Новости

04.03.2014 00:28
Рубрика: Общество

Кто сжег Хатынь

История преступления 118 карательного батальона, сформированного из украинских националистов
Заигрывания с националистами (а это мы наблюдаем сегодня в Киеве) почти всегда заканчиваются одним - трагедией. И когда либералы протягивают им не всегда твердую, иногда и дрожащую руку в надежде на приобретение новых союзников, то с этой поры начинается путь к катастрофе. Националисты, нацисты - не из тех, что предпочитают тонкую игру либеральных политических полутонов и сложных дипломатических интриг. Их руки не дрожат, запах крови пьянит. Послужной список пополняется новыми и новыми жертвами. Они фанатично слепо уверены, что убитых ими врагов, а это "москали, жиды, проклятые русские", должно быть больше, еще больше. И тогда для национализма наступает время Хатыни.

Хатынь, всемирно известный памятник человеческой трагедии: то, что сделали там фашисты в марте 1943 года - согнали в сарай 149 мирных людей, половина из которых были дети, и сожгли, знают в Белоруссии все. Но многие годы никто никогда не позволял себе сказать вслух, из кого был сформирован 118-й специальный полицейский батальон.

Закрытый трибунал

Думаю, когда на киевском майдане главным идеологом и вдохновителем становится Бандера, когда националистические лозунги ОУН-УПА начинают звучать с новой боевой силой, надо и нам помнить, на что способны люди, исповедующие фашистскую идеологию.

До весны 1986-го я, как и большинство жителей Советского Союза, считал, что Хатынь уничтожили немцы - каратели специального батальона СС. Но в 1986 году появилась скупая информация, что военный трибунал в Минске судил бывшего полицая, некоего Василия Мелешко. Обычный по тем временам процесс. Вот как о нем рассказывал белорусский журналист Василий Зданюк: "В то время подобных дел рассматривали десятки. И вдруг немногочисленных журналистов, среди которых был и автор этих строк, попросили за дверь. Процесс объявили закрытым. И все же кое-что просочилось. Поползли слухи - на полицая "повесили" Хатынь. Василий Мелешко - один из ее палачей. А вскоре новое известие из-за плотно закрытой двери трибунала: разыскали несколько бывших карателей, в том числе некоего Григория Васюру, душегуба из душегубов..."

Как только стало известно, что в Хатыни зверствовали украинские полицаи, дверь в зал суда плотно закрыли, журналистов удалили. Первый секретарь ЦК КП Украины Владимир Щербицкий специально обратился в Центральный комитет партии с просьбой не разглашать информацию об участии украинских полицаев в зверском убийстве мирных жителей белорусской деревни. К просьбе тогда отнеслись с "пониманием". Но правда о том, что Хатынь уничтожили украинские националисты, перешедшие служить в 118-й специальный полицейский батальон, уже стала гласной. Факты и подробности трагедии оказывались невероятными.

Март 1943-го: хроника трагедии

Сегодня, спустя 71 год с того страшного мартовского дня 1943-го, трагедия Хатыни восстановлена почти поминутно.

Утром 22 марта 1943 года на пересечении дорог Плещеницы - Логойск - Козыри - Хатынь партизаны отряда "Мститель" обстреляли легковую машину, в которой ехал командир одной из рот 118-го батальона охранной полиции гауптман Ганс Вельке. Да-да, тот самый Вельке, любимец Гитлера, чемпион Олимпийских игр 36-го года. Вместе с ним были убиты еще несколько полицейских-украинцев. Устроившие засаду партизаны отступили. Полицаи вызвали на подмогу спецбатальон штурмбанфюрера Оскара Дирлевангера. Пока немцы ехали из Логойска, была арестована, а через некоторое время расстреляна группа местных жителей-лесорубов. К вечеру 22 марта каратели по следам партизан вышли к деревеньке Хатынь, которую и сожгли вместе со всеми ее жителями. Одним из тех, кто командовал расправой над мирным населением, был бывший старший лейтенант Красной Армии, попавший в плен и перешедший на службу к немцам, к тому времени - начальник штаба 118-го украинского полицейского батальона Григорий Васюра. Да, именно тот Васюра, которого судили в Минске, на закрытом процессе.

Из показаний Остапа Кнапа: "После того как мы окружили деревню, через переводчика Луковича по цепочке пришло распоряжение выводить из домов людей и конвоировать их на окраину села к сараю. Выполняли эту работу и эсэсовцы, и наши полицейские. Всех жителей, включая стариков и детей, затолкали в сарай, обложили его соломой. Перед запертыми воротами установили станковый пулемет, за которым, я хорошо помню, лежал Катрюк. Поджигали крышу сарая, а также солому Лукович и какой-то немец. Через несколько минут под напором людей дверь рухнула, они стали выбегать из сарая. Прозвучала команда: "Огонь!" Стреляли все, кто был в оцеплении: и наши, и эсэсовцы. Стрелял по сараю и я".

Вопрос: Сколько немцев участвовало в этой акции?

Ответ: "Кроме нашего батальона, в Хатыни было около 100 эсэсовцев, которые приехали из Логойска на крытых машинах и мотоциклах. Они вместе с полицейскими поджигали дома и надворные постройки".

Из показаний Тимофея Топчия: "Тут же стояло 6 или 7 крытых машин и несколько мотоциклов. Потом мне сказали, что это эсэсовцы из батальона Дирлевангера. Было их около роты. Когда вышли к Хатыни, увидели, что из деревни убегают какие-то люди. Нашему пулеметному расчету дали команду стрелять по убегавшим. Первый номер расчета Щербань открыл огонь, но прицел был поставлен неправильно и пули не настигали беглецов. Мелешко оттолкнул его в сторону и сам лег за пулемет..."

Из показаний Ивана Петричука: "Мой пост был метрах в 50 от сарая, который охранял наш взвод и немцы с автоматами. Я хорошо видел, как из огня выбежал мальчик лет шести, одежда на нем пылала. Он сделал всего несколько шагов и упал, сраженный пулей. Стрелял в него кто-то из офицеров, которые большой группой стояли в той стороне. Может, это был Кернер, а может, и Васюра. Не знаю, много ли было в сарае детей. Когда мы уходили из деревни, он уже догорал, живых людей в нем не было - дымились только обгоревшие трупы, большие и маленькие... Эта картина была ужасной. Помню, что из Хатыни в батальон привели 15 коров".

Следует отметить, что в немецких отчетах о карательных операциях данные об уничтоженных людях, как правило, ниже фактических. Например, в отчете гебитскомиссара города Борисова об уничтожении деревни Хатынь говорится, что вместе с деревней были уничтожены 90 человек жителей. На самом деле их было 149, все установлены поименно.


Январь 2014 года. Бандера стал знаменем майдана.Фото: ИТАР-ТАСС

118-й полицейский

Этот батальон был сформирован в 1942 году в Киеве преимущественно из украинских националистов, жителей западных областей, которые согласились сотрудничать с оккупантами, прошли спецподготовку в различных школах на территории Германии, надели нацистскую форму и приняли военную присягу на верность Гитлеру. В Киеве батальон "прославился" тем, что с особой жестокостью уничтожал евреев в Бабьем Яру. Кровавая работа стала лучшей характеристикой для отправки карателей в декабре 1942 года в Белоруссию. Кроме командира-немца, во главе каждого полицейского подразделения стоял "шеф" - немецкий офицер, курировавший деятельность своих подопечных. "Шефом" 118-го полицейского батальона был штурмбанфюрер Эрих Кернер, а "шефом" одной из рот - тот самый гауптман Ганс Вельке. Во главе батальона формально стоял немецкий офицер Эрих Кернер, которому было 56 лет. Но фактически всеми делами заправлял Григорий Васюра и пользовался безграничным доверием Кернера в проведении карательных операций...

Виновен. Расстрелять

14 томов дела N 104 отразили множество конкретных фактов кровавой деятельности карателя Васюры. Во время суда было установлено, что лично им были уничтожены более 360 женщин, стариков, детей. Решением военного трибунала Белорусского военного округа его признали виновным и приговорили к расстрелу.

Я видел черно-белые фотографии с того процесса. Читал заключение психиатрической экспертизы о том, что Васюра Г.Н. в период 1941-1944 гг. какими-либо психическими заболеваниями не страдал. На одной из фотографий на скамье подсудимых - испуганный семидесятилетний старик в зимнем пальто. Это Григорий Васюра.

Зверства в Хатыни были не единственными в послужном списке батальона, сформированного преимущественно из украинских националистов, ненавидящих советскую власть. 13 мая Григорий Васюра возглавлял боевые действия против партизан в районе села Дальковичи. 27 мая батальон проводит карательную операцию в селе Осови, где было расстреляно 78 человек. Далее операция "Коттбус" на территории Минской и Витебской областей - расправа над жителями села Вилейки, уничтожение жителей сел Маковье и Уборок, расстрел 50 евреев у села Каминская Слобода. За эти "заслуги" гитлеровцы присвоили Васюре звание лейтенанта и наградили двумя медалями. После Белоруссии Григорий Васюра продолжил служить в 76-м пехотном полку, который был разбит уже на территории Франции.

По окончании войны Васюре в фильтрационном лагере удалось замести следы. Только в 1952 году за сотрудничество с оккупантами трибунал Киевского военного округа приговорил его к 25 годам лишения свободы. В то время о его карательной деятельности ничего не было известно. 17 сентября 1955 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ "Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941 - 1945", и Григорий Васюра вышел на свободу. Вернулся к себе в Черкасскую область.

Когда сотрудники КГБ нашли и снова арестовали преступника, он уже работал заместителем директора одного из совхозов на Киевщине. В апреле 1984 года был даже награжден медалью "Ветеран труда". Каждый год его поздравляли пионеры с 9 Мая. Он очень любил выступать перед школьниками в образе настоящего ветерана войны, фронтовика-связиста и даже именовался почетным курсантом Киевского высшего военного инженерного дважды Краснознаменного училища связи имени М.И. Калинина - того, что окончил до войны.

История крайнего национализма всегда груба

... Известный французский публицист Бернар-Анри Леви считает, что на сегодняшний день лучшие европейцы - это украинцы. Надо полагать, именно те, что берут в осаду православные храмы, поджигают дома своих политических противников, кричат "геть!" всем, кому не по душе бандеровская вольница. Уже вслух разносится от правых радикалов-националистов - убей коммуниста, жида, москаля...

Видимо, философские воззрения не допускают, что эти суровые ребята на майдане, славные правнуки и последователи предводителя украинских националистов в 1940 - 50-х годах Степана Бандеры, готовы вершить историю с помощью оружия. И к философским диспутам вряд ли расположены. Философия крайнего национализма везде и во все времена была одинаково груба и радикальна - сила, деньги, власть. Культ собственного превосходства. Жителям белорусской деревни Хатынь в марте 1943-го каратели это и продемонстрировали.

В мемориале Хатыни, где только обожженные печные трубы с метрономами на месте бывших домов, стоит памятник: единственный выживший кузнец Иосиф Каминский с мертвым сыном на руках...

В Белоруссии до сих пор считается по-человечески невозможным сказать вслух, кто сжег Хатынь. На Украине наши родные братья, славяне, соседи... Отморозки бывают у каждого народа. Однако был такой специальный полицейский батальон, сформированный из украинских предателей...