Новости

28.02.2014 00:09
Рубрика: Культура

Голливудская рулетка

Гадание на кофейной гуще в канун "оскаровской" ночи
В Москве уже наступит раннее утро понедельника, когда в Калифорнии прошумит церемония вручения премий Американской киноакадемии.

Черт из табакерки

В этом году в "оскаровской" гонке лидируют "независимые" фильмы - и количественно и, на мой взгляд, качественно. Как правило, это малобюджетные картины, которым Голливуд, традиционно превосходя в богатстве и зрелищности, явно уступает в актуальности и художественном весе. Среди них - выходящий на наши экраны "Далласский клуб покупателей", творение канадского режиссера Жан-Марка Валле.

У российских зрителей его сюжет может вызвать параллели с историей Ройзмана, который, не будучи профессионалом-медиком, взялся лечить язву наркомании спорными, с точки зрения науки и закона, методами. Реальная история техасского ковбоя-электрика Рона Вудруфа из того же гнезда: он стал лечить СПИД от безвыходности. Парень крутой и резкий, отпетый сквернослов, бабник и гомофоб, балующийся героином, он вдруг обнаруживает, что ВИЧ-инфицирован, и врачи дают ему месяц жизни. На дворе 80-е годы, СПИД еще в новинку, лекарства только проходят испытания, а ждать Рону уже некогда, и терять ему нечего: на кону жизнь. И он берет судьбу в собственные руки. На себе пробует нелегально добытые снадобья, летит в Мексику, Японию, Голландию - чтобы узнать альтернативные способы лечения, входит в ненавидимый им круг геев, ставших ему товарищами по несчастью. Он уже превратился в живой скелет, но мотается по миру и под видом священника нелегально импортирует отовсюду разрабатываемые, но еще не разрешенные в США лекарства. Заведя свой бизнес, цивилизуется и становится юридически подкован, у него теперь своя команда единомышленников и любимая женщина - врач, которая помогает в его авантюре.

Для остроты и общественной значимости сюжета сценаристы оснащают реальную историю социальными конфликтами: делают героя еще и борцом с могущественными фармацевтическими корпорациями и государственными чиновниками, мешающими спасти людей, которые уже не могут ждать. И, судя по финалу, ему удается сдвинуть с места проржавевшую махину законодательства.

Исполнитель этой роли Мэттью Макконахи никогда не входил в число суперзвезд и не считался сколько-нибудь перспективным актером, но своим Вудруфом мгновенно вписал себя в пятерку главных претендентов на "Оскара". Он выскочил неожиданно, буквально как черт из табакерки: уже стал лауреатом "Золотого глобуса" и, я думаю, обязательно получит свою первую Академическую премию. Его работу не назовешь иначе, чем уникальной и подвижнической. Он сразу запал на сценарий Мелисы Уоллэк и Крэйга Бортена - увидел в нем шанс. И пока 86 продюсерских компаний этот сценарий отвергали, настойчиво искал деньги на его реализацию. К роли примеривались такие конкуренты, как Райан Гослинг и Бред Питт - но отступались: искусство требовало слишком радикальных жертв. Макконахи было нечего терять: больших триумфов он не знал, имел репутацию буйного и непредсказуемого, его считали актером одной краски и к тому же косноязычным. Чтобы сыграть жертву СПИДа, он пошел на крайние меры: стал голодать и сбросил 38 фунтов - это больше 17 кг! Превратился в живой скелет, отдаленно напоминающий позднего Фредди Меркьюри. На него страшно смотреть - такое не сыграешь, не сымитируешь гримом. Роль из плоти и нервов, физически напряженная, вся построена на сверхнакале отчаяния. Актер не сыграл Рона Вудруфа - он буквально стал им. Режиссер Жан-Марк Валле рассказывал, что Макконахи фактически был соавтором фильма - переписывал сценарий, предложив несколько важных сцен, участвовал в монтаже. В течение 28 съемочных дней был предельно сосредоточен, требовал на площадке тишины и не выходил из образа даже в перерывах. Он, по сути, сделал фильм.

На "Оскар" выдвинут и его товарищ по съемкам, который тоже во многом определил незаурядный успех картины, - 43-летний актер и музыкант Джаред Лето, пронзительно сыгравший больного СПИДом трансвестита Райана. Лето стал известен после таких фильмов, как "Тонкая красная линия", "Бойцовский клуб" и особенно - "Реквием по мечте", где он играл жертву наркомании. Определенная ущербность его героев стала его фирменной актерской краской, но еще никогда он не был столь трагичен в роли существа без пола и возраста, к душе которого нужно пробиваться сквозь толстый слой макияжа и причудливых костюмов - душа эта оказывается отзывчивой, самоотверженной, по-своему благородной, и представляет собой сплошную разверстую рану.

Охотники за великой красотой

Таким образом, по крайней мере два будущих лауреата уже предопределены с большой долей вероятности: столь самоотверженную работу в кино нельзя не оценить. Менее очевидны другие номинации "Оскара".

И в первую очередь - женские роли. Здесь тоже выстроились свои фаворитки, причем главной из них многие считают Кейт Бланшетт, сыгравшую очаровательную стерву в фильме Вуди Аллена "Жасмин". Обласканы также Сандра Буллок в "Гравитации" и Эми Адамс в "Афере по-американски". Лично мне обе эти кандидатуры кажутся несостоятельными: Буллок, закованная в скафандр, лишена всех средств актерской выразительности и, по-моему, здесь малоинтересна, Адамс пытается сыграть молодую Джулию Робертс, что бессмысленно. Для меня несомненный лидер в этой номинации - Джуди Денч, блистательно сыгравшая в "Филомене", но американские академики редко отдают победу иностранкам.

Как показала практика "Оскара", в двух главных номинациях - "Лучшая режиссура" и "Лучший фильм" - почти всегда побеждает одна и та же картина. Что, по гамбургскому счету, весьма логично: в лучшем фильме, по идее, и должна быть лучшая режиссура. На предварительных этапах премиальной кампании в дамках оказывались "12 лет рабства" Маккуина и "Гравитация" Куарона; победа первого стала бы очередным триумфом политкорректности, победа второго в главных категориях мне кажется сомнительной - несмотря на внушительную коллекцию номинаций, эта космическая кувыркалка скорее всего удовольствуется техническими премиями типа "Лучшие спецэффекты". Есть шансы у любимца академиков Дэвида О. Расселла с его "Аферой по-американски": в прошлом году его столь же посредственная комедия "Мой парень - псих" пользовалась пылкой любовью и даже взяла "Оскара" за женскую роль (Дженнифер Лоуренс).

Увы, значительно меньше шансов получить "Оскара" у фильма Мартина Скорсезе "Волк с Уолл-стрит". Великолепно сыгравший главную роль Леонардо ДиКаприо скорее всего опять - уже в который раз - проиграет более удачливому сопернику (как я писал, им почти наверняка станет Мэттью Макконахи). Не везет и самому Скорсезе: создав на своем веку несколько шедевров экстра-класса, он взял единственного "Оскара" за далеко не лучший свой фильм "Отступники" - ремейк куда более значительного, но менее известного гонконгского триллера "Двойная рокировка". И совсем приближаются к нулю шансы скромного черно-белого, но по всем статьям удивительного фильма Александра Пэйна "Небраска" - это чистая классика кинематографа, торжество негромкого реализма, фильм, где как бы ничего не происходит, но происходит целая жизнь. А шансов у него нет потому, что "Оскара" еще никогда не давали картинам столь аскетичным и принципиально некоммерческим: церемония вручения премий должна быть роскошным шоу, где миллионы телезрителей вопят от восторга на своих диванах, - а эту самую "Небраску" если и видели, то единицы.

Практически предрешена судьба "Оскара" за лучшую анимацию и лучший фильм на иностранном языке. В области анимации победа наверняка суждена "Холодному сердцу" - лучшему, как многие считают, диснеевскому фильму за многие годы. Во второй  номинации лауреатом, думаю, окажется "Великая красота" Паоло Соррентино. Я ценю эту картину, но свой голос, не колеблясь,  отдал бы актуальнейшей "Охоте" Томаса Винтерберга - одному из самых сильных фильмов года.

Культура Кино и ТВ Мировое кино "Оскар"-2014 Гид-парк РГ-Видео