему не понравиться.

Матиас Шульц: В целом он был очень доволен. О соотношении его музыки с музыкой Моцарта мы не слишком-то говорили. Но автографы Моцарта его весьма тронули. А рукопись своего "Моцарт-адажио", исполнявшегося на фестивале, он подарил нашей библиотеке - знак глубокого уважения к Моцарту и нашему фестивалю. О Штраусе он не сказал ни единого слова, хотя я сам опасался перед началом - подойдет ли программе Гобойный концерт Штрауса? Но в итоге это сработало: два сочинения Моцарта, раннее и позднее; поздний концерт Штрауса; два сочинения Пярта, запись которых получила "Грэмми", - все это удачно соединилось, атмосфера сложилась очень цельная.

Недавно Пярт с женой основали около Таллина Центр Арво Пярта и хотели знать, как работает наш фонд. Он приходил в мой офис, знакомился с документами, архивами, библиотекой, с организацией нашей работы. Им было важно перенять наш опыт - это очень приятно.

Как возникла идея исполнить на фестивале симфонии Муцио Клементи? Они очень его украсили, хотя гораздо лучше известна его фортепианная музыка.

Матиас Шульц: Безусловно украсили - его последняя симфония скорее напоминает Шумана, чем Моцарта, современником которого был Клементи. Ее композиция похожа на красивый пазл, который не так-то легко сложить: там не все клеится так безукоризненно, как у композиторов, чья музыка пережила века, но иногда это стоит послушать - у него множество интересных идей.

Мне кажется важным показывать на фестивале музыку современников Моцарта - после этого мы слышим Моцарта иначе. Сейчас это были Карл Филипп Эмануил Бах и Клементи, записи симфоний которого попали мне в руки. Я заинтересовался, дал послушать дирижеру Айвору Болтону, он взял на размышление дней пять, перезвонил и сказал, что хочет их исполнить, ноты уже у него. Для нас это очень важно - год назад мы показали ряд сочинений Иоганна Кристиана Баха и непременно продолжим эту линию, хоть и берем небольшую паузу на 2015 год. Мы также сделали запись симфоний Клементи и будем рады, если кто-то захочет ее выпустить - а может, и мы сами на нашем новом лейбле.

Почему вы решили его открыть теперь, когда диски продаются все хуже, а меломаны предпочитают скачивать музыку в интернете?

Матиас Шульц: Мы открыли его в сотрудничестве с фирмой Harmonia Mundi - это означает, что они возьмут на себя распространение и что продукция будет подготовлена на высочайшем уровне. Содержание же дисков и буклетов - это уж наша ответственность. В первую очередь лейбл основан для выпуска исторических записей. Но мы будет стараться выпускать и что-то свежее - возможно, издадим запись всех струнных квинтетов Моцарта, исполненных на этом фестивале. Время от времени мы проводим ревизию всего нашего аудиоархива. Начиная с 1956 года, сделано много трансляционных радиозаписей, некоторые мы сейчас реставрируем. Нам важно показать, что десятилетиями на фестиваль приезжали лучшие артисты с незабываемыми программами.

На прошлом фестивале вы с большой гордостью представили публике Юношеский оркестр имени Моцарта, чей дебют нельзя было назвать таким уж успешным. Вырос ли он за год?

Матиас Шульц: Несомненно, это мог заметить каждый, кто слышал их тогда и теперь. Хотя, по-моему, и год назад качеством можно было гордиться. В оркестре теперь 53 участника вместо 45, и шестерых из первого состава мы заменили. Важно, чтобы костяк оркестра остался неизменен: в первый год все для нас было ново, теперь мы знаем лучше, как вести репетиции, как сотрудничать с музыкальными школами, и это помогает. Для детского оркестра они показывают очень серьезное развитие и очень серьезный результат. Подготовка оркестрантов говорит и о том, что уровень преподавания в музыкальных школах сейчас вырос.

Оркестранты репетировали в течение года или встретились только теперь?

Матиас Шульц: После прошлого фестиваля они встретились в начале лета, а с сентября репетировали регулярно - сперва каждые две недели, потом каждую неделю. Летом они встречались с артистами Юношеского оркестра Каракаса - тридцать детей из Венесуэлы и тридцать наших провели совместную открытую репетицию. В первом отделении репетировали Четвертую симфонию Моцарта, во втором - Chamambo латиноамериканского автора Альберто Артеса. Это был уникальный опыт - программа собрала полный Большой зал Моцартеума.

Через год на фестивале выступит целая команда молодых дирижеров - как вам удалось их собрать в таком количестве?

Программа будет строиться вокруг трех композиторов - это Моцарт, Эллиот Картер (классик современной американской музыки, скончавшийся в 2012 году в возрасте 103 лет - И.О.) и Шуберт, чьи восемь симфоний представят восемь маэстро. Это дает нам возможность пригласить нескольких дирижеров, не появлявшихся на фестивале прежде: Юрай Вальчуха, Антонелло Манакорда, Айнарс Рубикис плюс Пабло Эрас-Касадо и Андрес Ороско-Эстрада, выступавшие здесь раз-другой. У всех этих дирижеров большое будущее, и мне важно их здесь показать.

В прежние годы программы фестиваля составлялись так, что современная музыка выглядела их органичной частью. Теперь же что сочинения Пярта, что сочинения Картера выглядят как своего рода спецпроект фестиваля - не плоть от плоти программы, но отдельная ее страница. Или мне кажется?

Матиас Шульц: Если кажется, что они выглядят чужеродно, то столкновение разных музык такого рода для меня очень важно. Мы не хотим быть рабами связанных с Моцартом штампов, мы бросаем им вызов, показывая Моцарта в контексте с современным авангардом. Не думаю, что в таком сочетании может быть что-то неправильное. Оно не всегда должно быть органичным, оно может быть основано и на контрасте. Но даже в программах "Картер - Моцарт" можно найти те или иные пересечения. Например, два квинтета для фортепиано и духовых двух композиторов - их сравнить будет очень интересно. Именно такие пути сопоставления мы и стараемся искать. Картер также должен хорошо сочетаться с Шубертом, он его очень любил, там много возможностей для ассоциаций. Я был бы рад сделать заказ Картеру, но это невозможно, поэтому мы исполняем два самых последних его сочинения, одно из них даже не звучало до сих пор, премьера состоится только летом.

Культура Музыка Классика