25.02.2014 23:36
    Поделиться

    Музеи Киево-Печерской лавры закрыты из-за беспорядков

    Победивший майдан не только скинул президента, не только отменил русский язык и запрещает русские телеканалы. Он попытался взять штурмом главную православную святыню - Киево-Печерскую лавру.

    Все случилось в ночь на воскресенье.

    Активисты Автомайдана (революционная кавалерия) сообщили в "Твиттере", что из Лавры вывозят святыни. Новость сдетонировала мгновенно, тем более что накануне предстоятель неканонической Украинской православной церкви Филарет призвал к объединению всех православных на Украине под сенью его церкви. Вот, дескать, монахи Московского патриархата и засуетились - вывозят святыни в Россию.

    Уже через полчаса у Лавры стала собираться толпа. Боевые отряды с майдана, "Правый сектор" и прихожане. Выяснилось, что ценности никто не вывозит. Но это не разрядило обстановку. На митинге было решено занять Лавру, дабы впредь не допустить "разграбления".

    Толпа поделилась. Часть звала на штурм. Другая, меньшая, состоящая в основном из прихожан, пыталась образумить разгоряченных майдановцев.

    На помощь пришли "афганцы". Их памятник стоит в скверике напротив Лавры и монахи ухаживают за ним. "Афганская сотня" взяла Лавру в полукольцо и защитила ворота от натиска толпы. Народ стал понемногу расходиться. Но в это время на сцену забрался один поп-расстрига и опять заголосил о разграблении Лавры. И снова майдан пошел в бой. До Лавры всего одна остановка на метро. Около 200 вооруженных человек оказалось у стен уже через 15 минут. Снова уговоры, снова успокоительные речи. Ну и крепкие фигуры "афганцев". До утра народ не расходился. Майдановцы стали проверять весь автотранспорт, что проезжал мимо. Но сокровищ не нашли. Замечу, что ни одного милиционера в радиусе нескольких километров от Лавры не наблюдалось.

    Я пришел в Лавру пешком. Как обычный паломник. По пустынным киевским улицам. Сейчас народ или митингует на майдане, или сидит за плотными шторами и опасается налета. Что-то подобное здесь уже было. Году в 18-м.

    Лавра делится на две части: верхнюю и нижнюю. Наверху музеи и государственная библиотека. Высоченная глухая стена и железные кованые ворота рассчитаны не только на Автомайдан, но и на штурмовиков Батыя. А вот с нижней, где знаменитые монашеские пещеры с нетленными мощами, Великая церковь (Успенский собор) и икона Успения Божией Матери - незадача. Один шлагбаум и два безоружных ЧОПовца. В 1990-м весь комплекс был внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. А тут активисты с палками...

    Но сейчас на улице было пустынно. Я постучался в окошко.

    - Музеи не работают. Служба давно закончилась. Чего вам?

    - Я приехал издалека. У меня поезд. Хочу поклониться святыни хоть снаружи.

    - Ну иди, раз издалека...

    Я спускался к Днепру по кирпичной дорожке. Вдалеке мерцали огни левого берега. Навстречу мне попалась стайка монашек. Они спешили на последний автобус. Но я их остановил:

    - Не страшно вам жить в осаде?

    - Нет, не страшно. Все в руках Господа. Нам пора в свой монастырь возвращаться, а то опоздаем. Вот это действительно страшно...

    В паломническую гостиницу меня не пустили. Их здесь четыре. И места были, но живут здесь люди строго по благословению батюшки. А последний батюшка на моих глазах уехал на своем джипчике домой.

    - Завтра приходите к шести утра. Храм будет открыт, получите благословение и живите 3 дня бесплатно. Ну если послушание какое выйдет, то не обессудьте, - пожилая женщина и рада была бы помочь, но порядок есть порядок.

    Храмы были закрыты. Подошел к одному из корпусов семинарии. Там на крыльце стоял семинарист в рясе и глядел на звездное небо. Я ему рассказал о своей печали. Ночевать негде, поезд только утром.

    - Койку я предложить не могу. Но чаем напою. Поднимайся.

    Семинарист Павел проводил меня в помещение что-то вроде дежурки. Там стоял телефон. Грелся чайник. Павел долго молился на икону на стене. Потом разлил чай в треснувшие чашки. Предложил баранку и кусок сахара.

    Павел был неразговорчив. Да и своим любопытством я мог отпугнуть его и выдать себя. Представляться журналистом из Москвы нынче в Киеве себе дороже. Да и ему бы попало почем зря. Я посмотрел на часы. Два. Пора на поезд!

    Позже я созвонился с пресс-секретарем УПЦ МП, писателем и журналистом Василием Анисимовым. Рассказал, что пил чай в Лавре этой ночью. Вроде все спокойно.

    - Пока да. Но мы все понимаем, что ситуация на Украине может поменяться мгновенно. Где это видано, что люди с палками охраняют музеи и реликвии? Выйдет кто-нибудь на майдан, опять скажет, что святыни вывозят, что тогда будет? Так что до нормализации ох как далеко!

    На пути к вокзалу я встретил первого за три дня работающего милиционера. Одинокий прапорщик стоял на площади Славы в лимонном жилете и мерз, изредка покручивая полосатой палочкой в ночи. Надежды на него не было никакой.