Новости

28.02.2014 00:52
Рубрика: Власть

Демонстрация флага

В Анкаре открылся Российский центр науки и культуры
В четверг в столице Турецкой республики Анкаре открылся российский центр науки и культуры.  Одним из  его первых посетителей  стал председатель Госдумы Сергей Нарышкин, который находился в Анкаре с официальным визитом. О том, что происходит с российскими центрами за рубежом "РГ" рассказал глава Россотрудничества Константин Косачев.

Это будет уже шестьдесят первый российский центр за рубежом. Много это или мало?

Константин Косачев: Смотря с чем сравнивать. Перед распадом Советского Союза у нас было  более сотни подобных центров.  Но позже было признано - и совершенно ошибочно, на мой взгляд, - что эта система от лукавого и не заслуживает поддержки государства. Или, во всяком случае, поддержка должна быть урезана. В итоге в девяностые годы прошлого века было закрыто 65 центров.
Тенденции стали меняться в середине нулевых годов и окончательно оформились в 2008-м, когда было создано федеральное агентство Россотрудничество. В настоящий момент мы эту систему возвращаем на прежние позиции.

Но сама по себе задача расширения российских центров за рубежом это не что-то придуманное нами. Она напрямую вытекает из известного президентского указа, подписанного 7 мая 2012 года, который был посвящен вопросам внешней политики.

По плану на три года мы должны открыть  за рубежом 11 новых российских центров науки и культуры. 9 из них в странах СНГ. Это наш приоритет - и политический, и географический. Много это или мало - три-четыре центра в год? Могу точно сказать, что это очевидно меньше, чем делают наши геополитические конкуренты. Китай, который активно развивает систему институтов и кабинетов Конфуция за рубежом, сейчас в среднем открывает по одному такому центру в четыре дня. То есть один раз в четыре дня где-то в мире открывается  новый центр Института Конфуция. Вот это - темп.

Если центры открываются, значит это кому-то надо?

Константин Косачев: Многие считают, что это несколько устаревшая форма работы в пору современных коммуникационных технологий. Есть интернет, телевидение.

Действительно. Ведь и по этим каналам можно распространять по миру разумное, вечное.
 
Константин Косачев: Согласен. Тем не менее, многие зарубежные организации пользуются уже проверенными методами, создавая свои многочисленные центры по миру. Иногда по десятку на одну страну. Мы с развитием этой сети отстаем. Во многом из-за недостатка финансовых средств. Мы открываем новые центры фактически за счет внутренних ресурсов Россотрудничества: где-то сокращаем ставки, где-то экономим на арендной плате, уменьшаем площади.  Экономим на всем, на чем можем. Но понимаем, что не делать этого - не расширять сеть - нельзя. Потому что мы будем отставать от наших соперников еще более радикально. Вот история из моего собственного опыта:  в августе прошлого года приезжаю в Харьков вместе с харьковчанами отметить шестидесятилетие освобождения города от немецкой оккупации и в разговоре с мэром сообщаю о решении президента открыть в 2014 году в Харькове российский центр науки и культуры. "Вот, - говорю, - у вас, наконец, появится первый зарубежный центр. "Что вы, - отвечает,- у нас уже лет десять работают немцы, французы, израильтяне, китайцы - четыре культурных центра".

Но разве нам нужны центры там, где нас - в смысле Россию - знают и любят?

Константин Косачев: Нужны. Иначе конкуренты  в борьбе за симпатии людей, за свое влияние в регионе, рано или поздно возьмут верх. Открытие центра важно уже само по себе,  это - демонстрация флага. Но отдача наступает, разумеется, не сразу, а, порой, через годы. Происходящее сегодня  на Украине во многом является результатом того, что Россия два последних десятилетия этой гуманитарной составляющей -  обеспечением своего культурного, образовательного, языкового присутствия на Украине - занималась главным образом из России. Отсюда мы пытались реализовывать какие-то программы, и хорошо, что они были. Но этого недостаточно для того, чтобы иметь большую внятную отдачу. Один из наглядных примеров -  это обучение в России иностранных студентов, опять же студентов из Украины. Согласно статистике, 75 процентов украинских студентов, которые приезжают на учебу в Россию, остаются по завершении учебы в России или исчезают в неизвестном пространстве. Может, это хорошо с точки зрения демографической ситуации в России, каких-то других интересов. Но я уверен, что это плохо с точки зрения российско-украинских отношений. Потому что мы теряем очень важный ресурс - людей, которые, обучившись в нашей стране, в дальнейшем были бы востребованы в контексте двусторонних отношений.  В то время как люди, которые уезжают с той же самой Украины на учебу в Польшу, или во Францию, или в США, вряд ли остаются там в таком же количестве - 75 процентов. Я думаю,  что никто их там не задерживает. Большинство возвращается на Украину и, наверное, часть их, к сожалению, выходит потом на майдан.

Для того, чтобы работать с людьми, надо смотреть  людям в глаза. Надо находить наших реальных союзников или тех, кто интересуется Россией.  Эти люди должны составлять такой базис, основу развития наших двусторонних отношений. Поэтому мы очень рады тому, что нам удалось сейчас открыть центр в Анкаре.

Как можно увидеть, посчитать отдачу российских центров науки и культуры?

Константин Косачев: Считать это трудно, потому что мы говорим о гуманитарной сфере. Речь идет об активном взаимодействии со структурами гражданского общества за рубежом. Дипломаты для этой работы не очень подходят. Любое государство реагирует настороженно, когда посольство другой страны вдруг начинает проявлять активность по отношению к структурам гражданского общества. Российские центры науки и культуры за рубежом взаимодействуют с нашими объединениями соотечественников,  обществами дружбы, с объединениями выпускников, русскоязычной прессой, неправительственными организациями пророссийской интеграционной направленности, которые нуждаются в информационной поддержке в партнерах, контактах. Наконец, просто в каком-то помещении, где можно было бы собраться. Невозможно общаться только по переписке, по телевизору или через экран компьютера, в так называемом "застеколье". Это работа подразумевает живое человеческое общение, которое начинается с удовлетворения элементарного интереса к России. Кому-то интересен Гагарин с космосом, кому-то русский балет, кому-то советская еще школа шахмат, которая по-прежнему является предметом нашей национальной гордости.  На базе российских центров науки и культуры, как правило, обязательно организуются курсы русского языка.

Что будет в Анкаре?

Константин Косачев: В центре науки и культуры в Анкаре есть  место и для выставок, и для концертов, и для кинопоказов, то есть  для проведения публичных мероприятий - не самых массовых, конечно. Есть и кабинеты с необходимым оборудованием и учебниками для  курсов русского языка. И доступ в базы данных, прежде всего, образовательные, в которые просто так через интернет не зайдешь и доступ эксклюзивный. Мы начнем сразу с виртуального филиала Русского музея, который дает возможность походить по всем залам этого прекрасного музея. Посетители центра получат доступ и ко всем сокровищам президентской библиотеки имени Б.Н.Ельцина.

То есть сейчас возможности центра - это возможности образования, в первую очередь, и возможности культурные. Дальше будем смотреть, куда и как развиваться, что будет востребовано, кто к нам будет приходить. Будут ли это только соотечественники, либо актив турецкого гражданского общества. Если станет очевидной большая заинтересованность в русском языке, будем расширять эту программу. Каждый наш центр в конечном итоге становится адаптированным к потребностям именно той страны, в которой он действует.

Прямая речь

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин:

Открытие российского центра науки и культуры в Анкаре, а в дальнейшем - и аналогичного турецкого центра в Москве - считаю знаковым событием. Это своего рода индикатор уровня российско-турецких отношений. Прогресс в двустороннем сотрудничестве, как показывает мировая практика, во все возрастающей степени определяется не только усилиями чиновников и дипломатов. Надеюсь, что центр станет удобной диалоговой площадкой и для наших общественных лидеров, деятелей культуры и политиков.

В развитие такого диалога уже сегодня вносит свой вклад Российско-Турецкий форум общественности. Он был учрежден по итогам первого заседания Совета сотрудничества высшего уровня. И это отразило реальный факт - межобщественный диалог между нашими странами сегодня активен, как, пожалуй, еще никогда в истории. Ему способствует немало объективных факторов. Это и объем товарооборота - есть планы довести его к 2020 году до 100 млрд. долларов. Это и взаимные поездки - Турция приняла в прошлом году рекордные четыре миллиона российских туристов. Желаю Россотрудничеству активно развивать сеть российских центров науки и культуры за рубежом - они нужны людям за пределами нашей страны, они нужны самой России

Власть Работа власти Внешняя политика Правительство МИД Россотрудничество РГ-Фото