Новости

03.03.2014 14:00
Рубрика: Культура

Обладатели "Оскара" рассказали о себе

Текст: Марина Очаковская (Лос-Анджелес)
Киногод был бурным.

Заранее объявленные фавориты вроде Тома Хенкса в "Капитане Филлипсе" и гранда американского кино Роберта Редфорда в морском триллере "Не угаснет надежда" уходили в никуда, а фаворитами стали Мэттью Макконахи и Джаред Лето в прошедшем почти незаметно на фестивале в Торонто "Далласском клубе покупателей". По десять номинаций разделили "Афера по американски" и "Гравитация", которой вначале предрекали призы лишь в технических категориях. Перцу в суп добавил Вуди Аллен, точнее, его приемная дочь, вновь вспомнившая, что он якобы на нее посягал. Понятно, что эту чушь никто всерьез не воспринял, но скандал отбросил тень и на самого Аллена, номинированного за авторство сценария "Жасмин", и на фаворитку в номинации за лучшую женскую роль Кейт Бланшет. Вся эта смесь эмоций, разочарований и надежд бурлила и колыхалась, пока где-то за две-три недели до церемонии неожиданно стала прозрачной, и фигуры будущих победителей проявились четко и однозначно. Необычный для Лос-Анджелеса холодный пасмурный вечер лишь закрепил групповой портрет новых владельцев позолоченных статуэток и общую тему наград: они восславили героев, не смирившихся с тем, что судьба выбросила их на обочину.

Счастье равенства

К финишу с небольшим опережением шла лента "12 лет рабства" и лишь чуть-чуть от нее отставала "Гравитация". Понятно, что по общественному резонансу история свободного чернокожего отца семейства, которого обманом сделали рабом, заметно перевешивает красочный рассказ об одинокой астронавтке. Поэтому народная мудрость подсказывала, что "12 лет рабства" назовут лучшим фильмом, а статуэтка за лучшую режиссуру отойдет Альфонсо Куарону. Так и произошло. Победа "Рабства" имела непредвиденное последствие: одним из его продюсеров был Брэд Питт, который наконец-то получил "Оскара", долгие годы обходившего его стороной. Но главным героем, конечно, был режиссер Стив Маккуин.

Вы, человек весьма тучный, на сцене прыгали, как дитя.

Стив Маккуин: Это от радости! И от того, что огромная работа позади. И потому, что очень непростую историю так хорошо приняла публика, и оценка коллег была замечательной. Я ведь хотел, чтобы зрители поняли фильм и прониклись мыслью, что все люди равны.

Вы думаете, что история раба Соломона продолжает быть актуальной?

Стив Маккуин: Как напоминание и предупреждение. И теперь книга, по которой снят фильм, появилась во всех библиотеках и вошла в школьные учебники.

"Оскар" в невесомости

Главным приколом "Гравитации" было, конечно, парение в невесомости. Именно это состояние испытал вчера вечером режиссер Альфонсо Куарон.

Мы вас знали как постановщика философских картин "Маленькая принцесса", "Дитя человеческое", и вдруг - космос, невесомость... И такой обвальный - успех!

Альфонсо Куарон: В этом успехе повинны два человека: мой сын и Сандра Буллок. Сын буквально вдолбил мне в голову идею триллера космического одиночества, расцвеченного визуальными эффектами, а Сэнди с ее мастерством сделала действие глубоко психологичным. Спецэффекты поэтому стали не самодовлеющими - они подчеркивают страх одиночества в этом безмолвии. Ведь человек боится безмолвия, правда?

Дива

Кейт Бланшетт в "Жасмине" создала образ светской львицы, которая отвергнута высшим обществом, пытается в него вернуться и терпит крах.

Признайтесь честно: вы ведь знали, что получите "Оскара"?

Кейт Бланшетт: Вы что - издеваетесь? Я четыре годы была практически вне индустрии - руководила Сиднейской драмой, и мне было не до съемок. Вернулась со страхом: не растеряла ли навыки? Спасибо Аллену, который написал потрясающий сценарий и создал изумительную атмосферу на площадке, так что я восстановилась довольно быстро. И этого уже было бы мне достаточно! Конечно, приятно получить вторую статуэтку, но если бы и не получила, трагедии не было бы никакой. Главное, что вернулась!

Мужчина в расцвете лет

Лет сорок назад такой мужской тип героя царил на съемочных площадках: Джон Уэйн, Райан О`Нил, Деннис Куэйд - суровые, но добрые мачо, готовые по первому зову явиться на помощь. Мэтью Макконахи - один из таких. Его герой, узнав, что подхватил СПИД, вступил в борьбу с самой судьбой.

Мэтью, когда я с вами беседовала в Торонто, вы не хотели говорить об оскаровских перспективах.

Мэтью Макконахи: Сейчас можно (поглаживает статуэтку).

Ну, и что скажете?

Мэтью Макконахи: Это приятно, но не могу сказать, что во мне что-то перевернулось. Уже много фильмов за плечами, уже есть репутация, а это так... дополнение.  Радостное, правда. Когда я четыре года назад получил сценарий такого малобюджетника, что на грим было запланировано аж 250 долларов, то заинтересовался ролью, а не перспективами. Этот фильм никто не хотел снимать двадцать лет! А мне удача выпала двойная: и роль, и "Оскар".

План второй, но важный

У Люпиты Ньонго была одна опасная конкурентка в ее номинации: прошлогодняя лучшая актриса Дженнифер Лоуренс. Но и она отстала от интеллигентной кенийской актрисы.

Люпита, вы первая актриса из Кении, завоевавшая "Оскара". Думали ли вы о своей стране, получая ее?

Люпита Ньонго: Конечно. Безусловно, это предмет моей гордости, но я ведь недавно окончила Йельский университет и только в начале пути, мне нужно привыкнуть, что главное - процесс, а награды - второстепенны. Хотя, когда тебя приглашает на сцену Кристоф Вальц, а за кулисами целует Лайза Минелли, это классно!

Джаред Лето в "Далласском клубе покупателей" получил все мыслимые призы, а теперь и премию "Оскар". Обойдя при этом таких артистов, как Брэдли Купер и Майкл Фассбендер.

Когда вы впервые почувствовали, что признание плывет в руки?

Джаред Лето: Знаете, мы работали до изнурения, и даже мысли не было, что фильм найдет такой отклик. Я еще никогда не попадал в фавориты. Премьера "Клуба" изменила мою жизнь, но, что важнее, изменила меня. Раньше я был вольная птица, от которой немногого ждали, а теперь эта награда заставит меня быть серьезней.

Сам себе писатель

В последние десятилетия установилась традиция: если режиссер сам написал сценарий, то, чтобы не создавать толчеи в режиссерской номинации, награждать его как сценариста. Оба свои "Оскара" Тарантино получил за сценарии: и Александр Пейн, и братья Коэн, и Вуди Аллен... Не миновала чаша сия и Спайка Джонза, спродюсировавшего, написавшего и поставившего один из самых интересных фильмов сезона "Она" - о том, как человек влюбляется в голос операционной системы компьютера.

Как вам пришла в голову такая нетривиальная мысль влюбить человека в машину?

Спайк Джонз: Она родилась из колебаний между двумя идеями: во-первых, хотелось снять что-то о влиянии компьтерной техники на нашу жизнь, а во-вторых, я долго носился с идеей снять фильм о любви. Эти идеи вяло сосуществовали в голове, пока вдруг не соединились и я не понял, что владею очень занимательной историей. Дальше - дело ремесла.

Сценарии ваших самых известных фильмов "Быть Джоном Малковичем" и "Адаптации" написаны Чарли Кауфманом, а здесь вы были многостаночником. Он не ревнует?

Спайк Джонз: У нас еще столько работы впереди, что на его долю хватит.

Вот и закончился вечер. Скучноватый, надо признать: и угадано все было заранее, и сама церемония не блистала. Ну что же - раз на раз не приходится, а завтра снова зажгутся огни в съемочных павильонах, и уже другие ленты встанут на старт. 

Культура Кино и ТВ Мировое кино "Оскар"-2014 Звездные интервью "РГ"